quiz_vacation

Рецензии и отзывы на Лев Толстой: Бегство из рая

Слушать
Читайте в приложениях:
2134 уже добавили
Оценка читателей
4.25
Написать рецензию
  • Roni
    Roni
    Оценка:
    190

    Я очень люблю мемуары и биографии. Эта – биография хорошая. Басинскому, как мне кажется, удалось остаться над схваткой.
    Я читала и подпрыгивала, ерзала, временами даже бегала по потолку. По эмоциональной вовлеченности – это 100 из 10. Я болела и болела страстно то за белых, то за красных. То мне хотелось сделать Льву Николаевичу сливку, то ухватить Софью Андреевну за косу.
    Это прекрасная история семейной жизни длинной почти в полвека. И мне хочется верить, что это и история любви тоже, пусть тяжелой, cложной, больной, но любви. Эта книга прекрасно заменит всякую психологическую лабуду, потому что я читала её и крепко задумывалась над природой брака, который есть труд, труд и ещё раз труд.
    И что ещё меня поразило - это количество дневников вокруг Толстого. Он сам вел дневник всю жизнь, его жена вела дневник, каждый из его девяти детей вел дневник, дневники также вели родственники его друзей и друзья его родственников, воспоминания слуги Толстого основаны, зуб даю, на дневнике. Если в Ясной вскроют полы и найдут дневники мышей Льва Толстого, я нисколько не удивлюсь)))

    Читать полностью
  • margo000
    margo000
    Оценка:
    125

    Спасибо господину Басинскому! И любимому сайту - за наводку и убедительное воздействие прочитать эту книгу. И всем, кто написал свои чудесные, завораживающие отзывы о ней.
    Я и прослушала ее, и фрагментами прочитала-перечитала, а потом, как и многие из вас, еще и фотоархивы перерыла... Хотелось читать, смотреть еще и еще - настолько затягивает тебя история этих людей: гения Льва Толстого и его семьи, близких, окружения, добро- и НЕдоброжелателей.
    Как обычно, хочется говорить и писать много, но нет времени, поэтому несколько комментариев.

    1) Бесконечные, мучительные размышления (не у автора - у тебя, читателя) на тему, что есть Гений, к чему обязывает и на что дает право Гениальность, счастье или беда - Быть Гениальным, и пр., и пр.?! Итог моих собственных размышлений: безмерно благодарна всевышнему, что подарил нам Гения Льва Толстого, - и безмерно сострадаю Льву Толстому за тяжкий крест, который нужно было нести полжизни. Ибо Гениальность - это непомерная ноша, до краев наполненная изнурительной внутренней работой, сплошными противоречиями, да еще отягощенная постоянным вниманием со стороны, высокими требованиями, огромными обязательствами перед всем миром.

    2) Оооо, это, пожалуй, меня волновало больше всего: «Кто был жертвой? Она, обычная женщина, назначенная служить гению, или он, гений, обреченный жить с обычной женщиной?». И какое счастье, что Басинский не опускается до уровня обвинений и выгораживания - нет. Он показывает две (их в книге еще больше, но я о двух главных)) метущиеся, мучающиеся и мучающие друг друга, постоянно окруженные множеством людей и при этом очень одинокие фигуры. Мне их жаль. Обоих.
    Но читать об этом жутко, да.
    Два близких человека, любящих друг друга - и при этом так страшно боящихся друг друга, когда страх и зависимость максимально приближаются к ненависти.

    3) Лев Толстой и Церковь. Интересно, очень интересно. Причем стОит акцентировать: не Вера - именно Церковь. Вот где противоречия! Вот где собака порылась!
    И тут Басинский корректен и объективен.

    4) Лев Толстой и Семья. Такая многочисленная, что ее проще назвать....ну не знаю, коммуна что ли.. Ибо, на мой взгляд человека, живущего в конце 20-начале 21 века, семья, где больше 5-6 человек, представляет собой скорее сообщество разных людей, где очень трудно добиваться тесного душевного родства с каждым, где формируются микрогруппы, какие-то оппозиционные партии, где, не спорю, родственная любовь, возможно, и есть, но она какая-то... дифференцированная что ли...
    И Басинский, опять же, зарисовками и штрихами дает нам краткую характеристику многих из тех, кого любил Лев Толстой, - любил по-разному, но все же...

    5) Дневники, дневники, дневники... Думали ли они, эти люди, какое количество потомков буду жадно вчитываться в написанное, разбирать каждую фразу, спорить, делать выводы?.. Я надеюсь, что они думали об этом, хотели этого. Иначе чувство стыда и неловкости, как от подглядывания в замочную скважину, делает эти образы еще более ранимыми, хрупкими, несовершенными. Трогательными до спазма в горле.

