Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • LadaVa
    LadaVa
    Оценка:
    157

    В словах Лескова "Нельзя хромать на оба колена. Нельзя одновременно любить Льва Толстого и Иоанна Кронштадского." слышен дворовый клич : "Наших бьют!" и если вы, дескать, не определитесь немедля кто тут ваши "наши", сейчас и вам наваляют.
    Только и всего, только и всего...-
    Тяжелая, надо сказать, книга. Я моментально захромала на оба колена - так мне жалко стало обоих старичков. Признаю ли я гений Толстого? Да. Он гений. Кто прав в этом споре? Иоанн Кронштадский.
    К чему упрекать отца Иоанна в несдержанности и агрессивности? Эти упреки возможны только, если веру считать чем-то вроде партийной принадлежности. Как бы не в самом деле, как бы имидж такой мессидж.
    Тогда спор выстраивается по-другому.
    Если вы верите, то для вас утверждение Толстого, что Мария родила вовсе не Сына Бога, а ребеночка неизвестно от кого - это личное оскорбление, оскорбление Вашей матери и Вашего отца. За такое морду бьют.
    Если же вы не верите, то вы не сможете поверить даже в то, что Иоанн воспринял это оскорбление, как личное. Чего ему, скажете вы, надо? У вас одна версия, у нас другая, делов-то. Ваши вон вообще... небезупречны. Граф наш искренен, аки дитя, добра всем хочет, а попы зажрались и изолгались. Толстой-то, между прочим, вообще от денег отказался, до того хороший.

    Только думается, честнее брать тысячи пожертвований и отдавать их нуждающимся, чем объявить деньги злом, переложив заботы по содержанию себя на жену. Кагбэ о недостойном пусть заботятся недостойные.

    И всё бы ничего, если бы в дело не вмешалась политика и интеллигенствующая масса.
    "Запретить!", - сказали власть имущие о Толстом.
    "У-лю-лю-лю!!!!", - заверещала интеллигенция о крондштадтском батюшке.
    И чем больше наворачивалось на все происходящее политики, чем больше вовлекались в это акулы пера, тем больше казалось, что я читаю о каких-то очередных событиях на Болотной. Кто там вообще чего - уже не понятно, да и не интересно. Пацаны струйками меряются.

    Что дала эта книга для понимания Толстого? Что силу своего гения он принял однажды за силу своего ума. И сразу же на него снизошло откровение. Что вот никто не понимал две тысячи лет Бога, а он понял. Подумал и понял.
    Печальная, на самом деле, история...

    Читать полностью
  • countymayo
    countymayo
    Оценка:
    91

    Павла Басинского я, как и многие другие читатели, знала лишь как прототип литкритика Бесинского из "Поколения Π". Беднягу, отрицательно отозвавшегося о рассказах Пелевина, поглотила бурлящая бездна экскрементов в выгребной яме. Басинский в долгу не остался: вывел в одном из романов беллетриста Виктора Сорнякова. Таким образом, литературно-идеологическая полемика знакома автору "Святого против Льва" не понаслышке. Итак, можно ли хромать на оба колена: любить одновременно Льва Толстого и Иоанна Кронштадтского?

    Ну, по первому пункту мне "хромота" не грозит. Преклоняюсь перед ранним Толстым (до "Войны и мира" включительно), но поздний, непротивленческий период... Ну, "Холстомер", ну, "Хаджи-Мурат", и то с оговорками, а от остального меня буквально трясёт от брезгливости. О, этот тошнотворный отец Сергий, лицемерно рыдающий об утраченной чистоте над изнасилованной им слабоумной девушкой! Ах, ах, я грешник, грязный, гадкий, а она - дьявол, ни больше, ни меньше. Её же растерзали, и она же - сатана во плоти, такого хорошего мущщину довела, подлая, на постель с ним рядом села. Слов нет. И двойная эта мораль подаётся под видом истины в последней инстанции. Поэтому остро хотелось узнать, как же опроверг доктрину Толстого такой великий ум, как Иоанн Кронштадтский.

    А он взял и ничего не опроверг.

    То есть нет, в приложении заботливо размещены не только толстовское "Обращение к духовенству", но и ответ Иоанна, однако до чего беспомощно и грубо он выглядит, этот ответ, с аргументацией вроде:

    Разве человечество не уважает в числах - число три более всех чисел, то есть по самой природе своей чтит Троицу, создавшую тварь?

    По самой природе... Мне знакомые иранцы объяснили, почему у них 3 почитается более других чисел. Потому что это священные три части тела: половой член и два яичка. Вот и ссылайся на природу... Или:

    ...о, как ты сам ужасен, Лев Толстой, порождение ехидны, отверзший уста свои на хуление богодухновенного писания Ветхого и Нового Завета...

