Читать книгу «День» онлайн полностью📖 — Павла Нефедова — MyBook.

День
Павел Нефедов

© Павел Нефедов, 2020

ISBN 978-5-4498-6400-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ДЕНЬ
Павел Нефедов

 
мой сайт
https://sites.google.com/view/pavelnefedov/
моя музыка
https://soundcloud.com/user-55757979
 
 
https://www.youtube.com/c/PavelNefedov
https://vk.com/nefedov1994
https://www.instagram.com/1pavelnefedov/
https://ok.ru/pavel.nefedov.1994
https://www.facebook.com/pavel.nefedov1994
https://twitter.com/nefedov1994
https://vm.tiktok.com/b3cc3P/
 

ДЕНЬ.

– Как-то больно впиваются струны в пальцы, – заметил я.

– Да, и не говори, – ответил сам себе, но с интонацией другого человека.

– Хотя уже прошло столько времени, моей практики бить по струнам, – сказал тот я, что был разочарован твердым, как камень мозолям, у края ногтей.

– Вот именно поэтому, они и болят, – отозвался второй, с более уверенным голосом, и сильным умом, – твое: «бить по струнам», звучит как-то грубо, безынициативно, что ли…

– Как это? – Спросил я – хлюпик, желающий петь под гитару, но уделяющий ей внимание, всего по пять минут в день. И то, с перерывами в целую вечность – на другие заботы, вроде просмотра телевизора.

– Ну ты, скорее всего, – начал свое нравоучение первый я, что считал себя мудрецом, – даже слова имеют сильный вес в этом мире.

– Как это? – Заладил дурак – второй я.

В комнате стало темно. Было непонятно, стоял день, или полз вечер. Солнце лениво, еще показывало свое присутствие, во время диалога одного человека. Но когда оно услышало, постоянно повторяющееся «Как это?», ему стало совсем скучно, и оно исчезло.

Легкая темнота, схожая с шумом в слоях фотошопа, заставила меня подняться и включить свет. В последнее время, такие простые действия, как включить и выключить свет, имели ценный вес в моей жизни. Не из-за того, что я был ленивым плаксой, который мечтает увидеть море, но даже не выходит за порог своей квартиры. А именно потому, что я сильно перенасытился постоянными путешествиями по миру, которые всегда сопровождались волшебным впечатлениями.

Почему волшебными?

Да потому, что я был сказочным фантазером. И уже не понимал, в какой, из реальностей, я нахожусь.

Вот почему, проделав длинный путь в своих реальных, и нереальных фантазиях, я пришел к тому, что банальные человеческие вещи, стали приносить мне больше удовольствия, чем шокирующие ум самокопания.

Я сидел так тихонечко, обнимая гитару, что со стороны бы подумали, что я сиротка, которая пытается выпросить поесть всем своим видом. И сходство было превосходным. И я, и та сиротка, просто оба хотели иметь, не умея даже играть на гитаре, просто передавая глазам прохожих, свой жалкий вид.

Все это я представлял в своей голове, в один миг. И свою комнату, свою жизнь, мысли о путешествиях, которые больше не радовали меня, и свои фантазии о моем диалоге с каким-то там, якобы мудрецом, и свое сходство с сироткой, видя себя в ее шкуре, и ее в своем нынешнем обличии.

– Странно, – сказал я сам себе, разогнав всех внутренних актеров из своей головы, – думая обо всем этом, у меня больше не кружится голова. Я стал настолько странным, что именно обыденная человеческая жизнь теперь являлась странной для меня. И у меня мог вызвать головокружение обычный разговор о насущных проблемах с любым из людей, нежели мое внутреннее мракобесие.

Я нежно задумался. Заулыбался, как главный герой фильма, на которого крупно навели камеру, чтобы тот передал радостную задумчивость, о добрых воспоминаниях.

