Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • Maria1994
    Maria1994
    Оценка:
    26

    Вчера я смотрела фильм "Суд над Богом" - по заданию преподавателя этики. Фильм этот,как и книга Примо Леви, повествует об Освенциме. Я даже не собиралась ее читать (хватило и фильма),но удивительным образом "проглотила" за вечер. Само собою разумеется,что о подобных произведениях не скажешь:"Захватывающе! Великолепно!" (ибо что захватывающего в каждодневных страданиях и страхе?). Но читать их нужно,правда не слишком часто. Знаете,я будто сама побывала там,в Аушвице... Это страшно. У меня не было такого чувства даже тогда,когда я читала "Искру жизни" Эриха Марии Ремарка. Но это и понятно - ведь "Искра...",при всех ее достоинствах, - лишь художественное произведение,а "Человек ли это?" - воспоминания того,кто в действительности был на месте Лебенталя,Бухера,509-го и остальных. Того,кто каким-то чудом не сломался,не стал "доходягой"... Читая эти воспоминания по-настоящему переживаешь за Примо Леви и за его соузников. Больно становится в конце за тех,кто умер на пороге свободы,уже во временном госпитале на территории лагеря. И в конце от всей души желаешь автору оставаться таким же сильным человеком в нормальной жизни,каким он был в рукотворном аду.

    Читать полностью
  • Amatik
    Amatik
    Оценка:
    19

    Вот он, мужской взгляд на концлагерь изнутри. Без слез, без валокордина и таблеточек валерьянки у читателя рядом. Эта та правда, без которой уже не представляется Вторая мировая война и история еврейской нации.
    Примо Леви для меня - второй Франкл. Он на собственном примере выживания в концлагере показывает, что мораль - ничто, гигиена - не нужна, когда не удовлетворены первые физиологические потребности. Теория Маслоу вновь подтверждена. Но, как и в книге пани Живульской писатель все-таки пытается преподнести себя и близких товарищей как наивысших существ, готовых перепрыгнуть через свое животное начало. Но этого так мало, поверьте, в произведении, что Примо Леви прощается все, ему сопереживаешь и, как всегда, благодаришь небеса за то, что ты жив и тебя не было в то время.
    Стоит заметить, что в произведении вы не найдете акцента на то, что немцы - исчадие ада. Да, они абсурдны, точны, любят делать подсчеты и статистику. Они считают себя высшей нацией, особенно если у представителя белокурые волосы и голубые глаза, то он - лучший!
    Прочесть, действительно, нужно. И не только тем, кто любит читать еврейскую прозу или про концлагеря. Прочитать надо тем, кто увлекается историей, психологией и философией.
    P.S. Как дополнительный материал рекомендую небольшое творения Визеля.

    Читать полностью
  • AnitaK
    AnitaK
    Оценка:
    12

    Я принадлежу к тем, кто считает необходимым читать про лагеря как сталинские, так фашистские. Как художественную литературу, так и вот такую- можно сказать, полухудожественную. В которой совершенно неважно- каким писателем является Леви и художественные достоинства текста абсолютно вторичны.
    Потому что это книга про абсолютный ужас, про границы понятия "человек", про неописуемое счастье жить сейчас, а не тогда и там.
    Никакой оригинальностью она не поразит, читать её для щекотания нервов- бесполезно. Она просто очень повседневна и тривиальна и в этом её абсолютный кошмар.

  • paci
    paci
    Оценка:
    7

    Прочитала книгу за несколько часов - даже не заметила, как время пролетело. Когда оторвалась от чтения - испытала огромное облегчение от того, что я там, где я есть, что серые, тяжелые будни и убивающие, холодные ночи лагеря - это не моя реальность, это было маревом, окутавшем меня на эти несколько часов и открывшем ту страшную грань человеческих взаимоотношений, которую в обычных условиях никому из нас, к счастью, не узнать и не увидеть.
    Условия в фашистском лагере, организация быта, отношение к заключенным так сильно похожи на то, о чем писал Солженицын - "Один день Ивана Денисовича" и "Человек ли это?" - словно об одном лагере, только разными глазами. От этого еще страшнее - получается, что в нашей стране своих же граждан истребляли с той же жестокостью и безнаказанностью, что и евреев в Освенциме..

    Читать полностью
  • VasilenkoAnastasi...
    VasilenkoAnastasi...
    Оценка:
    7

    Отношусь к тем, кто уверен в необходимости читать и помнить. Книга-вакцина. Небольшое повествование изнутри. Повседневная рутина, пути выживания и много размышлений.

    Поэтому, что касается ужасающих подробностей, моя книга не прибавит ничего нового к известной всему миру чудовищной правде о лагерях смерти. Она написана не с целью выдвинуть новые обвинения; скорее содержащиеся в ней факты могут послужить для бесстрастного изучения некоторых особенностей человеческой души.

    Что есть человек и что человеком делает. Создание и разрушение человека. Надежда и память. Воля к жизни. Фашизм как явление. Человеческая личность, потерять которую легче чем жизнь.
    Память – убивает. Остов цивилизованности – позволяет выжить.
    Не смиряться с положением – последняя возможность выжить.
    Несмотря на отказ от подробностей в пользу изучения человеческой души, подробности есть. И они остаются буйками в памяти. Сон-отчаяние: пытаешься рассказать, а тебя не слушают. Ноль Восемнадцать без режима самосохранения, напоминающий ездовых собак из книг Джека Лондона. Немец, измазавший руку и вытерший ее о заключенного. Человек-вещь.

    Без злобы, без ненависти он вытирает сначала ладонь, потом тыльную сторону руки о мою спину. Невинный дикарь Алекс! Как бы он удивился, скажи ему кто-нибудь, что именно за этот поступок я сужу его сегодня, а с ним Паннвитца и несметное число других, таких же, как они, больших и маленьких, в Освенциме и где бы то ни было.

    Повествование с виду просто, но мне пришлось по вкусу.
    Отметила некоторую мифологичность, впрочем, не выносимую в постулат: инициативный Харон-перевозчик, лагерь-Вавилон и проклятье Вавилонской Карбидной башни, голодные сны Тантала.
    Еще немного.

    Только с этой книгой я поняла всю иронию «оркестра». Годы назад, слушая экскурсионный текст, рассматривая фотографии, что-то зацепило. Но только слова Леви «означили» это потаенное.

    Репертуар оркестра небогат: изо дня в день дюжина одних и тех же маршевых песен, дорогих сердцу каждого немца.
    Они накрепко вбиты в наше сознание; забывая лагерь, их мы забудем в последнюю очередь, ведь эти мелодии — голос лагеря, чувственный образ его математически выверенного безумия, эмоциональное выражение определенной идеи, смысл которой — сначала убить в нас все человеческое, чтобы потом проще было убивать физически.
    Когда мы слышим эту музыку, то знаем, что где-то во мраке маршируют, точно роботы, наши товарищи. Души их мертвы, музыка гонит их, как ветер сухие листья, заменяя волю, потому что у них больше нет воли. Они подчиняются ритму: каждый удар барабана — шаг, рефлекторное сокращение выжатых мышц. Немцы добились, чего хотели: десять тысяч шагают в ногу без чувств, без мыслей; они — безликая, четко отлаженная машина.
    Когда заключенные выходят из лагеря и входят в лагерь, эсэсовцы всегда тут как тут. Да и кто мог бы оспорить их право присутствовать на постановке, хореографами которой они сами же являются? Кто мог бы воспрепятствовать им смотреть на танец уже неживых людей, которые, колонна за колонной, уходят в туман и приходят из тумана? Разве это не самое наглядное доказательство их победы?
    Читать полностью