Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Охотники и жертвы

Читайте в приложениях:
5400 уже добавило
Оценка читателей
4.45
  • По популярности
  • По новизне
  • Два урока спустя я в конце концов заработала право на ланч. Когда я ковыляла через кампус в столовую, сбоку пристроился Дмитрий. Ничего особенно божественного я в нем не заметила – если не считать того, что он божественно хорошо выглядел.
    – Полагаю, вы видели, что произошло в классе Стэна? – спросила я, не озабочиваясь формальностями.
    – Да.
    – Вам не кажется, что это было нечестно?
    – В смысле, прав ли он? По-твоему, ты действительно подготовлена в достаточной степени, чтобы защищать Василису?
    – Я сохранила ей жизнь, – потупив взор, промямлила я.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Заставлять пятилетних детей выводить «Василиса Драгомир» и «Розмари Хэзевей» – это было за гранью жестокости, и мы – или, точнее, я – реагировали соответственно. Я бросила в воспитательницу книгой и обозвала ее фашисткой. Я понятия не имела, что это слово означает, но умения попадать в движущуюся цель мне уже тогда было не занимать.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Ты будешь дополнительно заниматься с Беликовым?
    – Да, ну и что?
    – А то, что этот человек – бог.
    – Может, это немного чересчур? – спросила я.
    – Нет, я серьезно. В смысле, обычно он такой спокойный и даже замкнутый, но в схватках… Класс! Если ты думаешь, что натерпелась сейчас, то после занятий с ним будешь просто покойницей.
    Прекрасно. Все лучше и лучше.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • мной, а ведь ты обещала мне это.
    – У меня ничего подобного и на уме не было, – безучастно ответила она, глядя в пространство. – Клянусь! В смысле, я была расстроена после приема, но думала… думала, что сумею справиться. Я старалась, очень старалась… правда, Роза. Но потом пошла к себе в комнату, и увидела это, и… просто совсем запуталась. И я знала, что должна все убрать. Должна убрать, прежде чем все увидят, все узнают, но там было ужасно много крови… и потом, когда я все сделала, это оказалось слишком для меня… такое чувство, будто я вот-вот… не знаю… взорвусь, что ли, и я должна была выпустить всю мерзость из себя, понимаешь? Я должна была…
    Я прервала ее истерику:
    – Ладно, ладно, понимаю.
    Хотя я солгала. Я никогда не понимала этой ее истории с порезами. После аварии она поступала так время от времени, и каждый раз это ужасно пугало меня. Она пыталась объяснить мне, что она вовсе не хотела умереть, а просто нуждалась в том, чтобы как-то избавиться от негатива. Эмоции оказывались настолько сильны, говорила она, что физическая боль казалась единственной отдушиной, единственным способом избавиться от внутренней боли. Только так она могла справиться с ней
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • по-настоящему крутой, по-настоящему высоченный и по-настоящему взбешенный русский
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ничего не получится. Я буду со своим русским тюремщиком.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Он дугой выгнул бровь. Круто. Я всегда хотела освоить это искусство.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Никогда в жизни я не была с парнем полностью обнаженной. Это чертовски пугало – но и возбуждало тоже. Мы прильнули друг к другу, продолжая целоваться. И целовались, и целовались, и целовались. Его руки и губы завладели моим телом, и каждое прикосновение ощущалось как огонь.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Сидя рядом с Дмитрием, я откинулась на спинку сиденья и зевнула, остро ощущая, что наши руки соприкасаются. Чувство близости и связи между нами воспламеняло.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я замерла, какое-то время в мире не существовало ничего, кроме ощущения его прикосновения
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ответ пришел прежде, чем я успела задать себе вопрос. Я не могла стать подружкой Мейсона, потому что если и представляла кого-то, обнимающего меня и нашептывающего на ухо всякие вольности, в его словах должен был слышаться русский акцент.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Один
    Я почувствовала страх еще до того, как услышала крики.
    Ее ночной кошмар пульсировал внутри, вытряхивал меня из сна, в котором присутствовали побережье и сексапильный парень, втирающий мне в кожу масло для загара. Сознание заполонили ее образы – не мои: огонь и кровь, запах дыма, искореженный металл автомобиля. Страшные картинки обволакивали меня, душили, и так продолжалось до тех пор, пока некая рациональная часть сознания не напомнила, что это чужой сон.
    Я проснулась; пряди длинных темных волос прилипли ко лбу.
    Лисса металась и кричала во сне. Я выбралась из постели и быстро преодолела несколько разделяющих нас футов.
    – Лисс! – Я потрясла ее. – Лисс, проснись!
    Крики смолкли, сменившись тихим хныканьем.
    – Андрей… – простонала она. – О господи!
    Я помогла ей сесть.
    – Лисс, ты не там. Очнись.
    Спустя несколько мгновений ее веки затрепетали и поднялись; даже в тусклом свете было видно, что сознание в ней начинает брать верх над тем, что держало ее во сне. Бурное, прерывистое дыхание успокаивалось, и она склонила голову мне на плечо. Я обняла ее, провела рукой по волосам.
    – Все в порядке, – мягко приговаривала я. – Успокойся, все хорошо.
    – Мне снова приснился тот же сон.
    – Да. Понимаю.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я знала – он позаботится обо всем.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • моя аудитория больше, чем я ожидала. Несколько стражей – в том числе и Дмитрий – стояли в задней части комнаты.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Кто-то засмеялся, к ее удовольствию. Я вообразила, что отвечаю ей: «И это тоже», после чего шмякаю о стену церкви.
    В мои цитаты Удалить из цитат