– Скорее всего, – подумал я, – прошлое придумали для того, чтобы находить приятности в настоящем, если настоящее больше не радует. Ну это, как пересматривать один и тот же фильм. В новом много стресса, а в знакомом, и старом, много теплого и уютного.

В голове моей крутились старые и классные воспоминания, от которых моя улыбка растягивала рот, до момента, когда он мог порваться.

И пусть, кто-то бы подумал, что это ненормально, то, о чем я вспоминал. Ведь обычно люди бы вспоминали о семейных радостях или первых грандиозных событиях. Я же думал о том, как раньше я испытывал радость от того, что просто жил. Просто включал и выключал свет. Просто передвигался на ногах, приседал, лежал. Раньше, тогда, я больше ничего не знал, кроме своей обычной человеческой жизни. Пока не познакомился с тем, что «все реальное, такое же, как и то, что за гранью – волшебное».

– Да, ум сильная штука этого мироздания! – Сказал я вслух. – Но он, является еще, и разрушителем этого самого мироздания.

Как только я произнес эти слова вслух, мне тут же захотелось убить эту жалкую болтовню в никуда.

Я положил гитару. Тем более, мысли о том, что боль в пальцах съедала меня, и не позволяла больше играть, заставили меня ускорить процесс завершения этого бесполезного дела.

– Нет, я упертый человек, и неважно, через день, или через десять лет, я спою свою первую песню! – Восторженно крикнул я про себя, выбегая из дома.

На тот момент, я занимался любым творчеством, которое могло бы существовать. Задерживаясь немного в одном интересе, украдкой пробегаясь по остальным. Ну, это, как у художника, который мечтает петь и танцевать, иногда позволяя себе некоторые тренировки в этом направлении.

И в этом мне способствовало мое твердое решение, больше никогда не жить, как прежде. Как обычные люди, которые заполняют свою пустоту постоянной работой, не понимая, для, и ради чего.

Я вышел на длинную дорожку, она постоянно сменялась с плитки на асфальт. Это хоть как-то разнообразило мою прогулку. Я практически не смотрел по сторонам, находясь в своих мыслях. В своих друзьях, которые задержались в гостях, и никак не хотели уходить домой, оставляя меня в своем уютном и тихом доме. Разнообразило потому, что я давно потерял известный всем смысл в прогулках. Вроде того, что прогуляться по улице, значит подышать свежим воздухом, или размять косточки. Скорее всего, последние мои походы на свежий воздух, означали лишь смену обстановки.

Дорога была нескончаемая. Я не следил за тем, куда направляюсь. Просто-напросто передвигал ноги, слушая свои внутренние рассуждения. Между всех прочих, встречались такие мысли, которые раскрывали мое желание научиться играть на гитаре. Я писал стихи, снимал клипы, на написанную, мной электронную музыку, выпускал рассказы в книгах, один за одним. И мне хотелось, все это объединить в одно целое, – изложить свои мысли в одной, хотя бы, песне под гитару. Не знаю почему, но я считал, что музыка являлась мощным строителем человеческой жизни.

Мирно шагая по городским улицам, я представлял себе весь этот процесс, от начала, и до конца. Я мысленно смотрел на первые, выученные аккорды, на первую мелодию, придуманную, и красиво сыгранную мной. На первые слова и рифмы, придуманные специально для этой мелодии. На то, как я виртуозно исполняю свой шедевр перед объективом камеры, поставленную мной же, перед самим собой. В клипе, что я сам снял, смонтировал, и донес до желанных зрителей и почитателей моего творчества.

Эти приятные мысли далеко уносили меня от тех, недавно добрых дум, которые освещали лишь такие простые действия, как включить и выключить свет.

– Наверно, это и есть наша жизнь, – произнес я, еле слышно себе под нос, – Наша долгая и разная, по своим настроениям, жизнь. Она состоит из мелочей, и глобальных событий, что одинаково радую нас. Перебегая от разочарования, до всплесков счастья.

Я на короткое время поймал тишину.

