Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Между «ежами» и «лисами». Заметки об историках

Между «ежами» и «лисами». Заметки об историках
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
4.0

«Лис знает много, еж – одно, но важное» – это высказывание Архилоха сэр Исайя Берлин успешно применил для классификации писателей и философов. Такое противопоставление стало популярно и у историков науки, и у теоретиков менеджмента. На «трудяг» и «креативщиков» можно разделить, наверное, любое профессиональное сообщество; однако создается впечатление, что особо применимы подобные этикетки к историкам. Но насколько взаимосвязанными оказываются эти группы? Как они относятся друг к другу? Как реализуются их характеристики в профессиональной деятельности историков? Предлагаемая книга представляет собой рассуждения вокруг этой темы.

Лучшая рецензия
Yumka
Yumka
Оценка:
6

«Лис знает много, еж – одно, но важное» (Архилох, древнегреческий сатирический поэт)

Книга Павла Юрьевича Уварова - сборник историографических статей, вернее "заметок об историках", написанных и опубликованных в разное время (с 1999 по 2013 годы) и собранных под одной обложкой. Скорее всего, для неспециалистов читать эти статьи будет сложно и не очень интересно, хотя Павлу Юрьевичу нельзя отказать в чувстве юмора, например:

Признаться в том, что историк должен полюбить объект своего исследования, чтобы понять его, - такие откровения не прощаются учеными. (Так, археологи, за редчайшим исключением, никогда не признаются в своих монографиях о том, что они очень любят ездить в экспедиции).

В статье "Апокатастасис, или Основной инстинкт историка" автор пытается на примере работ Л.П. Карсавина, российского историка-медиевиста начала XX века, и некоторых других ученых понять, что есть "основной инстинкт" историка:

...быть может, приведенные примеры и рассуждения помогут нам лучше понять себя. Понять, что помимо историографической моды и внутренней логики науки существует еще и естественная тяга историка к оживлению прошлого, уходящая в седую древность нашей профессии, в те времена, когда мы действительно еще не отделились не только от литературы или от богословия, но и от магии. И помнить, что желание откликнуться на призыв Петра Ивановича Бобринского чревато серьезными последствиями, манящими перспективами и возможными потерями. Но в любом случае - это "основной инстинкт" историка.

Статья "История, историки и историческая память во Франции" - это краткий обзор историографии Франции с первой половины XIX века до сегодняшних дней (а вообще, французы "пишут историю так, как кому удобнее и привычнее").

Статья "Пунктир ненаписанной книги" посвящена Ольге Игоревне Варьяш (1946-2003), которая изучала испанскую и португальскую историю, в частности ее правовые аспекты, занималась огромным количеством вещей для поддержания "корпорации" историков (преподавание, организация конференций, участие в научных сборниках и т.п.), но так и не успела написать книгу по итогам своих последних исследований в Португалии, что сделали уже после ее кончины ученики Варьяш.

Статья "А.Я. Гуревич и советская медиевистка. Потрет на фоне "корпорации" посвящена знаменитому отечественному историку-медиевисту, основателю отечественной исторической антропологии, его научной карьере на фоне изменений, происходивших в научном сообществе в период его жизни.

Далее читатель знакомится с предисловием П.Ю. Уварова к книге Ролана Мунье "Убийство Генриха IV" ("Ролан Мунье - историк с репутацией консерватора"), где дается обзор научной карьеры этого французского историка, который "не принадлежал к движению "Анналов" - а издатели почему-то уверовали в то, что современную историческую мысль Франции представляют только "анналисты".

"Свобода у историков пока что есть, во всяком случае - есть от чего бежать": этот текст построен в виде интервью с П.Ю. Уваровым, в котором он рассказывает о советской историографии средних веков, положении советских историков, а также о влиянии на них государственной идеологии. Постсоветской историографии посвящено всего пара последних страниц и речь в основном идет о преемственности советской и российской историографии.