    6) И еще множество, множество мыслей, которые Басинский рождает в нас своим творением. Спасибо, гоподин автор!

    Простите, можно я размещу несколько фотографий? Пожалуй, впервые это сделаю, ибо захотелось оставить на память в этом отзыве, ибо на снимках люди, о которых много пишет Басинский.

    7 фотографий

    1. Л.Н.Т. с сестрой Машей.

    2. Л.Н.Т. с женой С.А. 1903 г.

    3. Л.Н.Т. с дочерью Сашей - одним из близких друзей Льва Николаевича из всех родственников.

    4. Л.Н.Т. с доктором Маковицким. С тем самым, кто был рядом с Толстымв период "бегства из рая".

    5. Л.Н.Т. с В.Г.Чертковым.

    6. Без комментариев.

    7. Похороны в Ясной Поляне.

    Читать полностью
  • panda007
    panda007
    Оценка:
    103

    Литературное расследование. Можно даже сказать, литературный детектив. Почти как у Фолкнера – «Когда он умирал». Отправная точка – бегство Льва Николаевича Толстого из Ясной Поляны. Сквозь призму смерти автор рассматривает всю жизнь героя.
    Вообще, фигуры более противоречивой, чем великий старец, поискать. Богоискатель и богоборец, бабник и примерный семьянин, рачительный хозяин и разоритель, аскет и барин... Если уж говорить о широте русского характера (которого бы Достоевский, по его собственному признанию, сузил бы) – вот она.
    Наблюдать за метаниями и исканиями Толстого интересно, за личностью сильной и неординарной вообще интересно наблюдать. Тем более, Басинский – молодец. Не только работа с документами на высшем уровне, но и уровень осмысления, понимания личности Толстого. Это дорогого стоит, потому что сколько уже раз приходилось страдать и мучиться над биографиями великих просто потому, что авторы не дотягивали и пытались людей неординарных, часто гениальных опустить до себя, превратить в пошляков и истериков.
    Книга необычайно хороша и тем, что не даёт ответы на все поставленные вопросы (да и возможно ли это?) Басинский выбирает очень верную интонацию: он ищет истину вместе с читателем, а не пытается навязать ему своё видение. В результате хочется бежать и читать дальше: мемуары дочери, воспоминания современников и, конечно, самого Графа.

    Читать полностью
  • Feana
    Feana
    Оценка:
    84

    Очень обидно, что множество читателей пройдут мимо этой книги: «толстовство это сложно», «что мне до Толстого?», «я вообще историческое не люблю».

    А ведь эта книга – не рассмотрение одного непонятного поступка некоего великого русского писателя из школьной программы. Это великолепный многомерный роман (да! читается «как роман», на одном дыхании).

    Во-первых, композиция и темп действия делают книгу похожей на детектив. Дана загадка ухода Толстого из Ясной Поляны – и параллельно развертываются две временные линии, пытающиеся объяснить происходящее. Автор реконструирует «настоящее» - почасовую хронику действий Толстого после ухода. И автор рассказывает «прошлое» - биографию писателя с самого
    рождения, причем делает это так увлекательно и объемно, что впору вынести эти главы в отдельный том ЖЗЛ.

    Во-вторых, наконец-то безличные имена-отчества с уроков литературы обретают плоть и кровь. (Отдельно хочу восхититься уместным цитированием писем и дневников). Герои книги далеко не прекраснодушны, не «ах, Соф-Адревна» от учительницы в жабо. Они живые и, кажется, правдивые.

    Тут найдется место ложке дегтя. Материала по Толстым так много, что под любую теорию можно надергать цитат из дневников и писем. Я верю в искренность и порядочность автора, тем более, что он сам приводит возможные разночтения и сомнения. Но факт остается фактом, мы никогда не узнаем, что там было на самом деле. И это тоже признает автор в финале книги.

    В-третьих, Басинский не просто вываливает гору фактов, а строит системы. Систему семьи Толстых – от половых токов до экономики их хозяйства. Систему отношений Церкви и государства. Систему сословного строя России. Внутри этих систем многое становится понятней.

    Натурализм медицинских подробностей соседствует с размышлениями о браке, комментарии к правилам высшего света перемежаются философскими отступлениями. Автор исследует свой предмет на всех уровнях одновременно.

    Даже бытовые зарисовки настолько интересны и «вкусны», то надо бы их выделить в «Повседневная жизнь дворянской семьи рубежа XIX-XX веков».

