Книга или автор
3,0
2 читателя оценили
146 печ. страниц
2017 год
16+

Дьявольский Трокадеро
Ольга Сенникова

© Ольга Сенникова, 2019

ISBN 978-5-4485-6555-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1

1

– Аллё, Марина, ты всё еще собираешься на эту вечеринку? – поинтересовалась девушка в телефонную трубку. – Не могу выбрать, что надеть, заходи в гости – поможешь. И вермут захвати, вариантов для выбора достаточно много, можем утомиться.

Алкоголь странно воздействовал на её организм – от пива развивалась странная аллергическая реакция в виде чихания, от вина ужасно болела голова, шампанское она не любила за чрезмерное количество пузырей. Но сегодня алкоголь казался совершенно к месту. То, что случилось, мало походило на реальность, и сознание отказывалось верить в произошедшее. Последние дни с большим интересом, словно за сюжетом напряженного триллера, она следила за меняющимися с огромной скоростью собственными оценками ситуации. Где-то там, в прошлом, она была счастлива, пусть недолго… Но сейчас всё разрушено. Никогда – это жуткое слово, «никогда», которое означает, что дальше у фильма продолжения не будет, не важно страшным он задумывался или романтически-приключенческим, всё равно жизни главных героев после титров никогда больше не пересекутся.

2

Двадцать три года назад родители назвали свою дочь серьезно и официально – Людмилой, но в процессе общения с подросшей девчонкой собеседники быстро и естественно переходили на более уютную и подходящую форму имени – Мила. Она и вправду была миловидной рыжеволосой девицей с впечатляющими оформленными пушистыми ресницами глазами необычного изумрудного цвета. Природа одарила ее легким характером, очаровательной улыбкой и хорошим телосложением без склонности к полноте. И пускай ног «от ушей» не отмечалось, зато имелась приятная возможность в невероятных количествах поглощать шоколад и кексы, не задумываясь о последствиях.

Милка чудно соединяла в себе прагматизм современного жителя мегаполиса с трогательными, подчас детскими идеалами. Ведя домашнее хозяйство, она с особой скрупулезностью вносила в расчерченные таблицы израсходованные суммы, составляла и планировала списки покупок. Но при этом, будучи, взрослой, какой она сама себя искренне считала, не стеснялась покачаться на качелях в собственном дворе, если вдруг казалось, что это сделает ее счастливой здесь и сейчас, На милых обтянутых атласной тканью плечиках в девичьем гардеробе делили соседство элегантные платья и джинсы с прорехами, узкие юбки-карандаши и пушистые юбки-«солнышки», классические офисные блузки располагались рядом с яркими футболками свободного кроя, а внизу, на полу в один в ряд были выставлены изящные туфли на высоком каблуке вперемежку с удобными кедами.

На книжных полках ее квартиры были расставлены строго по росту тома классической литературы, произведения современных авторов, узкопрофильная, необходимая для обучения литература и даже отдельные экземпляры медицинских справочников. Детективы, юмор, фантастика, исторические и любовные романы. Книги не пылились в забвении, а были приучены к регулярному теплу человеческих рук. С электронными вариантами Мила так и не смогла подружиться, так как обожала сам ритуал чтения: особая обстановка вокруг, ощущение фактуры страниц под подушечками пальцев и даже запах типографской краски. С особым трепетом, она хранила книги, зачитанные до дыр еще в детстве. Наткнувшись на знакомую иллюстрацию, могла долго и мечтательно, словно клубок ниток, разматывать из памяти детские впечатления и чувства.