    Аргументация по методу, который ещё Пушкин высмеивал: Остроумный человек показывает шиш и говорит язвительно: съешь, а догадливый противник отвечает: сам съешь. Немудрено, что граф Толстой предпочитал сии писания не замечать, а протоиерея Иоанна именовал добрым старичком. Добрый старичок притом, сам стоя одной ногой в могиле, молился так:

    Господи, не допусти Льву Толстому, еретику, превзошедшему всех еретиков, достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы, Которую он похулил ужасно и хулит. Возьми его с земли - этот труп зловонный, гордостию своею посмрадивший всю землю. Аминь.

    Неважная картина. Как её ни комментируй, всё фарисейство. Басинский противопоставляет своих героев, да и сама судьба их противопоставляет: высокородного дворянина и выходца из беднейшей деревни, блестящего офицера-орденоносца и скромного священнослужителя, в определённый момент положившего все свои ресурсы на алтарь благотворительности. Однако противоположности сходятся, и сходятся в частном пространстве. Лев Толстой, проповедуя воздержание-целомудрие, со вкусом называл себя "в молодости первым б-уном" и произвёл на свет тринадцать детей, что Софье Андреевне, как известно, даром не прошло. О. Иоанн не уставал подчёркивать, что жена спасётся через чадородие, но лишил этого спасения свою супругу, обрек её на девственный брак без возможности развода. Оба мыслителя собрали огромную паству, с усердием поучали, как устроить в том числе семью, но у самих на этом поприще была сплошная безладица, причём сходная до смешного. Так, у протоиерея жена с приёмными дочерьми отказывались поститься, а у писателя всё семейство воротило носы от вегетарианской пищи... В общем, сапожник без сапог и портной без порток. Понимаю, что выгляжу в этой ситуации скорее комично, ведь я пигмейка, а Толстой и св. Иоанн - титаны духа. Но если титанизм сопряжён с таким двоемыслием, может быть, не так уж плохо быть пигмеями?..

    Из замечаний: редактура у книги ужасная. Александра Тихонова перепутали с Николаем (поэтом), громоздкие и даже корявые синтаксические конструкции не особенно поправили, опечатки заслуживают сохранения в анналах. Одна вовсе кощунственная, за такое при царском режиме можно было бы поплатиться всем тиражом. Вместо "паси овцы Моя" напечатано "паси отцы Моя", из чего следует, что, во-первых, у Христа, произнёсшего эти слова, были какие-то "отцы", к моему ужасу, во множественном числе, во-вторых, этих неведомых отцов требовалось ещё и пасти. Корректора к ответу.
    Но главная победа Басинским одержана. В увлекательной форме, в захватывающей атмосфере начала ХХ века задан вопрос "Возможно ли одновременно любить проклинаемого и проклинающего?" Возможно ли?

    Читать полностью
  • eternal_way
    eternal_way
    Оценка:
    21

    Нельзя хромать на оба колена. Нельзя одновременно любить Льва Толстого и Иоанна Кронштадского.
    Н.С. Лесков

    А Басинский опять молодец! Я-то вот согласна с Лесковым, а он, как взял безупречный тон вначале книги, так до конца его и выдержал. Ни разу не склонив чашу весов ни на одну, ни на другую сторону. Видимо все-таки можно, можно хромать на оба колена :-)

    Ну а в остальном, как обычно - легкий слог, динамичная композиция, масса интересных свидетельств и ссылок на источники. Замечательная биографическая проза!

  • imho-ho
    imho-ho
    Оценка:
    15
    - Кого Вы находите самыми замечательными и популярными людьми в России? (Александр III)
    - Во-первых - Льва Толстого...(А.А.Толстая,камер-фрейлина)
    - Это я ожидал. А далее?
    - Назову еще одного человека.
    - Но кого же?
    - Отца Иоанна Кронштадского.

    Басинский проделал огромный труд - масса дневниковых записей,писем,воспоминаний,отрывков из рукописей главных героев. Не скажу,что чтение легкое. Столкновение истинной веры и религиозной философии.
    В этой книге меня больше интересовала личность Иоанна Кронштадского, т.к все, что я читала до этого были слишком "церковные" причесанные тексты. Басинский безусловно корректен, но он все же пишет о живом человеке, а не о "святом", с множеством проблем,в том числе семейных.

    Вечером сегодня вышла крупная неприятность с женою из-за того,что я обличил ее в подделке ключа к моему письменному столу.Как львица разъяренная она налетела на меня и готова была растерзать;от злости ревела,выла, как бешеная;грозила ударить по щеке...

