Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Мост через бездну. Импрессионисты и XX век

Мост через бездну. Импрессионисты и XX век
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
282 уже добавили
Оценка читателей
2.82

История импрессионизма, раз и навсегда повлиявшего на все последующее искусство, охватывает всего 12 лет: с первой выставки в 1874 году, где было представлено знаменитое «Впечатление», по последнюю, восьмую, в 1886 году. Эдуард Мане и Клод Моне, Эдгар Дега и Огюст Ренуар, Анри де Тулуз-Лотрек и Поль Гоген – с рассказа о которых начинается эта книга – одними из первых начали выступать против условностей сформировавшейся к тому времени «классической» живописи.

Винсент Ван Гог и Сальвадор Дали, Пабло Пикассо и Казимир Малевич, в отличие от своих предшественников, создавали на полотнах свою реальность. Они не пытались донести до зрителя impression – красоту повседневной действительности и передать то, что глаз видит в конкретный момент. В путешествие от импрессионизма к сюрреализму, от впечатления – к эмоции, от Венеры Милосской до «Черного квадрата» приглашает нас Паола Дмитриевна Волкова в очередном томе серии «Мост через бездну».

Настоящее издание представляет собой переработанный цикл «Мост через бездну» в той форме, в которой он был задуман самой Паолой Дмитриевной, – в исторически-хронологическом порядке. В него также войдут неизданные лекции из личного архива.

Читать книгу «Мост через бездну. Импрессионисты и XX век» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
ainka
ainka
Оценка:
9

Сказать, что я удивлена тем, с чем мне не повезло столкнуться на страницах этой книги – ничего не сказать. Следует, наверное, прежде упомянуть, что до "Моста через бездну" я прочитала книгу Михаила Германа об импрессионизме и осталась в восторге от красноязычия и познаний в области искусства автора. Что же мы видим в "произведении" Паолы Дмитриевны? А ни-че-го. Такое ощущение складывалось, что это какая-то стенограмма с лекций или передачи (возможно, так и есть). Писательским талантом тут и не пахнет. Однако, если это книга претендует на то, чтобы быть научным трудом, так тут столько тавтологии, повторений одного и того же (мне иногда казалось, что у меня дежавю), что просто начинает голова идти кругом.
Что еще меня неприятно поразило, так это то, что единство мысли как таковой тут отсутствует: и в целостном плане, и даже в отдельных абзацах. Например:

Есть еще один идеальный импрессионист – это Клод Моне. Он является трубадуром Эдуарда Мане, великим исполнителем, прошедшим его школу. А «Батиньольская школа» – это и есть парижская новая школа. У Мане было еще одно очень странное качество. Он был иллюстратором жизни. Его картины – это самые настоящие иллюстрации. Молодой человек в белых брюках – это иллюстрация, балкон – это иллюстрация… Это сама жизнь. Мане выводит в картинах все образы жизни, которые его окружают.

И зачем надо было упомянать в одном предложении Клода Моне, чтобы потом вновь продолжить рассказ о Эдуарде Мане?
Некоторые моменты меня и вовсе смешили:

Граф Тулуз-Лотрек, который мог жениться на самой красивой и богатой женщине, предпочитал проституток. Ему нравилось жить по-другому. У него не было комплексов. Мы психологически неправильно его расцениваем. Это был последний крестоносец. Нам за него стыдно, а ему было весело.

Последняя строка – это прямо финиш.
И вообще, в книге огромное множество вопросов, на которые ответы не даны. И связь между импрессионизмом и 20. веком совершенно не описана!
Так для чего и кому читать эту книгу, я не знаю. Человека, не разбирающегося в истории искусства, эта книга особо не просветит, лишь запутает. Человека, который разбирается, – повергнет немного в диссонанс.
Так что, я очень разочарована и немного сожалею, что приобрела другую книгу Паолы Дмитриевны. Хотя есть небольшая надежда на то, что там будет все более систематизированно и грамотно изложено, чем здесь.

Читать полностью
Olly_Olly
Olly_Olly
Оценка:
8
Слово "нравится" категорически запрещено в искусстве. Нравиться может девушка, закуска к водке. А искусство - это вопрос подготовленности: насколько вы готовы к определенному уровню или наскоолько искуссво готово к вашему восприятию.

Если вы с трудом можете отличить Мане от Моне - эта книга для вас.
Если все, что вы знаете о Ван Гоге - это история что где-то зачем-то он отрезал себе ухо, и да, нарисовал какие-то некрасивые, но известные подсолнухи - эта книга и для вас тоже.
Если при упоминании "Черного квадрата" Малевича вы продолжаете ворчать, что и сами нарисуете не хуже, а может и ровнее - читайте обязательно.
Если Пикассо для вас тот, кто может рисовать только угловатые кляксы - тоже дерзните.
Если импрессионизм для вас - это переоцененная мазня, точно стоит прочитать.

Но вот если вы хотя бы краем уха слышали об импрессионизме или интересовались историей жизни кого-то из его видных представителей - дело швах. Не могу обещать, что вам понравится или того, что вы почерпнете что-то новое.