Не стремясь к тому, Мила всегда находилась в центре внимания, окруженная большим количество приятелей и товарищей, поэтому еще с большей горечью признавала за собой откровенное поражение в делах сердечных. Собственная жизнь казалось ей бессмысленной, незаполненной тем, чем бы хотелось. За плечами несколько романов, закончившихся так и не начавшись, очередь нерешительных поклонников, которые не осмеливались идти дальше, и мысли о том, что, наверное, её счастье отдали кому-то другому. Те, чье внимание притягивала, быстро становились для нее скучны и предсказуемы, и единственным выходом было скрываться, меняя телефонные номера, пароли и явки. В такие моменты она, растеряв всю свою смелость и паникуя, словно трусливый заяц, пыталась затаиться от всего мира, а заодно – и от своих мыслей.

Уже несколько лет Мила жила одна – её родители работали по контракту заграницей и по воле случая не имели возможности часто наведываться в гости. Вынужденная временная разлука отчасти компенсировалась периодическими онлайн-разговорами в программах видеосвязи. В связи со сложившейся ситуацией девушке пришлось рано повзрослеть и проявить самостоятельность. Впрочем, она обожала свою роль хозяйки дома – во вверенной родителями квартире всегда царили уют и, пусть не идеальный, но порядок.

Самым любимым укромным уголком в доме по праву считался широкий подоконник, на котором уже прописался теплый тонкий полосатый матрасик, и где так нравилось сидеть пустыми вечерами и смотреть в черное небо, проколотое светлыми звездами. Наверное, если очень громко крикнуть куда-то в эту небесную бездну, крикнуть от отчаяния с просьбой о помощи, то непременно самое заветное желание сбудется. Но отчего-то проверить свои подозрения на деле она долго не решалась.

Вот и тогда, прислонившись плечом к холодному стеклу своего окна, Милка задумчиво смотрела на черное-черное небо, которое сейчас наиболее остро ощущалось бездонным и не имеющим границ. Оно контрастировало своей глубиной и масштабами с протяженными, но конечными городскими улицами и магистралями; с домами, испещренными огоньками окон и имеющими четкие границы; с фонарными столбами, твердо стоящими на земле и не обладающими возможностями тянуться выше, чем им положено. Казалось, можно закрыть глаза и погрузиться в далекую безлюдную тишину, в которой, словно в вате, вязнут и тонут звуки городской суеты. Но совершенно случайно внимание Милы привлекли как раз окна напротив, за каждым из которых была какая-то жизнь, словно недоступная для одинокой в душе девушки.

За стеклами, не задернутыми занавесом-шторами, разворачивалась прекрасно освещенная импровизированная сцена для спектакля, главными действующими лицами в котором были Он, Она и кот, дремлющий на подоконнике. Заботливая жена, чудесная хозяйка, возможно, чуткая и внимательная мать прекрасных малышей торопилась подать припозднившемуся мужу горячий и вкусный ужин. Казалось, сквозь плотную пелену позднего вечера Мила могла разглядеть, каким нежным и влюбленным взглядом на свою избранницу смотрел мужчина. Тут она резко спрыгнула с любимого подоконника и уверенно зашагала к письменному столу.

Еще в детстве кто-то говорил, если написать на клочке бумаги самое заветное желание, описав его до малейших деталей, и немного подождать, то целая Вселенная придет на помощь в его осуществлении. Руки спешно перебирали лежащие на столе бумаги в поисках самого красивого бланка для будущего «заказа». Ручка в суете движений тоже нашлась не сразу. Наконец, плюхнувшись на стул, торопливо, но аккуратно, одну за другой Мила выводила строки, призывавшие в её незаполненную жизнь того самого, единственного.

Чтоб был хорош собой, высок, подтянут – начала она, голос низкий, «бархатный», образован, начитан, интересен в общении… Влюбится, женится, счастливы, двое детей… Для успокоения приписала, что допускает, чтоб мужчина мечты имел ряд мельчайших недостатков, которые она, собственно, даже не будет замечать.

Запаковав послание для Вселенной в ярко-красную коробочку из-под шоколадных конфет, Мила приготовилась ждать. Она потом еще не раз пыталась уточнить, как скоро ей подберут по указным параметрам мужчину, и ответ был не за горами.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 47 000 книг

Зарегистрироваться