varvarra
Оценил книгу

В суету городов и в потоки машин
Возвращаемся мы - просто некуда деться!
И спускаемся вниз с покоренных вершин,
Оставляя в горах, оставляя в горах свое сердце.
(В.Высоцкий)

Пьетро Гуасти ходить в горы учил отец. Говорить об этом, как об обыкновенных туристических походах - слишком поверхностно. Я бы назвала эту историю: воспитание горами.
Самое простое - правила: "первое - взять ритм и держать его, не делая остановок; второе - не разговаривать; третье - на развилке всегда выбирать тропу, которая поднимается вверх". За правилами шли вопросы - не информационные, с помощью которых проверяют багаж накопленных знаний, а которые заставляют думать: "Давай притворимся, будто вода - это утекающее время. Если в точке, где мы стоим, настоящее, как ты считаешь, где будущее?".
Дружба - следующая ступенька. Горцы и одиночество - почти синонимы, но именно в горах знают цену настоящей дружбы. У Пьетро есть друг Бруно, в этом тоже помог отец.
А ещё наследство. Полуразрушенная постройка, прилепившаяся к белой скале - барма дрола, превратившаяся трудами друзей в уютный горный приют имени Джованни Гуасти, напомнила главному герою о временах юности, а карта на стене - о пройденных маршрутах.
Если к перечисленным компонентам добавить наследственность, замесить с характером, то получим ЛЮБОВЬ к ГОРАМ.

Пытаясь охарактеризовать прочитанную историю, ловлю себя на том, что мозг сразу подсовывает клише - гимн горам! Только никакой это не гимн, скорее, медитация на вершине - тишина, спокойствие, безлюдье. Именно так написана книга - ровное повествование, без всплесков эмоций, несмотря на трагические случаи и депрессивные состояния героев. Автору удаётся создать медитативное настроение, он даёт читателю возможность почувствовать себя в уединении, в горах, забыть о городской суете и ежедневных заботах.
Помогают ощутить отшельнический дух философские идеи. Их несколько. Основная, вынесенная в название книги, берёт истоки от непальской легенды об обустройстве мира: в центре стоит высокая-превысокая гора Сумеру, которую окружают восемь гор и восемь морей. Вопрос звучит так: кто больше узнал - тот, кто обошел восемь гор, или тот, кто поднялся на вершину Сумеру?
Но знание ли ищет идущий в горы?
Если говорить о Бруно, то он просто не представляет себе жизнь в другом месте, словно неразрывной пуповиной, он привязан к своей горе. Милан для него слишком шумный и многолюдный, море - озеро, только большего размера; не сдвинуть его с места ни долговыми обязательствами, ни семейными...
Пьетро другой - из тех, кто всякий раз возвращается в горы, словно возвращаясь к самому себе. Для него они то место, где было хорошо, где он был собой...
Паоло Коньетти заставляет задуматься о любви, об отношениях между родителями и детьми, о малой родине. Как часто мы пытаемся искать счастье в чужих краях, осуждая и не понимая родителей. Иногда целая жизнь уходит на то, чтобы понять, что счастье было рядом - в горах, в подъёме на снежную вершину в одной связке с отцом и другом. Счастье - когда идёшь в горы, оставляя за спиной городскую отраву; когда можно вести разговор в полном молчании; когда невидимая тропа сама находит тебя...

История восьми гор намного больше, чем философствование на тему познания мира, во время чтения постоянно чувствовала зов сердца, ностальгический привкус восхождения. Лет пятнадцать назад жизнь забросила меня на мыс Фиолент. Именно там я поняла, что влюбилась в горы, которые могут оживить любой самый непримечательный пейзаж. И пусть я не покоряла заснеженных вершин, (подозреваю, что самой высокой точкой был Высокий Верх в Карпатах - 1242 м над уровнем моря), но они всегда манят меня, и я каждый раз радуюсь встрече...
На вершине горы и снег приобретает вкус (азербайджанская пословица).