– Дай мне бог сил, все это превратить в жизнь! – Промелькнула строчка в моей голове. – Пока что, я только болтаюсь на стадии боли в пальцах. И скорее всего, это происходит не из-за моей нежной кожи. А из-за того, что я каждый раз топчусь на месте. Ну, или двигаюсь слишком медленно. И когда я беру вновь гитару в руки, спустя месяц затишья, мои пальцы, словно в первый раз, испытывают шок, от того, что их странным образом беспокоит моя неуемная голова.

Я рассмеялся. Смех исходил от мысли, что я думаю об этих всех вещах, одновременно серьезно, и с некой долей глупости.

Внезапно, мой внутренний диалог прервал чей-то голос. Я вначале не понял, в чью сторону был направлен вопрос из тишины. А это точно был вопрос, окрашенный, явной вопросительной интонацией.

– У Вас, не будет закурить? – Уже отчетливо, услышал я.

Я обернулся, но никого не увидел.

Тогда, решив продолжить свой путь, я повернулся обратно, к направлению своего шага.

Ой! – Воскликнул я от неожиданности.

Передо мной стоял мужчина. Из-за густой тени, от рядом стоящего дома, совершенно не было видно его черт лица. Но я успел заметить, что он был неопрятен. А его хриплый, и уставший голос, говорил за него, что он явно ненавидит жизнь, за ее несправедливое отношение к нему.

Я не курю, – ответил я.

– Как и все мы, вокруг. – Буркнул мужчина.

– Я никогда и не курил, – зачем-то оправдывался я.

– Никогда, не говори «никогда»! – Умно заявил темный силуэт.

То ли мы находились в движении, во время этого странного диалога. А может быть, странная и загадочная реальность, вокруг нас, заставила дом подвинуться. Но тень исчезла, и свет, от рядом стоящего фонаря, осветила мужчину с головы до ног. Теперь он был в ином представлении. Это был абсолютно опрятный, и хорошо одетый юноша. Причем, даже его голос зазвучал ласково и бархатисто.

– Я тоже не курю, – сказал, новоиспеченный парень, – но иногда хочется почувствовать себя иным. Другой личностью.

– Разве, курить или не курить, это атрибуты разных личностей? – Зачем-то спросил я, хотя ясно знал, что все в этом мире возможно, так как относительно.

– Да, еще как! – Ответил парень.

Я почувствовал некую связь с ним. И то, что нам обоим было абсолютно наплевать на предмет разговора. Нам просто очень хотелось обменяться парой тройкой слов, испытывая некое одиночество.

– Хотя, я согласен! – Поправился я, думая уже о том, что он прервал мою привычную жизнь. И что мне пора идти дальше. Ведь мое одиночество, являлось моей идеей фикс, – нет никого, значит и мое творчество чище и яснее.

– Зря Вы так! – Огорченно сказал молодой человек. – Нужно быть открытым этому миру. И тогда он даст Вам необходимую пищу для ума. А иначе пустота…

Я открыт. – Нехотя произнес я.

– Нет! – Утвердительно оспорил меня парень.

В последнее время, я избегал, не только споров, но и их источников – людей. Я допускал, лишь свои сумасшедшие диалоги, в своей вечно спорящей голове. Поэтому, я поспешил удалиться, не продолжая этот бессмысленный разговор.

– Все, что Вы знаете, всего лишь иллюзия. – Бросил мне вдогонку юноша.

Меня это почему-то возмутило, хотя секунду назад, мне было плевать на этого, внезапно откуда-то появившегося прохожего, и на его пустое мнение.

– Значит, и Вы иллюзия, – нервно ответил я, не оборачиваясь, – так что, удалитесь из моей головы.

Я зашагал довольный и сбалансированный. Моя широкая улыбка говорила о победе. Хотя в чем, и зачем, мне было неизвестно.

