feb23sale
Полина Жеребцова

Полина Жеребцова

Нравится 2 Не нравится
Подписаться на автора
Вы 0 уже подписались
1 книга
Добавить все к моим книгам

моей маме хотелось для всех детей во дворе хоть раз в неделю устроить настоящий праздник. Чтобы все дети почувствовали себя сытыми и окруженными заботой. Так появился «Веселый день». В этот день, который выпадал на субботу или воскресенье, моя мама пекла огромное количество разнообразных пирогов, пирожков и булок и раздавала ребятишкам. Запивали компотом, разлитым в бумажные стаканчики. Когда все наедались, шли в парк кататься на каруселях – моя мама платила мелкую денежку, чтобы каждый ребенок мог разок прокатиться. Потом она покупала нам леденцы и мороженое. – Вот это да! – шептались соседи. – Надо же, как чудит! Зачем она заботится о чужих детях?! А дворовые малыши бежали к моей маме, обнимали ее, называли «наша любимая тетя Лена». И я, признаться, сильно ревновала, отпихивала их руками и ногами, повизгивала: – Это моя мама! Не трогайте! – за что нередко получала подзатыльники. – Не ревнуй! Ибо ревность и зависть есть страшные грехи человеческие! – учила меня мама. Она строила всех детей парами, и мы, держась за руки, шли по улице. Прохожие думали, что идет группа из детского сада. Соседки, видя, что раз в неделю можно на целый день избавиться от своего ребенка, души в маме не чаяли и слово «спасибо» кричали из окон на разных языках.
моей маме хотелось для всех детей во дворе хоть раз в неделю устроить настоящий праздник. Чтобы все дети почувствовали себя сытыми и окруженными заботой. Так появился «Веселый день». В этот день, который выпадал на субботу или воскресенье, моя мама пекла огромное количество разнообразных пирогов, пирожков и булок и раздавала ребятишкам. Запивали компотом, разлитым в бумажные стаканчики. Когда все наедались, шли в парк кататься на каруселях – моя мама платила мелкую денежку, чтобы каждый ребенок мог разок прокатиться. Потом она покупала нам леденцы и мороженое. – Вот это да! – шептались соседи. – Надо же, как чудит! Зачем она заботится о чужих детях?! А дворовые малыши бежали к моей маме, обнимали ее, называли «наша любимая тетя Лена». И я, признаться, сильно ревновала, отпихивала их руками и ногами, повизгивала: – Это моя мама! Не трогайте! – за что нередко получала подзатыльники. – Не ревнуй! Ибо ревность и зависть есть страшные грехи человеческие! – учила меня мама. Она строила всех детей парами, и мы, держась за руки, шли по улице. Прохожие думали, что идет группа из детского сада. Соседки, видя, что раз в неделю можно на целый день избавиться от своего ребенка, души в маме не чаяли и слово «спасибо» кричали из окон на разных языках.