Сразу оговорюсь, что я в живописи не особо разбираюсь. Но некоторых импрессионистов нежно люблю, поэтому полнейшим профаном себя осмеливаюсь не считать.

Дело не в том, что Паола Дмитриевна неинтересно вещает или пишет глупости, вовсе нет!
Сначала даже было неплохо. Книга бодренько стартовала с Мане, вводя в курс дела того, кто такие, собственно, импрессионисты и откуда они взялись. Имя цепляется за имя, картина за картину - раскручивается взаимосвязь и взаимное влияние художников как друг на друга, так и на искусство того периода в целом. Но в какой-то момент стройная цепочка путается и тут уже начинается полный раздрай. Паулина Волкова неустанно перескакивает от одного художника к другому - вот Ренуар, а вот Дега, а вот опять Ренуар, и снова Дега... Места, люди, картины - все сливается в одну кучу. Я-то рассчитывала разобраться для себя разложить все по полочкам. Но Паола Дмитриевна поломала мне и те полочки, что уже были. После прочтения в голове появился какой-то сумбур из имен, понятий, картин и дат.

Но хаотичность изложения не худшая из проблем этой книги. Я рискну-таки написать, что книга довольно поверхностная. Хотя, конечно, кто я такая, чтобы судить. Похоже на бесплатную замануху-лекцию к полноценному и платному курсу по искусству. Просто цветастый пробничек - насыпать побольше имен, ярких деталей и заинтересовать, но цельную картину - за отдельную плату. Глубокого анализа хот бы одного из художников нет - не надейтесь. Зато есть масса неважных деталей, повторов и воды. И это обидно, потому что перестаешь доверять автору. А ведь для такого рода литературы очень важен экспертный статус. Но когда читаешь что-то в таком духе:

Моне – удивительный художник, и вы вместе с ним попадаете в удивительное состояние. С его приходом произошла смена одного искусства на другое, одного языка на другой.

Двадцать пять слов, но ни грамма конкретики. Удивительный? Чем, почему? Что за состояние? Что за искусство? Студенты- гуманитарии так пишут, когда сказать нечего...

Короче, как затравка и первое знакомство с импрессионизмом книга более-менее подойдет. Но если вы (как я, например) рассчитывали, что узнаете что-то новое, а не прочитаете в очередной раз о том, что

Быстрые и светлые мазки, яркие краски и изображение природы – Моне

, а

Смурые цвета, черные контуры и грустные люди – Мане

, то найдите что-то другое.

Читать полностью
Autumn_Tale
Autumn_Tale
Оценка:
5

Сначала тебя охватывает необычный энтузиазм. Хочется рассматривать картины Мане и Моне, уметь их различать и классически презрительно смотреть на тех, кто так и не может этого сделать.
Потом начинаешь путаться в именах, паролях, явках. Раздражает частота "посмотрите туда, посмотрите сюда", а куда смотреть, где, блин, иллюстрация? Не знаю насчет бумажной версии, но у электронной в текст вставлены чб картинки и только в самом конце цветные версии. Отлично помогает заценить цвета.
В следующей стадии немного отпускает и просто читаешь о Ван Гоге. Ничего нового, но и все ровно.
И вот тут начинается особый тупик эволюции. Моей. В искусстве. Потому что сколько меня не убеждай, но я пребываю в истинном сомнении насчет того, любой ли чих художника имеет право называться искусством. Смотрю тупым взглядом на чужие рецензии. Они смотрят на меня. По-моему мы читали разную книгу. Никогда мне не понять, почему черный квадрат - значимая вещь. Картины, на которые можно смотреть часами - значимая вещь. Но не квадрат. Не наборы фигур. Не Пикассо, взращивающий во мне ЧСВ. Признанный, конечно, он, но что-то внутри меня всегда довольно говорит: "А помнишь, как мы бросили художку, потому что считали свои рисунки отвратительными? Да ты глянь, какие там были шедевры рядом с этим". Нет, я все равно счастлива, что бросила, но так и руки вроде на месте, а не на полметра ниже.
По итогу, я даже не знаю, что и сказать. Потому что не понимаю, зачем эта книга. Для не интересовавшегося искусством она не дает почти ничего. Слишком много навалено и много скачков от одного к другому и обратно. Для тех, кто уже отличает все эти имена - весьма поверхностно.
Ну и для кого же это издали?

Читать полностью
Лучшая цитата
В XIX веке жили две великие актрисы – французская актриса Жанна Самари и русская актриса Пелагея Антипьевна Стрепетова. И есть два портрета, которые почти одновременно написали два художника – французский художник Огюст Ренуар и русский художник Николай Ярошенко.
Две женщины, две актрисы, каждая из которых в своей стране, в своем мире, была выразительницей совершенно новых чувств. Это было тогда, когда театр во всем европейском мире, и в России, и в Англии, и во Франции, и в Польше, занял особое место в культурной жизни. Театр не был просто местом, куда люди приходили, чтобы посмотреть новые пьесы, посмотреть на новых актеров. Театр стал центром культуры, центром общественной жизни, средоточием всех интересов, страстей, борьбы, новой драматургии, новых репертуаров.
В мои цитаты Удалить из цитат