    В-четвертых, удивительно, но среди увлекательного действа и обилия подробностей автором выбран очень верный, интеллигентный тон. Немного мягкого юмора и почти нет обличений и приговоров. А ведь темы очень острые, провоцирующие на категоричные высказывания.

    И еще, «для девочек». Я очень люблю «Анну Каренину». Это потрясающий женский роман, созданный для перечитывания по мере взросления. Я люблю этот роман за тонкую хирургию браков (не топор «Крейцеровой сонаты»), за незаметные мелочи женской стороны жизни.

    Мне кажется, Басинский тоже любит «Анну Каренину». Потому что читать его наблюдения о браке Толстого очень интересно. Многое так и хочется примерить на себя. А вот примеры я не приведу – это уже личное…

    Подведу итог своему бурному выражению восторга. Книга о «самом сложном человеке XIX столетия» вышла захватывающей и глубокой.

    Мой небольшой списочек «читать всем срочно» расширился на одну позицию.

    Маленькая викторина по мотивам книги.
    1. Ясная Поляна – доходное имение или просто большая дача, пожирающая ресурсы?
    2. Толстой – организатор и сектант или погруженный в себя человек, недолюбливающий собрания и лозунги?
    3. Софья Андреевна – не понимающая замыслов мужа обывательница или, наоборот, слишком хорошо проникшая в суть его духовных исканий женщина?
    4. Толстой категорически не хотел ехать (умирать) в толстовскую коммуну. Какой другой деятель, куда более известный, так же не хотел умирать в монастыре своего имени?

    Вопрос вне конкурса: существует ли вообще что-то увлекательнее и интереснее реальных событий?

    Читать полностью
  • Celine
    Celine
    Оценка:
    76

    Помню, как в детстве услышала, как папа мыл посуду и распевал такую жалостливую приблатненную песенку: "В имении Ясна Поляна жил Лев Николаич Толстой, не ел он ни рыбы, ни мяса, ходил абсолютно босой. Жена его, Софья Андревна, напротив любила поесть, она не ходила босая, хранила дворянскую честь". Петь полагалось сильно напирая на "О". Как и все дети, мы с сестрой сильно обрадовались услышав какую-то дурню и стали просить папу научить нас словам, а маме пришлось прочитать папе небольшую лекцию на вечную тему "Чему ты детей учишь?".
    Второе, опять же детское воспоминание связанное с личной и семейной жизнью Толстого была неаккуратно сформулированная учительницей литературы фраза: "У Льва Толстого было всего 13 детей". На этой фразе до тех пор сонный и скучающий класс всколыхнулся и все стали наперебой обсуждать и хихикать, а учительнице пришлось поправляться и объяснять, что "всего" - это в смысле "в общем количестве". Ну, и тут она ошиблась. "Всего" 13 детей было у Софьи Андреевны, а у Льва Николаевича было "всего 13" + 1 внебрачный.
    Ну и еще со школьных времен я вынесла стандартную школьно-советскую установку, что великому русскому писателю и гению ужасно не повезло со спутницей жизни, что она была ограниченной мещанкой, испортила жизнь гению русской литературы итд итп. Вообще, насколько могу судить нелюбовь школьных учительниц литературы к Софье Андреевне может сравниться только с нелюбовью к другой жене другого русского гения - Натали Гончаровой.
    Уже во взрослом возрасте мне в ЖЖ-шных блогах попались интересные записи о семейной жизни Толстых, из чего мне стало понятно, что между супругами было все далеко не так прямолинейно, как нас учили в школе, но я более подробное изучение вопроса отложила "на потом" (и, как водится, забыла об этом).
    И вот, я наткнулась на эту замечательную книгу Павла Басинского, которая вызвала у меня бурю эмоций. Я ее прочитала запоем за 2 дня, периодически отвлекаясь чтобы поискать в интернете фотографии, цитаты, другие материалы, и я знаю, что эмоции от прочитанного меня отпустят не скоро, а школьную трактовку семейных отношений Толстых надо отправить в топку.
    Далее текст+фото, прошу под кат.

    Дальше...

