Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • bookeanarium
    bookeanarium
    Оценка:
    38

    Год 2013 может запомниться как год фанфиков: этот жанр стал самым популярным в литературе и киноискусстве. Даже кинофильм «Хоббит: Пустошь Смауга», который сейчас показывают во всех кинотеатрах страны – фанфик, то есть «снят по мотивам…», что в переводе Питера Джексона означает «я всё придумал заново, но на основе настоящих героев». Суть фанфика (от англ. Fan-fiction – фанатская литература) именно в этом: любительское сочинение по мотивам популярных оригинальных произведений литературы, кино, аниме, компьютерных игр, когда яркие персонажи берутся из канонической истории, но попадают в новые ситуации, не запланированные автором.

    Сочиняются бесконечные приквелы, сиквелы, продолжения похождений, номерные выпуски и всевозможные «Шерлок Холмс: Игра теней» с Робертом Дауни-младшим или совсем уж малопригодная для просмотра версия с Игорем Петренко в роли пролетарского детектива. Но с известными персонажами фильмов и книг всё понятно: народ жаждет зрелищ в приглянувшемся мире и голосует рублём за очередную «не разбирайте декорации, выходите на бис, покажите что-нибудь новенькое».

    В такой ситуации даже сам автор, если ещё жив, начинает дописывать продолжение, два ярких примера: Сергей Лукьяненко с его «Дозорами» и Анджей Сапковский, он через 14 лет молчания презентовал в октябре этого года 404-страничное продолжение саги о Ведьмаке «Сезон гроз» (с польского на русский ещё не переведён).

    Но одно дело – издавать продолжения об известных героях, а другое – применить технологию фикрайтерства (что поделать, именно так называется способ создания фанфиков) для создания биографии человека, о котором никто не слышал. Как про брата Владимира Набокова. Про него написан роман в жанре «RPF» (англ. real person fiction) — героями таких произведений являются реально существующие люди, как правило, знаменитости.

    С одной стороны, такие произведения за гранью добра и зла: на минуту представьте, что про вас написали книгу, где о человеке с вашим именем, внешностью, местом жительства, родом деятельности происходит то, что с вами, может быть, никогда и не случалось. Или случалось. Как повезёт. Представили? И если Артур Конан-Дойль говорил своим последователям про Шерлока Холмса «Жените его, убивайте, делайте с ним, что хотите», то автора понять ещё можно: персонаж-то выдуманный. Сочинять же про реальных людей художественную литературу – всё же немного странно.

    Хотя Пол Расселл настаивает: написать обычную биографию о брате Владимира Набокова – задача невыполнимая, слишком уж мало фактов. Сергей Набоков погиб в 1945 году в немецком концлагере, о чём его знаменитый брат написал так: «Это известие меня сразило, так как, на мой взгляд, Сергей был последним, кого в моём понимании могли арестовать (за его „англосаксонские симпатии“): безобидный, праздный, трогательный человек…». Пожалуй, это описание характеризует и всю книгу.

    Стоит добавить, что гомофобам её читать категорически не рекомендуется, а на обложке не помешало бы разместить значок рейтинга NC-21 (no children-21, то есть для лиц старше 21 года). Время действия – первая половина ХХ века – прописано идеально, известных деятелей культуры целый цветник: Гертруда Стайн, Жан Кокто, Игорь Стравинский, Сергей Дягилев (и другие), но основной оттенок этого цветника – ярко-голубой.

    «Кокто быстро прошелся по переполненному бару, остановившись у столика, за которым сидели Пикабиа и Тцара. А поговорив с ними, присел рядом со мной у стойки и сказал: "Вы замечали, насколько джаз превосходит алкоголь? Неизмеримо. Спиртное одурманивает мозг, между тем как джаз пьянит душу».
    Читать полностью
  • igori199200
    igori199200
    Оценка:
    27

