Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Мост через бездну. Великие мастера

Мост через бездну. Великие мастера
Слушать
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
701 уже добавил
Оценка читателей
3.6

Что появилось раньше – человек или зеркало? Этим вопросом задается Паола Дмитриевна Волкова в четвертом томе цикла «Мост через бездну». Для великих мастеров портрет всегда был не просто изображением человека, но и зеркалом, отражающим не только внешнюю, но и внутреннюю красоту. Автопортрет же – вопрос себе, рефлексия и следующий за ними ответ. Диего Веласкес, Рембрандт, Эль Греко, Альбрехт Дюрер и Винсент Ван Гог – все они оставляют нам в этом жанре горькую исповедь целой жизни. У каких зеркал прихорашивались красавицы былого? Венера, вознесшаяся из вод, увидела в них свое отражение и осталась довольна собой, а Нарцисс – застыл навеки, потрясенный собственной красотой. Полотна, отражая во времена Ренессанса только идеальный образ, а позже – и личность человека, стали вечными зеркалами для всякого, кто осмелится в них заглянуть – как в бездну – по-настоящему. Настоящее издание представляет собой переработанный цикл «Мост через бездну» в той форме, в которой он был задуман самой Паолой Дмитриевной – в исторически-хронологическом порядке. В него также войдут неизданные лекции из личного архива. В настоящем издании в качестве иллюстрированных цитат к текстовому материалу используются фоторепродукции произведений искусства, находящихся в общественном достоянии, фотографии, распространяемые по лицензии Creative Commons, а также изображения по лицензии Shutterstock.

Читать книгу «Мост через бездну. Великие мастера» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
platinavi
platinavi
Оценка:
28

Изначально, исходя из логики, я взялась за первую книгу цикла - Волкова Паола Дмитриевна - Мост через бездну. Комментарий к античности и увязла в потоке бессвязных мыслей, которые лихорадило от Стоунхенджа к Китаю, через Древнюю Грецию в «земные энергии». Автор играет словами, превращая понятия физики в мутную эзотерику, говорит о какой-то магии и энергиях. Благо в данном томе все это отсутствует.
Но все равно структура битая, а переходы слишком дикие. Очень напомнило КВН:

- Сегодня тема игры дружба! Наша команда очень дружна! А теперь мы покажем миниатюру «Ограбление банка».

Где-то подобным образом были озвучены шесть самых великих художников всех времен и народов. Но рассказали нам почему-то только про трех: Диего Веласкес, Ре́мбрандт Ха́рменс ван Рейн, Эль Греко.

спойлер

Диего Веласкес

Ре́мбрандт Ха́рменс ван Рейн

Эль Греко

Дети в искусстве

свернуть

Про этих художников рассказали бессистемно, но весьма интересно, отмечая множество различных моментов. В четвертой главе поднимается тема детей в изобразительном искусстве. В основном разбирались работы все тех же троих, но так же все чаще упоминались другие художники самых разных эпох. Сложность изображения детей, их неестественность на портретах немного удивили меня, как это очевидно и незаметно было ранее. Затем «сюжет» ушел в «западная живопись портретная, восточная пейзажная» и вся структура полетела в тартарары. Немного потоптались на Пикассо, немного на Репине, потом ушли в пространные обсуждения «что было раньше: человек или зеркало?» и прочую не имеющую отношения к предмету возвышенную болтологию.
Почему были озвучены шесть художников, а рассказали только о трех? Зачем лезть в античность и Азию, если все шестеро европейцы? Последние две главы как будто вообще из другой книги выпали. А три нужные недодали!
В целом, много интересно и даже нового. В первых четырех главах. А дальше явно все не на своих местах.

Читать полностью
lenk0yan
lenk0yan
Оценка:
7

Это будет мой самый корявый отзыв на книгу, потому что сама книга тоже очень и очень не ровная. Начну с того, что "Великие мастера" входят в серию "Мост через бездну", т.е. это не всеобъемлющая работа, а только одна из её частей. Для искусствоведческих пособий это нормально, какой смысл выпускать неподъёмный кирпич, если можно разбить его на составляющие согласно, например, хронологическому порядку. Издательство отмечает, что это авторская серия, что многое объясняет. Я не уточняла, но есть все основания полагать, что рука даже самого завалящего редактора "Великих мастеров" не касалась. Сейчас ещё немножечко о том, о чём книга, потом я поражу ваше воображение цитатами, от которых у меня глаза лезли на лоб.

В книге описываются картины таких художников как Диего Родригес де Сильва-и-Веласкес, Рембрандт Харменс ван Рейн, Питер Пауль Рубенса, Эль Греко и некоторых других. Описываются в прямом смысле, так как это могут делать только искусствоведы и искусствоведки – с невероятным внимание к деталям, с подробным рассказом о каждом и каждой изображённых на полотне, о том, почему тот или иной предмет держат в руках, об одежде, атрибутике, освещении. Это и правда очень интересно, и если бы книга состояла только из этого - было бы здорово. Но нет, она настолько неструктурирована и бессистемна, что, читая, натурально барахтаешься, не зная, за что ухватиться. Более-менее толковым вышел раздел об изображении детей на картинах. Там говорилось, что сперва все дети были по сюжету младенцем Христом, никаких других детей не было, но со временем на полотнах начали появляться конкретные дети конкретных важных людей.