"Вот тут все и кончилось... или фракталы российской историографии" - это доклад П.Ю. Уварова на конференции "Присутствие и отсутствие Польши и России в мировом гуманитарном научном пространстве", состоявшейся в мае 2008 года. Уваров рассматривает три периода: Российская империя (византинисты, аграрные историки, петербургская школа), СССР (разгром университетов, воинствующий марксизм, русские историки в эмиграции, борьба с буржуазной историографией, а в 1950-60-х годах возвращение СССР на международную арену) и современная Россия (Россия остается «великой историографической державой», но ее влияние на мировую историографию вновь сильно снизилось).

«Интервью Л.Р. Хут с Павлом Юрьевичем Уваровым» от 14 апреля 2009 года – довольно большая беседа, инициированная Людмилой Рашидовной Худ (Майкоп) которая взяла несколько интервью у российских историков для написания работы об актуальном состоянии российской науки о Новом времени. Уваров рассуждает о сообществе историков (то есть об его отсутствии), о научных спорах, о том, наука ли история или нет, о методологии, о своей кандидатской и докторской, о преподавании и о многом другом. Там также идет речь об идее создания подписной серии «Библиотека всемирной истории», эх, жаль, что так и не реализованной.

В докладе «"Мы теряем его!" Сообщество российских медиевистов между 1985 и 2010 годами» Уваров подводит итоги последних «пяти пятилеток» работы советских и российских медиевистов. Он останавливается сначала на положительных тенденциях (издание журнала «Средние века», рост количества публикаций, активное проведение семинаров), но основная часть статьи посвящена отрицательным явлениям, наблюдаемым в последнее время (проблема разобщенности историков, сомнительные диссертации, отсутствие рецензий, «заброшенность» многих основополагающих проблем и направлений).

В лекции «Реванш социальной истории» речь идет о появлении социальных историков, их «взлетах» и «падениях», о трансформации социальной истории в социально-культурную (историческую антропологию, или в Новую историческую науку), о переоценке ценностей (появление тотальной истории, где важно было все), о дальнейшем дроблении «территории историка» и нынешнем состоянии социальной истории.

Доклад «Между «ежами» и «лисами». Восприятие творчества Ле Руа Ладюри в СССР и в России» был прочитан П.Ю. Уваровым на конференции в Париже, посвященной 80-летию Ладюри (до сих пор здравствующему – на ноябрь 2015 года). Уваров не ограничивается только темой «восприятия творчества» французского историка, но и дает небольшой экскурс в историю советской и российской медиевистики.

«Фундаменталистские заметки о социальной истории» - это тезисная статья, объясняющая, почему классическая проблематика социальной истории в скором времени вновь будет востребована.

Читать полностью
Оглавление
  • ПОПЫТКА ОБЪЯСНЕНИЯ
  • АПОКАТАСТАСИС, ИЛИ ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ ИСТОРИКА
  • ИСТОРИЯ, ИСТОРИКИ. И ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ. ВО ФРАНЦИИ
  • ПУНКТИР НЕНАПИСАННОЙ КНИГИ
  • А.Я. ГУРЕВИЧ И СОВЕТСКАЯ МЕДИЕВИСТИКА. ПОРТРЕТ НА ФОНЕ КОРПОРАЦИИ
  • РОЛАН МУНЬЕ – ИСТОРИК. С РЕПУТАЦИЕЙ КОНСЕРВАТОРА
  • СВОБОДА У ИСТОРИКОВ ПОКА ЕСТЬ. ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ – ЕСТЬ ОТ ЧЕГО БЕЖАТЬ
  • ВОТ ТУТ ВСЕ И КОНЧИЛОСЬ…, ИЛИ ФРАКТАЛЫ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
  • ИНТЕРВЬЮ Л.Р. ХУТ. С ПАВЛОМ ЮРЬЕВИЧЕМ УВАРОВЫМ
  • «МЫ ТЕРЯЕМ ЕГО!»
  • РЕВАНШ СОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ
  • МЕЖДУ «ЕЖАМИ» И «ЛИСАМИ»: ВОСПРИЯТИЕ ТВОРЧЕСТВА. ЛЕ РУА ЛАДЮРИ. В СССР И В РОССИИ
  • ФУНДАМЕНТАЛИСТСКИЕ ЗАМЕТКИ. О СОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ
  • ВОТ И ВСЕ
  • Сноски
  • Сноски
  • Сноски