    Любовь к романам Набокова Владимира - история для меня сокровенная. Сокровенная с тех самых минут, когда в где-то лет в четырнадцать я взял в руки его "Машеньку" и влюбился навсегда в этот язык, стилистику, эстетику. Потом, тоже в 14-ть, проснилось мне и "Приглашение на казнь", сном тяжелым, загадочным и прекрасным, а в 15-ть - как только у меня появился компьютер - была жадно прочитана с монитора взорвавшая мне мозг "Лолита" (с последующим заучиванием любимых кусков наизусть )... Потом настал черед и других его книг, все так же бьющих в сердцевину сознания и остающихся там застывшими сновидениями.
    К чему я все это?..
    К тому, что за все эти годы многолетней любви к творчеству Набокова о его брате Сергее я почти ничего не слышал. Разве что имя в биографии встречал, без каких-либо подробностей. Поэтому когда с одной моей знакомой у нас зашел разговор о Набокове, их семье и дошел до Сергея, мое внимание заострилось.
    Жизнь этого самого мало кому известного брата - словно какой-нибудь из ненаписанных романов. Бегство из России, эмиграция, долгая размолвка с семьей, жизнь впроголодь в Париже, общение с такими великими людьми, как Жан Кокто, Гертруда Стайн, Сергей Дягилев (и многими другими), короткая и счастливая любовь к австрийскому аристократу, нацистский концлагерь, стоическое принятие судьбы, помощь другим заключенным, жертвам режима НСДАП, преждевременная смерть.
    Прочитав о Сергее все, что удалось найти в Интернете, я узнал и о существовании этой книги, заполучил ее и принялся с огромным интересом. Но очень скоро ожидания сменились разочарованием.
    Дело даже не в том, что по большей части это фантазии и домыслы автора.
    Дело даже не в том, что богатейший биографический материал судеб членов семьи Набоковых на фоне исторических катаклизмов (большевистский переворот, эмиграция, становление нацистского режима) подан так, словно в плохих фильмах про Екатерину и Распутина, где главное - совсем не история.
    Дело не в том, что не этично это - рыться в простынях давно умерших людей (а 70% книги, к сожалению, составляет именно такое рытье).
    Дело не в том, что это не шедевр словесности.
    Дело, может быть, в том, что такой человек, как Сергей Набоков, заслуживает романа совсем другого уровня. Если верить воспоминаниям современников о нем, "это был человек, которого любили: друзья, знаменитости, самые дальние родственники, собратья по бараку... <Он> по общему мнению излучал свет и добро".
    А вместе качественного романа на богатейшем материале мы имеет то, что имеем.
    Достоинства, конечно, у книги есть. Парижская часть (последняя треть романа) вытягивает на уровень хорошей прозы, и здесь много достойных страниц. К тому же и расширить кругозор с помощью книги можно (я, например, открыл для себя творчество незаслуженно забытого в России Павла Челищева). Да и, к сожалению, ничего лучшего пока на эту тему не написано. Хотя история семьи Набоковых - это бесценный сюжет для объемной такой семейной саги. Сериал бы что ли ВВС сняло.

    Читать полностью
  • kust-sireni
    kust-sireni
    Оценка:
    13

    Очень красивая книга, как машина времени переносящая в другую эпоху. Начав читать, после первых 50 страниц проверил, точно ли это роман, а не экспериментальная биография (помню, такая была о Высоцком). Сама история Сергея довольно душещипательная, способная удерживать интерес до самого финала.
    Здоровский роман - поучительная семейная драма о семейном конфликте. Сложно теперь сказать, какого Набокова я теперь люблю больше, Владимира или Сергея.

  • SaganFra
    SaganFra
    Оценка:
    12

    Совсем неожиданная история прячется за обложкой этой книги. Я прочитала хороший откровенный роман о судьбе Сергея Набокова в тени великого брата Владимира Набокова.

    Родившись всего на одиннадцать месяцев позже Владимира, Сергей с самого детства был тенью брата. Сергей был другой, особенный. Его увлекали молодые землепашцы на полях в имениях родителей. Он часто любовался их потными мужицкими спинами, улавливал напряжения их мышц под опаленной солнцем коже. Его с юности привлекали мужчины. Вообще, в роду у Набоковых были гомосексуалисты, Сергей не был первым. Как к этому относились родители Сергея? Понятно, что никто не одобрял, но и из дому не прогнали. Просто аристократично обходили эту тему. Делали вид, что все нормально.

