Мост через реку Квай

Оцените книгу

О книге

Это одна из немногих книг западных авторов об азиатской стороне Второй мировой войны. Пьер Буль сам участвовал в военных действиях в составе сил «Свободной Франции» в Китае, Бирме и Индонезии. Об этом трудном периоде своей жизни в качестве военнопленного в Юго-Восточной Азии Буль рассказал в своем самом известном произведении «Мост через реку Квай».

Захваченные в плен японцами британские солдаты и их командир полковник Николсон вынуждены строить железнодорожный мост через реку Квай в Бирме. Тем временем командование направляет спецгруппу для уничтожения этого стратегически важного объекта.

Во Франции роман был отмечен литературной премией (prix Sainte-Beuve) и выходил по всему миру многомиллионными тиражами. Дэвид Лин снял одноименный фильм, получивший 7 «Оскаров». Фильм был включен в 100 самых выдающихся картин по мнению Американского института кино и признан историческим, культурным и художественным достоянием.

Подробная информация

Дата написания: 1952

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785040983582

Дата поступления: 22 ноября 2018

Объем: 274.4 тыс. знаков

  1. TibetanFox
    Оценил книгу

    Лирическое отступление. Я долго тянула с написанием тысячной рецензии, потому что мне хотелось, чтобы она была непременно на отличную книжку, которой я без сомнений поставила бы пять звёзд и настроилась когда-нибудь её перечитать. Однако чем больше я читаю, тем придирчивее отношусь к книгам, и "троечка" - это вполне хорошая оценка, а "пятачок" с каждым годом появляется всё реже, уходя в какую-то запредельную и недосягаемую область. Однако мне всё же повезло, когда я комплексно взялась за небольшую книжечку "Мост через реку Квай". Комплексно - потому что сразу же посмотрела ещё и лавроносную экранизацию.

    Пьер Буль пишет широко и размашисто: сюжет бежит быстро, события описаны ровно настолько, чтобы понять, что происходит; вся мотивация персонажей и их характер не рассусоливается по монологам, объяснениям и описаниям, а вытекает из их поступков. Может быть, именно поэтому книга прекрасно подошла для экранизации — всё уже готово и понятно из визуального ряда, кроме, разве что, господина начальника лагеря военнопленных, японца Сайто, потому что в традиционно японском характере быть скрытным донельзя и постоянно стремиться "не потерять лицо", постепенно действительно его из-за этого навязчивого стремления теряя. От Пьера Буля досталось национальным характерам и японцев, и англичан. Вспоминаем Всеволода Овчинникова — "Сакуру и дуб". Вот тут ветка сакуры сломалась под напором ветра, а дуб он и есть дуб, настоящий прочный и непробиваемый дубовый лоб, который при этом не глуп, но уж очень деревянен. Вот если бы такой истинно британский имперский характер закинули бы не в плен к японцам, а куда-нибудь на Марс (привет, Энди Вейер (или как бы там твою фамилию не транскрибировали (о боже, сколько скобочек с подкомментами, добавлю-ка я ещё))), то он и там бы вставал в определённое время, делал зарядку, расчёсывал усики специальной щёткой, ходил в накрахмаленном воротничке и непременно пил чай, куда же без этого. В "Мосте через реку Квай" показано, как дисциплинированно, последовательно и продумано, cnhjuj по правилам и регламенту британцы торчат в плену. Ещё одна отсылка — "Бойня номер пять" Воннегута. Помните, как Билли Пилигрим и остальные жалкие американские пленные попали к британцам, устроившим у себя в плену мини-Англию, а британцы вели себя, как джентльмены, устроили званый ужин и даже показали спектакль с феечками, которых играли мужики? У Пьера Буля есть похожая сцена, где военнопленные ставят спектакль, тоже с мужчинами, исполняющими дам, и добротно так, продуманно и надёжно гогочут во всё горло. Всё надо исполнять до конца и на века, чтобы после себя оставить истинно имперское великое что-то, пусть оно формально и будет принадлежать врагу. Уж если сидеть в плену, то сидеть качественно.

    Сам мост через реку Квай, мост между двумя культурами, японцы и англичане кладут по-разному. Японцы лепят его из недолговечного бамбука, чуть ли не птичьих перьев и сиюминутности, всё равно всё в природе тлен и в прах обратится, потом сделаем новый. Не такие британцы. Упади на их мост через реку Квай атомная бомба - река взорвётся, тропические леса вокруг взорвутся, а мост стоять останется. Кстати, про "взорвать". Ведь точно таким же добротным британцам, как тем, которые в плену строят мост (опять же по всем правилам), дают задание этот мост взорвать. И тут дуболомная британская правильность наталкивается на точно такую же дуболомную правильность с другой стороны. На стыке этой чересчур правильности и рождается фирменный английский абсурд, английский юмор, хотя в "Мосте через реку Квай" как раз не до смеха. Может, в этом и есть секрет всего такого британского-перебританского? Всё настолько правильно, что этого просто не может быть? Примечательно, что писал-то всё это француз, которые со своей более свободной фривольной колокольни вполне себе успешно рассматривает соринки в глазу соседа прямо через Ла-Манш (вдалеке слышится крик АНГЛИЙСКИЙ КАНАЛ, КОРОЛЕВА ВИКТОРИЯ, УРА, УРА).

