Книга или автор
5,0
1 читатель оценил
205 печ. страниц
2019 год
12+

Ясный свет и вольный ветер
Третья книга цикла «Остров Буян»
Ольга Лисенкова

Редактор Людмила Шилина

Иллюстратор Ксения Кабак

Дизайнер обложки Ксения Кабак

© Ольга Лисенкова, 2019

© Ксения Кабак, иллюстрации, 2019

© Ксения Кабак, дизайн обложки, 2019

ISBN 978-5-4496-5533-2 (т. 3)

ISBN 978-5-4496-5534-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора

Дорогие читатели! Это третья книга серии «Остров Буян». В ней вы встретитесь с теми же героями, которые впервые появились в повестях «Когда умолкает кукушка» и «Жили-небыли».

Итак, бывшая учительница английского языка Алена с мужем Федором поселились на сказочном острове Буяне. Это одно из мест, куда попадают те, кто сбился с пути где-то между жизнью и смертью, а Алена помогает отправить потерявшиеся души туда, где им следует быть.

Во второй повести герои знакомятся с загадочным Питером. Он против своей воли участвует в заговоре, в результате которого Алена вынуждена покинуть райский Буян. В призрачном обличье девушка возвращается в свой родной город. Тут она встречает врагиню из детства, Женьку: та когда-то вышла замуж за брата Алениной мамы, а потом овдовела и в одиночку воспитывает сына Левку. Выясняется, что все эти годы Женька винит Алену в том, что ее жизнь не состоялась, и Алене предстоит загладить свою вину.

После Алена должна найти дорогу назад, и, если бы не Питер, ей бы это ни за что не удалось. В свою очередь, она освобождает и самого Питера. Оказывается, ее необычный компаньон – не кто иной, как ветер.

Алена воссоединяется с Федором на Буяне, и им было бы не о чем больше мечтать, если бы… Если бы только у них был ребенок.

*

По дороге в огонь, с той стороны

Чёрного солнца,

Поднимаются незнакомые нам

Города.

Мы для наших дорог – сами тоже огни,

Значит, не бойся

Никогда.

Я иду,

через лето иду к тебе по горячим шпалам,

Каждый шаг – дорога в огонь, дорога к огню.

Мне так важно тебе рассказать,

а времени так мало,

Что я тебя люблю.

(Наталья О’Шей)

Пролог

На остров Буян нагрянула весна.

Рыжеволосая Яся играла на лужайке, строила домик. Со дна ручья она вычерпывала полные ладошки глины, чтобы склеить между собой разномастные веточки. Фундамент из камушков, собранных у того же ручья, был уже вполне готов. Она тихо мурлыкала себе под нос.

На крупном камне рядом сидел вихрастый мальчишка чуть постарше и болтал босой ногой. Нога была загорелая, вся в синяках и ссадинах. Иногда она приближалась слишком близко к Ясиному домику и грозила его обрушить, но девочка шлепала по ней грязной ладонью, и тогда мальчик подтягивал ногу к себе и утыкался подбородком в коленки.

– Яська, хочешь сказку?

– Хочу.

– Жил-был царь, у царя был двор, на дворе был кол, на колу мочало; не сказать ли с начала?

Яся подняла на него синие глаза.

– Скажи.

– Жил-был царь, у царя был двор, на дворе был кол, на колу мочало; не сказать ли с начала?

– Ну скажи. Чего царь-то?

– А всё. А еще сказку хочешь?

– Хочу.

– Жили-были два братца, два братца – кулик да журавль. Накосили они стожок сенца, поставили среди польца̀. Не сказать ли сказку опять с конца?

– С конца? – она насупилась, размышляя. – Да ну тебя.

Он засмеялся.

– Вот что ты такое, Питер! Что ты за наказание! – проворчала девочка, явно копируя кого-то из взрослых.

Он отозвался, передразнивая:

– А что ты такое, Яська, что ты такое?

– Я не «такое», я «такая». Я девочка.

– Ну да. А я мальчик.

– Какой из тебя мальчик? Сейчас мальчик, а через минуту грозный дядька.

Он снова весело рассмеялся, лягая камень пятками.

– Ну вот такой у тебя дядька, разве не удобно? Солнце печет, давай надевай панамку, а то солнечный удар будет.

Головной убор из хлопчатобумажного кружева белел рядом, на травке, но руки у Яси были совершенно черные. Нечего и думать о том, чтобы прикоснуться к панаме, она же сразу станет непотребного вида.

– Врешь ты всё.