    Детство, проведенное в Петербурге, посещение театра и оперы, высшее общество – все это разом закончилось с приходом трагических для российской монархии революционных событий. Конечно, эти события сыграли свою роль и в семействе Набоковых. Тут, и так не часто пересекавшиеся, пути братьев разошлись. Сергей пустился во все тяжкие в Лондоне, потом в Париже, Владимир переехал в Берлин. Молва о бурных романах Сергея шлейфом следовала за ним. Его имя часто упоминалось со скандальными личностями: Жаном Кокто, Сергеем Дягилевым, Гертрудой Стайн, Пабло Пикассо, Сержем Лифарем.
    Владимир относился к этому факту осуждающе и, вероятно, стыдился брата:

    «Говорить о другом моем брате мне, по различным причинам, необычайно трудно, — пишет Набоков. — Он не более чем тень на заднем плане самых пестрых и подробных моих воспоминаний»

    Владимир Набоков известный писатель, наделенный талантом писательства, уважаемый человек в литературной среде. Сергей Набоков, кто он? Просто уставший от гедонизма, избалованный роскошью подаренной богатым любовником, одурманенный опиумными парами человек? Автор скупо приоткрывает душу главного героя. На первый план тут выставлены пороки, запретная страсть и вечный праздник. Ну, никогда не поверю, что Сергей Набоков бездумно проживал свою жизнь, не задумываясь о будущем. Это был человек с трагической судьбой, немного ущербный. И он сам в этом сознавался. Сергею когда-то приснился сон, как будто к нему обращается Бог:

    «Когда Я сотворял тебя, — признался Он, — у Меня вышел запас душ, и потому пришлось, понимаешь ли, наделить тебя чем-то, что хоть и похоже на душу, но, увы, настоящей душой не является. Всего лишь очень хорошей копией. Я и сказать тебе не могу, как грустно Мне признаваться в этом, но теперь ничего уже не попишешь».

    Это хорошо написанный биографический роман на историческом фоне. Перед нами раскрываются не только основные вехи истории семейства Набоковых, но и сама эпоха. Эпоха поваленного режима, эпоха эмиграции и выживания за границей, где в кафе тебя мог обслуживать бывший высокий чин.

    — Знаешь анекдот? — сказал он. — Сидят в кафе двое мужчин. Один спрашивает у другого: «Видишь бармена? Так вот, в Москве он был банкиром». Другой говорит: «Видишь того официанта? Он был полковником русской армии». А первый: «Видишь ту таксу? На Украине она была датским догом».

    Горькая правда.

    Читать полностью
  • NataliFem
    NataliFem
    Оценка:
    10

    Отныне беру с себя обещание: внимательно читать аннотацию и рецензии к книге, и только потом браться за чтение, чтобы не ожидать лишнего и не разочаровываться. Когда я брала эту книгу в руки, я ожидала увидеть жизнь семьи Набоковых и некоторые исторические события глазами забытого в тени младшего брата. Но получила я нечто совсем иное, и вот это иное меня ни капельки не заинтересовало. Скажу сразу, книгу я не дочитала, поэтому буду говорить только о том, что успела захватить.

    Что по мне, так это история становления гомосексуальной личности. Набоковы в книге появляются только для того, чтобы обсудить "странности" Сергея, а наиболее заметной и интересной личностью выглядит почему-то не писатель Владимир Набоков, а дядя Рука, который тоже был геем. и если книга действительно об этом, то почему автор выбрал именно такого героя? Для чего было вплетать революционную Россию и фашистскую Германию? Почему он описывает переживания некой совершено отстраненной личности, в которую вообще не верится?

    Что касается исторического контекста, то мне кажется, что никакой ценности книга в этом плане не несет. Это не автобиография, которая истинно предает характеры великих личностей, встречавшихся на пути героя. И, как я почерпнула, в одной из рецензий, о Сергее Набокове вообще мало что известно. А потому биографичность книги кажется мне крайне сомнительной. Увы, я не нашла в ней того, что искала.

    Читать полностью