– Я-то удалюсь, – спокойным голосом ответил парень, – но сможете ли вы удалить свой постоянный, и несменяемый день. Который давно стал для Вас однообразным.

Меня остановили, не столько его слова, как, то несоответствие реальности, что происходило. Я ушел уже достаточно далеко от него, но его спокойный голос, странным образом, взорвал мои перепонки. Я не понимал, как спокойный голос, звучащий из далека, может донестись так четко и громко.

Я обернулся. А он уже стоял возле меня. Не то, чтобы меня это сильно испугало, но все же, я попятился назад.

– Какой же это день? – решил я отшутится, чтобы снять напряжение в голове и мышцах. – Сейчас почти ночь. А если бы этот день был вечным, сейчас бы, как это не звучит банально, был бы день! Вам этот, светящий фонарь над головой, дающий единственный свет в округе, ничего не говорит, о том, что сейчас нет солнца?

Последние мои слова, которые я обрушил на собеседника, в виде поражающего вопроса, заставили меня трансформировать черты своего лица удивленного человека, в гримасу, знающего все философа. Но моя радость длилась недолго, ведь парень не успокаивался.

– А Вы точно уверены, что сейчас, наступающая ночь?

Я рассмеялся, уверенный в том, что мои доводы абсолютно обоснованы.

Не успел мой смех прекратиться, как вокруг все изменилось. Небо стало ясным, а солнечные лучи, стали предательски щекотать лицо.

Я вздрогнул, но с уверенностью ответил:

– Конечно я был уверен, до того момента, пока не наступило утро!

Мои последние слова, подкреплялись точной уверенностью, что мы проболтали настолько долго, что ночь быстро перетекла в утро.

Я молниеносно удалился с места, где завязался странный диалог между двух незнакомцев. Я шел быстрой, но невнятной походкой. Солнце уже ласково обнимало все мое тело, проникая сквозь одежду. Доносился шум, от проезжающих мимо автомобилей, хотя я их не видел, или просто не смотрел в их сторону. По обе стороны от дороги, мирно, но с явным напором колыхались деревья. Ветра не ощущалось, но я четко видел, как кромки деревьев вращались вокруг своих стволов. Эта странность не была мной замечена так явно, как этого бы хотелось. Ведь в голове стоял странный и непонятный диалог с парнем из ниоткуда.

Зазвучали голоса прохожих. На них я также не обращал внимания. Лишь ловил ушами эхо от звуков, напоминающих чью-то речь. Они тут же расплавлялись, лишь доходили до моих непобедимых мыслей о молодом человеке, который заставил пошатнуться мой разум.

Я забежал в магазин, чтобы хоть как-то развеять обстановку. У меня не было точного плана, зачем я посетил продуктовый отдел. Но бездумно, я подошел к кассе, и попросил сигареты, причем, выбирая их по каким-то неведомым критериям.

– Что я сделал, и зачем? – Спросил я сам себя, когда уже вышел из магазина. – Ведь я не курю, и не собираюсь тянуть эту гадость в рот.

Пока я шел до дома, солнце уже поднялось нескончаемо высоко над головой. Где-то рядышком страстно пели птички. Они будто яростно передавали важность своего щебетания. Сменяя интонацию в своей красивой песне. Это так радовало все мое нутро, что я даже иногда останавливался, чтобы прислушаться, распознавая место, откуда доносилась их трель. Рядом бежала какая-то собака, я не обращал на нее должного внимания, но отчетливо знал ее присутствие. Она постоянно цокала своими ноготками, смешно хрюкая, и быстро что-то пережевывая. Птицы, и эта собака, дружелюбно отвлекали меня от произошедшего странного диалога с молодым человеком. И от того, что я мог заметить несоответствия степени дня и ночи.