    В итоге получилась очень изящная и стремительная книга, в которой шпионы, диверсанты и война где-то на втором плане, даже характеры на втором плане, а на первом — вопрос, правильно ли быть чересчур правильным? Нормально ли быть чересчур нормальным? Где вообще начинается этот чересчур? Сейчас читается чуть больше со скрипом, потому что времена британского имперского насаждения превосходства прошли, но кто вполне понимает, к чему для главного героя даётся характеристика "скорее всего, знает Киплинга наизусть", тому может зайти очень в жилу. От меня же точно высший балл.

  2. rhanigusto
    Оценил книгу

    …военный роман без войны…

    …в ходе одного из эпизодов Второй мировой капитулирует и практически сдаётся в японский плен целый полк британских войск. Во главе с цельным полковником — неким Николсоном. Каковой храбрец, конечно, записной. Но, и дундук оказывается немалый. На уровне советского прапорщика примерно. Для которого честь мундира становится важнее постулата: на войне все средства хороши. По отношению к своему подразделению вполне может считаться оружием массового поражения внутренне-подрывного характера. Завязка текста построена на противоборстве желания японского командования улучшить логистику таиландских территорий (…именно там и расположен лагерь с пленными англичанами…) для развёртывания полномасштабного наступления на индийские позиции и, соответственно, нежелания пленных этому начинанию способствовать. Вопреки логике, здравому смыслу и мнению большинства своих солдат и офицеров, Николсон принимает волевое решение возвести на заранее определённом японцами участке железнодорожный мост через реку из названия романа. И не просто отрезок транспортной инфраструктуры, но такое творение западного инженерного гения, глядя на которое неотёсанным японцам станет действительно совестно своей варварской сущности. Топорный задор комбата постепенно распространяется на подчинённых; патриотический героизм оборачивается сюрреалистическим безумием…

    …траченная известной долей контрнациональной иронии (…а как же — история о британских военнопленных, написанная французом!..), капитальность булевского «Моста» опирается, как это ни парадоксально, не на сюжетные и фактологические фермы, опоры и перекрытия, а на пустоты текстового конструктива. «Мост» интереснее всего начинает звучать именно там, где читатель перестаёт ощущать прочность конструкции романа. Там, где, в силу различных причин (…идеологических, субъективных, социокультурных…), нарративу приходится подгонять вещественные проектные воспоминания под аморфные, но современные и своевременные обстоятельства. Побывавший самостоятельно в шкуре собственных героев (…Буль в сороковых почти год провёл в плену у сторонников режима Виши в Индокитае…) автор конденсирует килотонны слов в какие-то полторы сотни страниц. Доводя напряжение внутреннего сопротивления текста до совершенно неприличных значений. Для достижения поставленной цели, при этом, не задействуя ни мясорубку Гийоты, ни даже «всеобщее свинство» Селина…

    …в деталях, конечно же, «Мост» не выдерживает никакого противопоставления советской, да и постсоветской военной прозе. Компетентный читатель классики означенного жанра с трудом, надо сказать, будет сдерживать здесь снисходительную улыбку: читаешь, вот себе читаешь, и вдруг, в последнюю минуту, какой-нибудь тривиальный, банальный или вовсе уж смехотворный авторский пассаж непременно опрокидывает тщательно выстроенную композицию. В защиту, правда, можно отметить, что Буль, как и положено отменному романисту, сочиняет с размахом: события держат в постоянном тонусе. Всюду снуют агенты, диверсанты, партизаны; мало только, что не самураи. Ну, а в действительности же, будь японские войска настолько некомпетентны и неорганизованны — атомной бомбардировки гражданских населённых пунктов на островах Хонсю и Кюсю легко можно было бы избежать…

  3. KontikT
    Оценил книгу

    Встречалась с этим автором , но совсем в другой по тематике, по жанру книге-то была фантастика, а тут вдруг реальность - Вторая Мировая Война, Азия, плен.
    Да , конечно читать о жизни военнопленных нелегко, конечно сочувствуешь им и всегда осуждаешь тех, у кого они оказываются в плену, но в этой книге автор хоть и пишет о тяжестях их жизни посвящает книгу совсем другому.
    В книге во первых мост становится как бы мостом соединяющим или разъединяющим две культуры - Восток и Запад. Мне, живущей в Азии, хоть я и не принадлежу ни к одной азиатской национальности , было обидно читать из уст британских военнопленных, слова постоянно оскорбляющие японцев- образина, варвар, тупой и т.п. Британцы же это конечно цивилизованный мир в их устах. Забыли они наверно о цивилизациях , которые были там задолго до Британской империи.
    Но главное даже не в этом. В книге описан британский полковник, уж до того честный, что он готов убить своих же соплеменников, лишь бы доказать, что Британская империя все делает правильно, на века, что она выше всех. Не задумываясь о последствиях он отстаивает строительство моста, его целостность, даже наверно не задумываясь для чего он построен, что с его постройкой, японцам будет легче воевать с Британией. Конец привел в шок, когда он набросился на своего же соотечественника.
    Сама ситуация конечно комичная, если не считать ее горькой-британские военнопленный строят мост и в то же время британские диверсанты получают задание его уничтожить. Страшно даже представить.
    Не знаешь какой стороне посочувствовать.
    Я думаю, если бы автор был англичанин, он бы не смог так написать об этом конфликте, но здесь автор дал себе волю немного поиздеваться над английской педантичностью, которая в принципе всегда нравится многим, но вот к чему может привести такое, как раз и описано в книге.
    Сухо, сжато но в то же время вполне емко все описано.