    Очень обидно было читать, как из батюшки – великого молитвенника и чудотворца земли Русской сделали «бренд». И зарабатывали на этом «бренде» все кому ни лень: извозчики наживались на перевозках в Кронштадт, народ быстро открыл частные гостиницы - чем ближе к дому батюшки, тем дороже, аферисты разных мастей предлагали за деньги свести лично с отцом Иоанном, продавали билетики на его службу. Да и нищие не скромничали – могли швырнуть наземь копеечку – мало дал, чай богатый «поп» ,чего жадничает. (Проходят века,а люди не меняются) А у «попа» таких страждущих были тысячи – реально нуждающихся в помощи, хотя, просто психов и дамочек- истеричек тоже хватало. И вся эта восторженно-экзальтированная людская толпа готова бала просто разорвать своего батюшку на кусочки, пожрать прямо как «кровь и тело Христовы»,чтобы приобщиться к святости, получить отпущение грехов. Какой же силой духа и силой веры надо было обладать, чтобы изо дня в день окормлять эту разношерстную паству!
    Главы про Толстого слегка повторяют "Бегство из рая",но акцент сделан на духовный кризис Льва Николаевича, на его поиски Бога. Приводятся отрывки из "Евангелия от Толстого". Очень интересный (крамольный) взгляд на Святое писание у яснополянского гения :

    Была девица Мария. Девица эта забеременела неизвестно от кого. Обрученный с нею муж пожалел ее и , скрывая ее срам,принял ее. От нее-то и неизвестного отца родился мальчик.

    Реакция Иоанна Кронштадского однозначна:

    " Какая страшная ересь - толстовщина."

    Кто же был прав в этой битве мировоззрений? Сложно сказать, ведь Толстой никогда не отрекался от Бога,своего Бога...
    Очень рекомендую. Уроки прошлого- бесценны.

    PS: кому интересно - хороший документальный фильм о Иоанне Кронштадском http://www.youtube.com/watch?v=EgHTLCgWoX0

    Читать полностью
  • Varnavi
    Varnavi
    Оценка:
    4

    Рецензия написана в рамках игры "Урок литературоведения".

    Открывая книгу, я видела имя Толстого, соответственно, планировала расширить свои знания о нём, почитать что-то биографическое. Смутно понимала, что это что-то должно было быть связано с отношением Толстого к религии, толстовством, отлучением писателя от церкви. Таковы были ожидания. Они оправдались, но книга оказалась глубже и интереснее темы Толстой и церковь.
    Благодаря книге познакомилась с фигурой Иоанна Кронштадтского. Он занимает в структуре книги ничуть не меньшее место, чем Толстой.

    Вначале П. Басинский приводит разговор , состоявшийся в конце 19 века между Александром III и фрейлиной Толстой, тетушкой Льва Николаевича. Предмет разговора был в том, кто является самыми популярными людьми в России. Тогда -то и были произнесены 2 имени: Лев Толстой и Иоанн Кронштадтский, властители дум и чувств на рубеже 19-20 веков.

    Книга состоит из нескольких глав, каждая из которых посвящена писателю или священнику. Но главы не замкнуты на героях, внутри идет их постоянное сопоставление- противопоставление, как будто идет непрекращающийся диалог между героями. Это сопоставление-противопоставление начинается с детства героев и заканчивается их могилами....

    Например, цитата о детстве:

    Если одним словом обозначить разницу между условиями детства, отрочества и юности, Льва Толстого и Иоанна Кронштадтского, то этим ключевым словом будет "выбор". Даже в детстве и отрочестве, не говоря уже о юности, Лев Толстой имел возможность выбирать модели своего поведения, Иван Сергеев - нет.

    Хороши красочные сравнения

    Толстой спорил с Церковью вовсе не как сохзнательный агрессор, которыйй задался целью разрушить её из-за гордыни своего ума. Но при этом объектиквно Толстой оказался именно агрессором. Он был подобен медведю, который вломился в улей с пчёлами, искренне полагая, что эта тонкая и сложная организация производства мёда всем хороша, но в ней слишком много лишнего, а потому она должна быть реорганизована на простых "медвежьих" началах. И в первую очередь нужно, конечно, убрать всех "трутней", которые о себе слишком много "исторически" возомнили.

    Ещё одна цитата:

    ...Толстой занимается именно этим: берется разумом за христианство и последовательно истребляет в нём всё, что ему представляется неясным, спорным, провоцирующим на разного рода взаимоисключающие толкования, а в итоге уничтожает в Евангелии всю поэзию, по справедливому замечанию современного литературоведа И. Л. Волгина.

    Исследование подкупает множеством переработанного материала, нетенденциозностью, автор не принимает чью-либо сторону, сочетает научный подход и доходчивость.

    Читать полностью