Книга недоступна

Недоподлинная жизнь Сергея Набокова

3,4
5 читателей оценили
366 печ. страниц
2013 год
16+
Оцените книгу
  1. bookeanarium
    Оценил книгу

    Год 2013 может запомниться как год фанфиков: этот жанр стал самым популярным в литературе и киноискусстве. Даже кинофильм «Хоббит: Пустошь Смауга», который сейчас показывают во всех кинотеатрах страны – фанфик, то есть «снят по мотивам…», что в переводе Питера Джексона означает «я всё придумал заново, но на основе настоящих героев». Суть фанфика (от англ. Fan-fiction – фанатская литература) именно в этом: любительское сочинение по мотивам популярных оригинальных произведений литературы, кино, аниме, компьютерных игр, когда яркие персонажи берутся из канонической истории, но попадают в новые ситуации, не запланированные автором.

    Сочиняются бесконечные приквелы, сиквелы, продолжения похождений, номерные выпуски и всевозможные «Шерлок Холмс: Игра теней» с Робертом Дауни-младшим или совсем уж малопригодная для просмотра версия с Игорем Петренко в роли пролетарского детектива. Но с известными персонажами фильмов и книг всё понятно: народ жаждет зрелищ в приглянувшемся мире и голосует рублём за очередную «не разбирайте декорации, выходите на бис, покажите что-нибудь новенькое».

    В такой ситуации даже сам автор, если ещё жив, начинает дописывать продолжение, два ярких примера: Сергей Лукьяненко с его «Дозорами» и Анджей Сапковский, он через 14 лет молчания презентовал в октябре этого года 404-страничное продолжение саги о Ведьмаке «Сезон гроз» (с польского на русский ещё не переведён).

    Но одно дело – издавать продолжения об известных героях, а другое – применить технологию фикрайтерства (что поделать, именно так называется способ создания фанфиков) для создания биографии человека, о котором никто не слышал. Как про брата Владимира Набокова. Про него написан роман в жанре «RPF» (англ. real person fiction) — героями таких произведений являются реально существующие люди, как правило, знаменитости.

    С одной стороны, такие произведения за гранью добра и зла: на минуту представьте, что про вас написали книгу, где о человеке с вашим именем, внешностью, местом жительства, родом деятельности происходит то, что с вами, может быть, никогда и не случалось. Или случалось. Как повезёт. Представили? И если Артур Конан-Дойль говорил своим последователям про Шерлока Холмса «Жените его, убивайте, делайте с ним, что хотите», то автора понять ещё можно: персонаж-то выдуманный. Сочинять же про реальных людей художественную литературу – всё же немного странно.

    Хотя Пол Расселл настаивает: написать обычную биографию о брате Владимира Набокова – задача невыполнимая, слишком уж мало фактов. Сергей Набоков погиб в 1945 году в немецком концлагере, о чём его знаменитый брат написал так: «Это известие меня сразило, так как, на мой взгляд, Сергей был последним, кого в моём понимании могли арестовать (за его „англосаксонские симпатии“): безобидный, праздный, трогательный человек…». Пожалуй, это описание характеризует и всю книгу.

    Стоит добавить, что гомофобам её читать категорически не рекомендуется, а на обложке не помешало бы разместить значок рейтинга NC-21 (no children-21, то есть для лиц старше 21 года). Время действия – первая половина ХХ века – прописано идеально, известных деятелей культуры целый цветник: Гертруда Стайн, Жан Кокто, Игорь Стравинский, Сергей Дягилев (и другие), но основной оттенок этого цветника – ярко-голубой.

    «Кокто быстро прошелся по переполненному бару, остановившись у столика, за которым сидели Пикабиа и Тцара. А поговорив с ними, присел рядом со мной у стойки и сказал: "Вы замечали, насколько джаз превосходит алкоголь? Неизмеримо. Спиртное одурманивает мозг, между тем как джаз пьянит душу».
  2. igori199200
    Оценил книгу

    Любовь к романам Набокова Владимира - история для меня сокровенная. Сокровенная с тех самых минут, когда в где-то лет в четырнадцать я взял в руки его "Машеньку" и влюбился навсегда в этот язык, стилистику, эстетику. Потом, тоже в 14-ть, проснилось мне и "Приглашение на казнь", сном тяжелым, загадочным и прекрасным, а в 15-ть - как только у меня появился компьютер - была жадно прочитана с монитора взорвавшая мне мозг "Лолита" (с последующим заучиванием любимых кусков наизусть )... Потом настал черед и других его книг, все так же бьющих в сердцевину сознания и остающихся там застывшими сновидениями.
    К чему я все это?..
    К тому, что за все эти годы многолетней любви к творчеству Набокова о его брате Сергее я почти ничего не слышал. Разве что имя в биографии встречал, без каких-либо подробностей. Поэтому когда с одной моей знакомой у нас зашел разговор о Набокове, их семье и дошел до Сергея, мое внимание заострилось.
    Жизнь этого самого мало кому известного брата - словно какой-нибудь из ненаписанных романов. Бегство из России, эмиграция, долгая размолвка с семьей, жизнь впроголодь в Париже, общение с такими великими людьми, как Жан Кокто, Гертруда Стайн, Сергей Дягилев (и многими другими), короткая и счастливая любовь к австрийскому аристократу, нацистский концлагерь, стоическое принятие судьбы, помощь другим заключенным, жертвам режима НСДАП, преждевременная смерть.
    Прочитав о Сергее все, что удалось найти в Интернете, я узнал и о существовании этой книги, заполучил ее и принялся с огромным интересом. Но очень скоро ожидания сменились разочарованием.
    Дело даже не в том, что по большей части это фантазии и домыслы автора.
    Дело даже не в том, что богатейший биографический материал судеб членов семьи Набоковых на фоне исторических катаклизмов (большевистский переворот, эмиграция, становление нацистского режима) подан так, словно в плохих фильмах про Екатерину и Распутина, где главное - совсем не история.
    Дело не в том, что не этично это - рыться в простынях давно умерших людей (а 70% книги, к сожалению, составляет именно такое рытье).
    Дело не в том, что это не шедевр словесности.
    Дело, может быть, в том, что такой человек, как Сергей Набоков, заслуживает романа совсем другого уровня. Если верить воспоминаниям современников о нем, "это был человек, которого любили: друзья, знаменитости, самые дальние родственники, собратья по бараку... <Он> по общему мнению излучал свет и добро".
    А вместе качественного романа на богатейшем материале мы имеет то, что имеем.
    Достоинства, конечно, у книги есть. Парижская часть (последняя треть романа) вытягивает на уровень хорошей прозы, и здесь много достойных страниц. К тому же и расширить кругозор с помощью книги можно (я, например, открыл для себя творчество незаслуженно забытого в России Павла Челищева). Да и, к сожалению, ничего лучшего пока на эту тему не написано. Хотя история семьи Набоковых - это бесценный сюжет для объемной такой семейной саги. Сериал бы что ли ВВС сняло.

  3. kust-sireni
    Оценил книгу

    Очень красивая книга, как машина времени переносящая в другую эпоху. Начав читать, после первых 50 страниц проверил, точно ли это роман, а не экспериментальная биография (помню, такая была о Высоцком). Сама история Сергея довольно душещипательная, способная удерживать интерес до самого финала.
    Здоровский роман - поучительная семейная драма о семейном конфликте. Сложно теперь сказать, какого Набокова я теперь люблю больше, Владимира или Сергея.