Я подошел к своему подъезду. Не осознавая этого, я развернул пачку, достал сигарету и попытался закурить. В карманах не оказалось зажигалки. Странным образом, около меня проходила молодая и красивая девушка. Уж от кого, но только не от очаровательного цветка жизни, я мог ожидать, подобных действий. Она молча, но с нежной улыбкой, протянула мне зажигалку. Я, не задаваясь вопросами, прикурил сигарету, отдав зажигалку обратно, галантным голосом, поблагодарив хозяйку огнива. Та удалилась, а я начал жадно, кашляя, и задыхаясь курить предмет недавних споров.

Только тогда я понял, что несуществующий, и ненужный объект разговора, стал важным и значимым. Ведь я стоял и безобразно дымил. Тот самый некурящий, который теперь глупо нарушал свои же принципы. Я попытался остановить свои немыслимые действия, но вместо этого, я достал еще одну сигарету, и с жадностью голодного, выкурил еще одну.

Затем я, с одышкой старика, поднялся по лестнице к своей двери, молча, без лишних укор в свою сторону, открыл дверь. Прошел внутрь, и не раздеваясь, рухнул на диван. Будто, чувствуя, приближающуюся смерть.

Не знаю, сколько прошло времени, но мое неподвижное тело отказывалось шевелиться. Возможно, оно знало, что после первого же движения, заработает мыслительный аппарат. И я начну унижающе осуждать себя, за проделанный мной поступок.

Где-то за стеной, тихо заиграла музыка. Это заставило меня резко кинуться к столу, и взять наушники, давно покоящиеся на нем. Я достал из кармана телефон, и быстрыми рывками присоединил к нему наушники.

Через мгновение, в моих ушах уже звучала музыка. Та самая, что давно уже захватила мою душу. Это была электронщина, дополненная смачными и объемными басами. Я задвигался в такт волн, исходящих из наушников. Причем, я это делал, лежа на диване. Все походило, на конвульсии лежащего эпилептика. Но меня не интересовали детали. Самое главное, что я ни о чем не думал.

Я провалялся так, дрыгающийся в ритм музыки, целую вечность, пока не заметил, что стало темно.

Как же я тогда обрадовался. Я скинул наушники, отбросил телефон, и быстрым прыжком притянул к себе подоконник. Распахнул шторы, и робким взглядом окинул улицу за окном. Там все погрузилось в полнейший мрак, словно солнце ушло, а уличное освещение еще не включили.

Я засмеялся, будто доказывая себе очевидное, что оно действительно очевидно.

– Ну что, съел? – Радостно обратился я к тому парню, которого давно уже не было рядом. – Я не сумасшедший, и не потерплю в своей голове глупости об иллюзорности нашего мира! Я живой. И мир вокруг меня реален, как и прежде.

Я присел на диван, и закрыл глаза, как бы отдыхая от доказанности того, что и не нужно доказывать. Улыбка не сходила с лица. И мне было абсолютно наплевать, что я мог глупо выглядеть со стороны. Ведь сторон в моем одиночестве не было. В моем спокойном и уравновешенном одиночестве.

– Вот, к чему приводят эти странные люди, и общение с ними! – Сказал я про себя. – Не успеешь выйти прогуляться, как тут же какая-нибудь зараз сбивает тебя с толку.

Я не просто так говорил эти слова. Я был открыт к любым странностям в этом мире, но только если они исходили из меня. А вот случайные люди, и их мнения, могли легко запутать меня, даже в самых истинных мыслях. Как и любая книга, в которой автор раскрывает очевидное по-новому, не меняя истины, но разукрашивая ее, своей фантазийной точкой зрения.

Возможно, я когда-нибудь задумывался, что человеческий день вечен, и однотипен. Но я не предавал этому значения.

– Пока этот выскочка, не нарушил мой покой! – Словно подтверждая свои мысли, сказал я вслух.

Я открыл глаза, и просто-напросто скатился по дивану на пол. Я начал закрывать лицо руками, будто взгляд нельзя

Стандарт

0 
(0 оценок)

День

Установите приложение, чтобы читать эту книгу