Всё, теперь слайды. В смысле цитаты. Потому что это что-то запредельное.

"Этих художников принято называть «малыми голландцами». Но они вовсе не были малые, это были очень большие художники" Да ты что!

Есть версия, что у художника Эль Греко были проблемы со зрением, а именно вертикальный астигматизм, из-за чего он всё изображал немного удлиннёным. Но Паола Волкова так не считает: "Нет, дело не в вертикальном астигматизме. Это было стремление передать момент развоплощения, на грани превращения плоти в духовную субстанцию." ЩИТО??

Едем дальше. Как вам такое: "Именно Александрия рождает детский мир в искусстве. Александрия обеспечила скульптурой детства Европу вплоть до сегодняшнего дня. Наши детские сады все обеспечены Александрией. В них во всех есть копии с александрийских статуй. " Прям вот во всех, инфа сто проц.

"Например, портрет инфанта Балтазара, испанского наследника. Веласкес пишет дона Балтазара в очень интересном и противоречивом разрыве." И сюда же: "Основной предмет изображения – это прекрасная дама, которая очень сложна функционально."

Кстати, о портретах. Авторка несколько раз повторяет, что определения портрета не существует, но потом сдаётся и пишет, что "под портретом понимают всякое изображение данного человека", da ladno!

Вот ещё внезапное: "Портрет в Древнем Китае имел большое значение. Этот портрет рассматривается принципиально другим способом. Лицо человека представляет собой замечательную карту. Они рассматривают ноздри как пещеры, рассматривают рот определенным образом, а также глаза и веки. Они создают из этих ландшафтно-географических описаний одну из самых знаменитых наук, которую наша психология считает псевдонаукой. А они на основании этой псевдонауки существовали много тысяч лет – и ничего. Это наука френология. Именно они ее основатели, теоретики. И первые френологические трактаты связаны с написанием портрета. Китайцы не могут так просто изображать человека. По определению китайцев, человек – это шелковичный червь."

И вишенка на торт: "Ведь известно, что не мы смотрим на картину, а картина смотрит на нас".

Всё! Книгу рекомендовать не буду, потому что она странная. Но можете посмотреть картинки, они там в конце.

Читать полностью
zorna
zorna
Оценка:
7

Книга Паолы Волковой - сборник лекций о живописи. "Великие мастера" - такое условное, максимально расплывчатае определение. В книге подробнее всего рассказывается о Веласкесе и Рембрандте, но остальные имена нужны для сравнений или ради иллюстрации к темам. Кто тут великий, а кто нет? как это определить?

Если на то пошло, книга вообще не о мастерах. Никаких биографий, а анализ работ - кусочный, фрагментарный. Книга скорее о явлениях, тенденциях, тематике. Самая большая лекция - а это имеено лекция, не статья - о детях в живописи. И две совсем небольшие - о портретах и о символике зеркал. Последняя по форме скорее напоминает эссе, то есть в ней содержится самый минимум полезной\интересной инфы и максимум восторженной поэтики.

Отдельные претензии у меня к языку изложения. Уж не знаю, кто здесь виноват - автор или редакторы, но читать это совершенно невозможно из-за огромного количества ненужных повторов. Через абзац-другой может повторятся факт или мысль, словно читатель скуден умом и уже забыл, о чем прочитал минуту назад. Повторяющиеся тезисы кочуют и из лекции в лекцию - может, по этому принципу их и собрали в сборник, но выглядит это явление как-то не вдохновляюще, потому что повторятся могут целые абзацы, словно их кто рерайтнул на досуге. Но такие повторы - меньшее зло. Товарищ Волкова ужасно злоупотребляет повторами для усиления эффекта. Одно и то же ключевое слово может встретиться 10 раз в абзаце, даже 3-4 раза в одном предложении, и я уже не говорю об однокоренных. Как редактор смог это прочитать-вычитать и не заменить? а если заменяли, то сколько же было в оригинале? Хотя есть такие авторы, которые ужасно трепетно относятся к своим драгоценным текстам, материалам, лекциям, что вот ни словечка поправить не дают.

В этом смысле последнее эссе о зеркалах выгодно отличается. Оно все-таки писалось, на не наговаривалось, мне кажется, лексически оно куда лучше выдержано. Не оттого ли эссе такое короткое? Если убрать все повторы из других лекций, объем существенно подсократится, да.

В общем, из-за этих минусов текст воспринимать непросто. Темы поднимаются любопытные, но изложение сильно портит впечатление от книги. Постоянно отвлекаясь на кривой текст, трудно сосредоточиться на смысле. В голове мало что остается, что прискорбно.

Читать полностью
Лучшая цитата
Достоевский сказал очень странную фразу, что на Страшном суде человечество может отчитаться романом Сервантеса «Дон Кихот».
В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги подборки «История искусств»