    Перед нами встает удивительная, сложнейшая и очень болезненная система отношений между СА и ЛН. То, что начиналось, и в течение лет 15 было счастливейшим периодом жизни писателя, а закончилось каким-то нелепым побегом посреди ночи от жены, простуда в дороге, скоротечная болезнь и смерть на железнодорожной станции. И до последнего момента, пока ЛН находился в сознании он запрещал пускать к себе жену, а она как побитая собака околачивалась в это время вокруг станционного домика. Она, жена, была не допущена к умирающему мужу чтобы попрощаться, она, которая родила ему 13 детей, вела все хозяйство в Ясной Поляне, занималась издательскими делами, по нескольку раз переписывала от руки огромнейшие "Войну и мир" и "Анну Каренину".
    Павел Басинский с первых страниц идет от конца к началу - от сцен у постели умирающего нам даются флэшбэки в прошлое. Софья Толстая (в девичестве Берс) была средней из трех дочерей друга Льва Толстого и росла на его глазах. Лев Толстой присматривался ко всем трем сестрам на предмет "сватовства", и в какое-то время все думали что его избранницей станет старшая - Соня. Но потом Толстой передумал и остановил свой выбор на средней, старшая была уж слишком серьезна, а младшая Таня (с которой он в большей степени и писал Наташу Ростову) была еще слишком ребенок. А 18-летняя Соня замечательно сочетала в себе и серьезность старшей, и игривость младшей. 34-летний Лев делает перед свадьбой поступок довольно странный - он дает юной невинной девушке прочитать свои дневники, где откровенно описаны и его молодые гулянки, многочисленные женщины, карточные долги, перенесенная венерическая болезнь и внебрачный ребенок от крестьянской бабы Аксиньи. Ну, видите ли, он не хотел, чтобы между ними были тайны. Стоит ли удивляться, как шокировали такие признания юную Соню, и стоит ли удивляться, что на свадьбе она была грустной и "заплаканной". Кстати, Соне не удалось насладиться положением невесты - венчание после помолвки состоялось через неделю и после этого молодожены сразу уехали в знаменитую Ясную Поляну.
    Там ей, молодой и неопытной, сразу пришлось взять в руки все огромное и довольно запущенное хозяйство (ей пришлось заботиться даже о таких вещах как постельное белье, граф спал даже без наволочки на подушке), и хозяйствованием в поместье она занималась до конца жизни. А еще она бесконечно беременела и рожала. Первый ребенок у них родился спустя год после свадьбы, а последний - когда СА было 44 года, а графу Толстому 60. То есть, все молодые и зрелые годы она непрерывно была беременной или кормящей, или беременной и кормящей и далее все по кругу. Ее сын писал в дневниках, что 11 из 13 детей (помимо 13 детей, из которых выжило 8, было еще 3 выкидыша) она выкормила грудью. Кормить грудью ей было невыносимо больно, она жаловалась на сильную боль и трещины на сосках (мастит?), но Лев Толстой запрещал нанимать кормилицу. После нескольких первых детей она уже больше не хотела рожать, но не могла перечить мужу, который считал, что "рожать - главное предназначение женщины". Она твердо усвоила постулат мужа о том, что жена должна смотреть на мир глазами мужа и изо всех сил старалась соответствовать ему.
    Дети, хозяйство, издательские дела мужа, уже упомянутое мной переписывание романов мужа (я знаю людей, которые ВиМ и прочитать то не смогли, устрашившись объема), а тут переписать!!! да еще и неразборчивые каракули с многочисленными вставками, сокращениями и зачеркиваниями!!!
    Тем не менее, первая треть долгого брака была вполне счастливой. А потом.... потом все начало накапливаться, накапливаться. Нельзя однозначно обвинить ту или другую сторону, накуролесили будь здоров оба. Да, он мировой гений, у него духовные метания и терзания, а у нее на руках 8 детей, о которых надо заботиться.
    Сказалось все - и усталость от бесконечных родов и кормлений (эх, не знали тогда понятия "послеродовая депрессия"), и ревность, возможно порожденная теми самыми дневниками молодого Толстого. Взаимные претензии, мнительность и подозрительность с обеих сторон, и трещина отношений все ширилась и ширилась. Вот как писал в своих дневниках их сын Илья Львович:

    „Он, идеализировавший семейную жизнь, с любовью описавший барскую жизнь в трех романах и создавший свою, подобную же обстановку вдруг начал ее жестоко порицать и клеймить; он, готовивший своих сыновей к гимназии и университету по существующей тогда программе, начал клеймить современную науку; он, ездивший за советами к доктору Захарьину и выписывавший докторов к жене и детям из Москвы, начал отрицать медицину; он, страстный охотник, медвежатник, борзятник и стрелок по дичи, начал называть охоту „гонянием собак“; он, пятнадцать лет копивший деньги и скупавший в Самаре дешевые башкирские земли, стал называть собственность преступлением и деньги развратом; и, наконец, он, отдавший всю жизнь изящной литературе, стал раскаиваться в своей деятельности и чуть не покинул ее навсегда“.
    „Но что должна была переживать в это время моя мать! — пишет далее Илья Львович. — Она любила его всем своим существом. Она почти что создана им. Из мягкой и доброкачественной глины, какою была восемнадцатилетняя Сонечка Берс, отец вылепил себе жену такою, какой он хотел ее иметь, она отдалась ему вся и для него только жила — и вот она видит, что он жестоко страдает, и, страдая, он начинает от нее отходить дальше и дальше, ее интересы, которые раньше были их общими интересами, его уже не занимают, он начинает их критиковать, начинает тяготиться общей с ней жизнью. Наконец, начинает пугать ее разлукой и окончательным разрывом, а в это время у нее на руках огромная и сложная семья. Дети от грудных до семнадцатилетней Тани и восемнадцатилетнего Сережи.
    Что делать? Могла ли она тогда последовать за ним, раздать всё состояние, как он этого хотел, и обречь детей на нищету и голод?
    Отцу было в то время пятьдесят лет, а ей только тридцать пять. Отец — раскаявшийся грешник, а ей и раскаиваться не в чем. Отец — с его громадной нравственной силой и умом, она — обыкновенная женщина; он — гений, стремящийся объять взглядом весь горизонт мировой мысли, она — рядовая женщина с консервативными инстинктами самки, свившей себе гнездо и охраняющей его.
    Где та женщина, которая поступила бы иначе? Я таких не знаю ни в жизни, ни в истории, ни в литературе.

    Мне безумно жалко было Софью Андреевну. Я нашла в сети фотографию из Астапово о которой писал сын Толстого:

    «…есть фотография, снятая с моей матери в Астапове, — писал впоследствии Лев Львович. — Неряшливо одетая, она крадется снаружи домика, где умирал отец, чтобы подслушать, подсмотреть, что делается там. Точно какая-то преступница, глубоко виноватая, забитая, раскаянная, она стоит, как нищенка, под окном комнатки, где умирает ее муж, ее Левочка, ее жизнь, ее тело, она сама».

    Посме смерти Толстого сломленной немолодой женщине пришлось справляться с многочисленными обвинениями, пересудами, сплетнями о том, как она испортила жизнь великому человеку. Кроме этого, она продолжала заботиться о уже выросших детях и искать пути примирения с ними (среди детей Толстого также произошел "раскол" по линии симпатий либо к отцу, либо к матери), а уже взрослые сыновья без конца ездили к ней за деньгами.
    В заключение, хочу сказать несколько слов о самой книге. Она написана очень интересно, занимательно и беспристрастно. Автор не встает на сторону ни одного из супругов, а дает максимально объективную картину (насколько это возможно) семейной жизни ЛН и СА. Для своего исследования автор перелопатил огромное количество материалов - писем, дневников, в книге много интересных цитат подкрепляющих те или иные выводы автора. А также, книга Басинского отличается (что сейчас редкость) уважением, трепетом и скурпулезностью исследования. Басинскому удалось избежать двух крайностей - ортодоксальной отлитой в веках "легенде" о великом гении и плохой жене-мещанке, и охотой за дешевыми сенсациями в стиле какого-нибудь "Каравана историй" или не дай боже "Комсомольской правды".
    А возвращаясь к трагической истории любви Льва Николаевича и Софьи Андреевны хочу напоследок поместить еще одно фото, которое ярко характеризует отношения между ними - обратите внимание, всмотритесь. ОНА смотрит на него. А ОН смотрит вперед, в вечность.

    В октябре она стала мыть окна в доме и простудилась. Умерла, как и муж, от воспаления легких. И тоже как он — в ноябре. Все последние годы она непрерывно думала о нем, пытаясь понять истинные причины его ухода. Так и не поняла… Но однажды она написала в дневнике самое исчерпывающее определение этого события:
    «Что случилось — непонятно, и навсегда будет непостижимо».

    UPD. Забыла добавить кинематографическую ссылку - советую посмотреть фильм о последних днях четы Толстых "Последнее воскресение" с блистательными Хелен Миррен и Кростофером Пламмером.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Книга, как и жизнь великого Льва, большая и глубокая. наполненные великой любовью и служением отношения супругов- Толстых сложные, многогранные, болезненные. "Как жить с гением ?" ; "В чем гений любви , принятия и непротивления"; "Что есть любовь и счастье ?"; " Что есть Бог и смысл жизни "; " Как сохранить семью"-вопросы , на размышление о которых ,наводит эта книга. Вопросы, на которые, не смог ответить и сам Толстой.

Другие книги подборки ««Большая книга»: все лауреаты»