– Не вру, – он посерьезнел. – Надевай панамку, детям нельзя перегреваться.

– Ну тебя.

– Яська! Мне взрослым сделаться, чтоб ты меня слушалась?

Она помотала головой.

– Не надо, скучно. Ну ты же понимаешь, что я никак не могу нацепить эту дурацкую шапку, у меня руки грязные! Я строю дом и ни на минуту не могу оторваться.

– Ладно, – протянул снисходительно мальчишка. – Давай я тебе нацеплю.

Он съехал с валуна, поднял панамку, встряхнул и пристроил девочке на волнистые волосы. Ласково продел рыжие хвостики в подходящие дырки, чтобы панамку не сдул ветер, и, не удержавшись, легонько дунул Ясе в лицо. Она помотала головой, как котенок.

– Вечно ты…

– Да, – согласился мальчик. – Вечно я.

Он снова влез на нагретый солнцем камень, с наслаждением завалился на спину, раскинул руки и зажмурился.

– Вечно!

Часть 1

Глава 1

Яся шла в школу. Левка следовал за ней. С некоторых пор он предпочитал идти не рядом с сестрой, а по отдельности, вроде как он независимый, взрослый, самостоятельный. Ну и что? Ей не было обидно. Дети растут. Времена меняются. Вот и зима превратилась почти что в лето, даже утром можно идти без шапки.

Желтые стены старых домов кажутся розоватыми, поют птицы, а мамы тащат малышей в садик – кто везет на коляске, кто толкает перед собой велосипед с ручкой, а некоторые детсадовцы катят на самокатах. Жаль, в школу приходится идти самой, никто тебя не отвезет и самокат там девать некуда. Хотя нет, не жаль. Вон сколько интересного на пути. Голуби дерутся возле мусорки, там для них накрошили хлеба. Собака едет на поводке, упирается всеми четырьмя лапами, не хочет идти домой. Мусоровоз выруливает, огромный, как оранжевая скала.

– Ясь, снова опоздаем, – мрачно сообщают из-за спины.

– Не опоздаем! Сейчас же не надо переодеваться, только сменку!

– Но мы поздно вышли. Давай бегом.

Воспитывает. Тоже мне – взрослый. На самом деле они с Левкой ровесники. Ему просто не нравится, когда ему попадает за ее проступки. Это понятно, конечно, кому такое понравится, но она уверена, что и ей порой влетает за его шалости, хотя она и не может вспомнить ни одного примера.

– Ладно, ладно.

Девочка отлипает от улицы и торопится к зданию школы. Оно тоже желтое, и в лучах утреннего солнца – радостное. Со всех сторон туда стекаются ребята, и каждый, наверное, твердит про себя: осталось совсем немного до конца учебного года, стисни зубы и дотерпи, доживи. Скоро лето. Как здорово тут придумано: одновременно и тепло, и свобода!

– Ясь.

Яся вливается в толкучку, находит место возле стены и переобувается. Вдоль клеток-раздевалок бродит злая техничка, ищет, к чему бы придраться. Особенно злой она становится, когда школьники собираются домой: выговаривает тем, кто задерживает, а если кто-то выйдет из класса, когда все оделись, техничка уже унесет ключ и этот невезучий будет долго-долго ее искать, как будто она специально прячется: чтоб неповадно было.

В этом было что-то сказочное, если подумать. Как будто раздевалка – это башня, в которой заточена Рапунцель или какая-нибудь другая принцесса… или скорее спрятано сокровище, ведь там на самом деле никого не запирают, там всего лишь одежда и обувь. А техничка – это злая колдунья. Чтобы расколдовать свою одежду и наконец отправиться домой, нужно совершить подвиг и разыскать ключ, но вначале…

– Яся.

Левка закатывает глаза. Ну что за зануда.

Первым уроком была музыка. Яся в музыке ничего не смыслила, но у нее был хороший голос и неплохой слух. Правда, оценки могли бы быть и выше, если бы она внимательно слушала Лидию Алексеевну и отвечала на вопросы, а не уплывала в своих мечтах куда-нибудь в сказки или выдуманные миры. Одноклассников тоже фанатами музыки не назовешь. Это ж не математика! Тут и побеситься можно.

Позади Яси сидел Мишка, похожий на хрестоматийного бурого медведя из русского фольклора: такой же полноватый, неуклюжий – но быстрый и сильный. А еще вредный. Ее рыжие волосы не давали ему покоя. Он дразнил Ясю «Пеппи Длинныйчулок» и дергал за косички. Иногда даже в тему – вовремя, чтобы она успела уловить хоть за хвостик, что происходит в классе, и впопад ответить на вопрос Лидии Алексеевны.

Сейчас солнце светило прямо в пластиковые окна. Деревья не дотягивались до четвертого этажа, и для лучей не было преграды – только офисные скучные жалюзи, которые не впускали в класс свежий воздух. Жара, духота и недостижимая близость свободы – вот же оно, лето, рукой подать! Обозленный Мишка не стал ограничиваться только дерганием рыжих волос. Пока класс слушал музыкальную сказку, шептался и возился, он тайком взял одну из тонких косиц и, продев под спинку Ясиного стула, закрутил вокруг его металлической основы. Он, должно быть, надеялся, что после звонка Яська вскочит на ноги и тут же свалится обратно. Но все пошло не так.

Когда сказка закончилась, Лидия Алексеевна посмотрела на расшалившихся третьеклассников, переключила ноут на режим виртуальной доски и ткнула пальцем в Ясю.

– Самойлова, пойди-ка к доске.

Та послушно встала – конечно, по правилам игры, медленно и неохотно, совсем не так, как взмыла бы в честь переменки… Точнее, попыталась встать, но вместо этого сделала пируэт, схватилась рукой за косицу и приземлилась на пол рядом с партой.

– Что это за фокусы? – удивилась учительница.

– Ногу отсидела.

– Нормально все?

– Да, уже нормально.

Яся топнула ногой и решительно прошагала к интерактивной доске. Мишка качнулся на стуле, предвкушая развлечение. Он наблюдал за Самойловой и точно знал, что она не слушала сказку и вряд ли может даже ответить на вопрос, как называлось произведение, не то что выполнить упражнение. Яся смотрела на него, а он, ухмыляясь, – на нее, когда вдруг стул повело назад. Мишка потерял равновесие и упал с таким грохотом, что Лидия Алексеевна, глядевшая на доску, аж подскочила.

– Это еще что за цирк?

– Это Мельник упал просто, – подсказала хихикающая одноклассница.

– Он на стуле качался, – уточнили мальчишки.

– Не сломал ничего? – проверила учительница, а убедившись, что все хорошо, вздохнула с облегчением и начала орать: мол, нельзя так вести себя в классе, надо соображать хоть немного, а шею свернуть – плевое дело… и орала до самого звонка.

Яся спокойно прошла на место, покидала тетрадки в сумку и ускакала.

«Вот не ведьма ли», – пробормотал рассерженный Мишка. Он содрал кожу с локтя, на рукаве показалось красное пятно, и ноге тоже досталось. А Самойловой все нипочем.

В классе и вправду было очень душно, и третьеклассники, как один, предпочитали носиться по коридору. В кабинете остались лишь Мишка и Левка Самойлов, Ясин брат. К нему Мишка и направился.

– Тебе от нее тоже достается небось?

– В смысле?

Левка был серьезный, из тех, кого учителя хвалили и ставили в пример. Даже странно: обычно это девчонки – заучки, а мальчишки то слушают невнимательно, то дерутся и сдачи дают, а в этой семье всё наперекосяк. Вот Мишка и рассудил: наверное, Левку сестра бьет и «забивает».

– Достается тебе, ага?

– От кого?

– Да от Яськи твоей рыжей. А чего она такая рыжая, а ты нет?

У Левки волосы были самые обычные для средней полосы – русые, как и у самого Мишки. Вообще они с сестрой не слишком были похожи, если честно. Да и появилась она в их классе не так давно. Ровесники, а учились почему-то не вместе, сплошные вопросы.

– Гены так выстроились, понятно?

– Понятно, – сказал Мишка, который про гены слышал только краем уха и не мог бы объяснить, что это такое.

Вот опять это Левкино занудство. Нет чтобы пожаловаться на Яську как пацан пацану!

– У мамы волосы рыжие, – разъяснил Лев. – Сестре передались, мне нет. У меня папины.

– А у папы какие?

– Ну русые же, как у меня. Я ж сказал уже. Тебе что надо от меня, Мельник?

– Ничего.

Мишка поплелся на место. Ему хотелось еще позадирать Левку, да и против драки он ничего не имел, но кровь на рукаве сигналила о том, что свое он на сегодня получил и от мамы и так влетит. Чего уж там. Тем более звонок на урок вернул одноклассников в кабинет, и яркоголовая наглая Яся уже снова устроилась на своем месте. Пылает, как маяк, в самом деле. Никакой учебы с ней, до доски взгляд уже не доходит.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг