Читать книгу «Страна людей» онлайн полностью📖 — Олега Ёлшина — MyBook.

Олег Ёлшин
Страна людей

Абсурд рождается из столкновения человеческого разума и безрассудного молчания мира.

А. Камю


Если мы овладели искусством абсурда жить – остаётся это только записать.


Часть 1

Глава 1

Он торопился. Масло брызгало во все стороны, оставляя жирные пятна на стенах и плите. Не уменьшая огня, приседая от боли в желудке и не в состоянии больше терпеть, он схватил сырой, недожаренный кусок мяса и, давясь, обжигаясь, прямо со сковороды начал его есть, что не принесло облегчения, скорее наоборот – его начало мутить. Жадно вдохнув аромат стряпни, он попытался набить желудок и избавиться от дикого чувства голода, но, чем быстрее ел, тем больше этого хотел. Дожевав, открыл дверцу холодильника, продолжив опустошать уже почти пустые полки – разрывал пакеты, коробки, выхватывал их содержимое, набивал рот и, не жуя, заглатывал. Он делал это уже несколько дней…

Тогда, в понедельник, у него было событие, маленькая победа, и, как истинный гурман (а он и был таковым в своей прежней жизни), вечером, не спеша и с удовольствием, приготовив праздничный холостяцкий ужин, съел его. Но чувство голода нарастало. Очень сему удивившись, но, не придав значения, достал еды еще и продолжил трапезу. Чувство голода усиливалось! Тогда, опустошив свои весьма нескромные запасы, снова побежал в магазин. И тут начался кошмар! Он любил поесть, делал это с удовольствием и значением, уделяя любимому занятию много времени. Но не до такой же степени! Теперь он снова готовил и снова ел – так продолжалось несколько дней. Ел все время – на работе, в троллейбусе, на ходу, даже в магазине, еще не успев оплатить покупки. Больше для него не существовало ничего… Сегодня была пятница. Он открыл последний пакет с каким-то печеньем, уселся на полу и начал его грызть. Понял, что очень устал – жевать, ходить за едой, снова есть, снова бежать в поисках съестного без сна и отдыха, умирая от чувства дикого голода. Почувствовал, что сил больше не осталось. А еще понял, что всему виной то самое средство… Но теперь было поздно о чем-то задумываться. Это был конец… На следующее утро его бездыханное тело нашли здесь же на полу кухни, отвезли в клинику и при вскрытии поставили последний диагноз и приговор – смерть от… истощения!

Патологоанатом равнодушно накрыл его старенькой дырявой простыней, которая повидала на своем веку много таких холодных тел, которых уже не согреешь ничем. Потом достал бутылку, и устало присел у столика поодаль. Вечер субботы – торопиться некуда, да и незачем, поэтому, впрочем, как и всегда после работы, плеснул спирту в стакан и, не поморщившись, выпил. Спирт был, словно, разбавленный и никаких ощущений не вызвал. Он удивился и налил еще. Вчера из этой же бутылки он пил спирт, который был вполне нормальным и крепким. Но сегодня? Потом еще и еще. И уже не мог остановиться. Прозрачная жидкость заполняла его организм, разливаясь холодным, циничным безразличием по всему телу, совсем не согревая. И чем дальше, тем больше он увлекался этим соревнованием с уже ненавистной бутылкой. Достал другую – побольше. Спирт, казалось, заполнял вены и артерии, вытесняя кровь, поднимался к голове, растворяя мозги. Руки его, ноги, все тело, как бездонный сосуд, наливались этим пойлом до тех пор, пока он не почувствовал – в глубине что-то лопнуло, и уже ничто не могло помешать проклятой жидкости занять последние свободные уголки, вытесняя душу, разум и саму его жизнь…

Теперь два бездыханных тела лежали в холодном подвале клиники и никого они не интересовали. Впрочем, здесь им и было место…

Клиника находилась в одном маленьком городишке, который был заброшен далеко от больших городов и столиц и тоже никого, по-видимому, не интересовал. Этот город был заурядным прибежищем, где люди, населявшие его, тоже были маленькими и неторопливыми горожанами. Их заботы и проблемы ничем не выделялись в круговерти мировой суеты и хаоса. Здесь не было бирж или дворцов, не было космодрома или военной базы, не жили знаменитости. Люди утром шли на работу, выполняя скромные обязанности, потом возвращались в свои маленькие дома к маленьким детям и семьям. Они не могли сделать, создать что-то значительное, поэтому довольствовались малым, осознавая это и не настаивая на чем-то еще. Богом забытый городок, где, казалось, ничего не могло произойти. Но, так было до недавнего времени…

Глава 2

Иван Степанович вышел из своей квартиры и отправился на работу. Он шел по городу, с удовольствием вдыхая теплый привкус весны и распустившихся цветов на клумбах и ветках деревьев; аромат кофе в забегаловках и утренний прелый запах, еще не высохших после полива, тротуаров. Шел, радуясь этому солнцу и утру, которое не предвещало ничего дурного и было каким-то необычным. Солнце, словно, здоровалось с ним, сопровождая в неспешной прогулке, как будто готовя сюрприз. С удовольствием жмурясь от ярких его лучей, он изредка поглядывал наверх, пока не скрылся за дверьми своего учреждения. Он был главврачом знакомой нам клиники, где люди этого маленького городка не только лечились, но иногда даже выздоравливали.

Был понедельник, и следовало просмотреть истории болезней людей, поступивших за выходные дни, прежде чем начинать обход. Хотя, какие люди могли сюда поступить, когда зима и эпидемии остались позади, а впереди только сезон отпусков и всем не до болезней в это прекрасное время года.

Перед ним на столе стоял стакан с карандашами и ручками. Он сел в кресло, придвинулся к столу, взял один из них и, заметив, что грифель стерся, начал аккуратно его затачивать. Делал это с удовольствием, любовью и каким-то особенным прилежанием. Иван Степанович не терпел беспорядка, тем более тупых карандашей, всегда сам их точил, не доверяя никому. Солнце, которое недавно сюда его проводило, заглянуло в окно кабинета, осветив порядок на столе, маленькую фигуру врача и, еще раз поздоровавшись, пожелало хорошего рабочего дня. Во всем царила атмосфера спокойствия, делового порядка и умиротворения человека, который находился на своем рабочем месте и усидчиво трудился.

Старшая медсестра внесла кипу папок, положив на столе, и он с удивлением на нее уставился.

– Это еще не все, – сказала она, через мгновение вернувшись с такой же стопкой.

– Что-то случилось? – удивился он.

Медсестра пожала плечами и удалилась. А плечи ее были, как у молоденькой слонихи, как вымя у телки перед доением, поражая своими размерами. И, вообще, вся ее молодая фигура отдавала деревенской радостью, недюжинной силой, здоровьем и запахом парного молока. Иван Степанович никак не мог привыкнуть к этому чуду природы. Если бы эту девушку уменьшить раза в полтора, она была бы красоткой, но в свою натуральную величину она была настоящей красавицей былинных размеров, и… Однако, ниоткуда возникла эта кипа карточек вновь поступивших больных, и ему с сожалением пришлось отвлечься от своих мыслей.

Он долго изучал бумаги:

Несколько человек с алкогольным отравлением и одновременно с обезвоживанием организма, еще несколько с признаками истощения.

– В городе закончилась вода и съестные припасы? – подумал он. Дальше аккуратной ленточкой были перевязанные папки с похожими диагнозами токсического и наркотического отравления. Десяток больничных дел, связанных с ножевыми и огнестрельными ранениями!

– В городе война?

Остальные папки тоже содержали истории болезней с психическими отклонениями маниакального характера. И, наконец, отдельная стопка, почему-то перевязанная розовой ленточкой (черный юмор старшей медсестры) – в которой находились, поступившие за выходные дни, трупы…

– Такого не было давно! – в ужасе отпрянул он от стола.

– Такого не было никогда, – поправил он себя. Стремительно встал, надел халат и отправился по палатам. Еще два врача едва за ним поспевали. Он подолгу разговаривал с больными, с теми, которые в состоянии были что-то сказать, подолгу их осматривал. Увиденное не укладывалось в голове.

Теперь он снова находился в своем кабинете и мучительно соображал. Все эти несчастья и болезни не случайны, они носят закономерный характер, а всех этих людей объединяет необъяснимая общая причина. Наваждение, словно облучение неведомым лучом, который толкает несчастных на странные, маниакальные поступки.

– Магнитные бури?… Нет, этого недостаточно. Здесь что-то другое, – мучительно соображал он. – Весеннее обострение? Но такого раньше не было никогда!

Вдруг поймал себя на мысли, что, сидя за столом и раздумывая, он тщательно и привередливо точит карандаши. В его руках находился маленький перочинный ножичек (он всегда пользовался только им), и сейчас вручную, доводя до немыслимого совершенства, он заточил уже штук десять… Нет, пятнадцать… Восемнадцать карандашей!!! Он делал это и раньше, он не терпел тупых карандашей! Это занятие успокаивало, и от нечего делать мог заточить их красиво и гладко. Но ВОСЕМНАДЦАТЬ!!! И тут ему показалось, что если бы коробка карандашей не закончилась, он продолжал бы делать это и дальше. От этих мыслей его отвлекла старшая медсестра. Новые папки, обвязанные тесемками разных цветов, легли на стол. Случаи, по большей части, похожие на утренние.

– Может, попросить еще коробку карандашей? – лихорадочно подумал он.

– Хотя, можно заточить эти же, но с другого конца, – серьезно рассуждал он. Вдруг зазвонил телефон. Его просили, нет, требовали на выезд. Частный визит. Такие просьбы поступали и раньше, но не столь категорично и срочно. Он с сожалением отставил свое занятие, снял халат и отправился на выезд. Иван Степанович был главврачом маленькой больницы в маленьком провинциальном городке, а другой здесь и не было.

Глава 3

Это не был рядовой вызов. Человеку, ожидавшему его, принадлежало самое крупное, пожалуй, единственное промышленное предприятие, а весь этот город работал на него и, можно сказать, принадлежал ему. Двери шикарного, по меркам их города, особняка открыл секретарь доморощенного олигарха, с нетерпением провожая его куда-то вглубь, наверх, на какой-то этаж, на высоту, в святая-святых. То, что он наконец увидел, заставило остановиться и на мгновение замереть. На долгое мгновение. Он стоял и не знал, что предпринять.

– Так продолжается уже четвертый день, – прошептал секретарь. Большая комната или зала, (он не знал, как это называется) была заставлена на первый взгляд различным хламом, но, присмотревшись, Иван Степанович понял, что каждая вещь в этом нагромождении и хаосе имеет определенное значение и смысл. Все здесь имело свою цену или скорее ценность. Десятки картин маленьких и больших штабелями располагались посреди комнаты, на столах были расставлены канделябры, золотые вещи, часы, украшения. Особое место занимала гора драгоценностей – россыпи цепей, монет, колец, каких-то кулонов и браслетов, сваленных на длинном столе. Судя по хозяину, можно было представить, из какого металла они сделаны и сколько стоят. Целая коллекция ваз, посуды, предметов старины, мебели и антиквариата. Он и не представлял, что такие вещи могли находиться в их городишке, да еще в таком количестве! Сокровища Монте Кристо или древних Майа! В углу за компьютером посреди этого хаоса сидел хозяин – маленький, полный человечек, который лихорадочно стучал по клавиатуре, не обращая на них никакого внимания.

– Петр Ильич, – робко попытался окликнуть его секретарь, – вы скоро освободитесь?

В ответ тишина и только стук по клавишам.

– Так уже четвертый день, – прошептал помощник олигарха.

– Все это время он не ел, не пил и, даже, пардон, не выходил по нужде.

– Чем он занят? – строго спросил Иван Степанович.

– Ничем, – ответил тот.

– Может быть, что-то важное и срочное – такое иногда случается с каждым!

– Он аккумулирует "активы".

– Вот! – уважительно повторил врач, – "активы".

– Но, он делает это в сотый раз – перевернул весь дом, стащил все сюда, перетряхнул счета во всех банках и так по кругу, заканчивает и начинает с начала – четвертый день кряду.

– Наверное, есть причины? – возразил Иван Степанович.

– Перевел деньги со всех счетов и оффшоров в столичный банк… Какая глупость! – воскликнул секретарь. – Почему не у меня такие средства?! Потерял на этом огромный процент, – громким шепотом продолжал он, – обналичил эти деньги, потеряв еще больше, заплатил за частный самолет и перевез сюда, – в сердцах продолжал тот. – Какая несправедливость?!

– Сюда? – повторил, не понимая, доктор.

– Сюда, – ответил секретарь, едва сдерживая раздражение и обиду, и кивнул на коробки, окружавшие рабочее место олигарха. Тот сидел за ними, словно за картонной стеной в игрушечном маленьком замке.

– Простите, я не совсем понимаю тонкостей вашей работы, но что в этом плохого? – прошептал доктор. Теперь уже на него секретарь смотрел, словно на идиота.

– Только сумасшедший может переводить деньги, которые хранятся в швейцарских банках, в эту дыру, – ответил он.

Коробок было много, они стояли друг на друге, были вскрыты, и от них воняло деньгами. Незнакомыми иностранными деньгами.

– Запах, как из химчистки, – невольно пробормотал доктор, – а говорят, деньги не пахнут.

– Когда их так много и они чужие – просто смердят! – зло отвел помощник олигарха.

– Вы мне мешаете! – внезапно грозно закричал коротышка за компьютером, – идите работать! Время – деньги!

Он не мог оторваться от экрана компьютера, но было заметно, что эти двое ему мешают и если он сейчас собьется, то уничтожит их. И тут доктор на какую-то долю секунды понял этого человека, вспомнив о карандашах…

Стоп! Каких карандашах?

– А теперь ищет, кому бы еще продать свой товар! – тихо, с неподдельной досадой закончил его собеседник. Иван Степанович посмотрел на больного и перевел взгляд на секретаря. Тот нервно с раздражением смотрел на своего хозяина, его колотило, и непонятно было, кто из этих двоих нуждается в помощи больше.

– Пожалуй, ему нужно пройтись, – воскликнул доктор.

– Пройтись? – удивился секретарь.

– Да.

– Куда? – не понял тот.

– Куда-нибудь, – разумно ответил Иван Степанович.

– Но, зачем?

– Подышать свежим воздухом… Я выпишу кое-какие таблеточки. И покой. Полный покой.

– И все? – удивился секретарь.

– Да… И вам, голубчик, тоже следует пройтись…

Он выписал успокоительное, отдал рецепт секретарю, и вышел из огромного особняка на улицу, где солнце по-прежнему ярко светило и успокаивало.

– М-да! Пожалуй, нам всем необходимо пройтись, – подумал он.

Глава 4

Не успев сделать и пару сотен метров, столкнулся с одним знакомым. Знакомым, громко сказано – раньше им приходилось встречаться лишь несколько раз. Тот стоял напротив магазина и что-то внимательно рассматривал на витрине. Заметив врача, почему-то покраснел и неуверенно поздоровался. Это был уважаемый в их городе человек, правая рука самого МЭРа. Он заведовал госпоставками, земельными подрядами и так далее. Никакое крупное коммерческое предприятие не обходилось без его участия. Именно он решал, где будет открыт новый магазин или построен дом, какие школы или детские сады нужно будет снести, чтобы отдать эту землю под коммерческие проекты. И даже памятники давно ушедших из жизни замечательных людей, казалось, побывали в очереди его приемной, чтобы выбить место под солнцем на той или иной улице городка, и потом с благодарностью кланялись ему бронзовыми и мраморными фигурами со своих постаментов. Этот человек решал все! Город был маленьким и люди в основном знали друг друга, поэтому неудивительно, что эти двое были знакомы.

Они поздоровались, чиновник взял доктора под руку и заискивающе заговорил:

– Уважаемый, Иван Степанович, – начал он, – хотел с вами проконсультироваться по одному щепетильному вопросу…

Он запнулся, замер и снова уставился на витрину. Иван Степанович тоже посмотрел туда – бутылки, консервные банки, фрукты. Так эти двое какое-то время стояли, держась под руку, изучая полки с продуктами.

– Мне нужна ваша помощь, – заговорщицки продолжил его собеседник и снова покраснел.

– Да-да, я слушаю вас, – подбодрил его Иван Степанович.

Тот немного помялся и продолжил:

– Понимаете, у меня есть некоторая проблема… проблемка… В общем, мне нужна ваша помощь, – сказал и снова замолчал.

– Я весь внимание, – ответил доктор.

– Понимаете ли… Кстати, вы как-то просили разрешения на расширение больницы – считайте этот вопрос решенным.

Иван Степанович очень удивился. Он не ждал и не надеялся, что такое возможно – получить землю для дополнительного корпуса больницы в самом центре города, где коммерсанты борются за каждый клочок земли. А тут такое. Но чиновник, не обращая внимания на благодарности, продолжил. Вернее, сначала покраснел, а потом произнес:

– Мне нужен ваш совет в одном деликатном вопросе…

Но внезапно оборвал разговор:

– Давайте сначала зайдем в этот магазинчик и купим водички, а потом поговорим. Что-то стало жарко! – и решительно посмотрел на витрину. Его трясло. Он быстро поднялся по ступенькам, открыв дверь магазина. Взяв тележки, они медленно пошли по рядам. Потом чиновник ускорил движение и мелкими шажками, как и ходят маленькие люди, начал быстро перемещаться. Наконец, схватив бутылку с водой, подскочил к кассе. Иван Степанович, едва поспевая, тоже взял бутылку минералки, встав за ним. Для такого небольшого магазина это была уже целая очередь. Народу не было, кассир скучала на своем рабочем месте. Чиновник протянул покупку, снова почему-то покраснел и, получив сдачу, едва передвигая ногами, засеменил к выходу. Сирена на турникетах засвистела на весь магазин!

– Провоз! У нас провоз! – проснувшись, пронзительно закричала девушка-кассир. – Охрана!

Молодой парень, скучающий в углу, кинулся к чиновнику и, заломив руку за спину, отвернул полу его куртки. Доктор подумал, что он сошел с ума. Из внутренних карманов чиновника (уважаемого государственного деятеля, заместителя самого МЭРа) торчали какие-то пакеты в блестящих упаковках, шоколадные батончики, коробочки с мороженым и конфетами! Те начали высыпаться, мороженое таять и капать на пол. Охранник быстро вынимал эти предметы, с удовольствием раскладывая их на столике у кассы. Кто бы мог подумать, что там могло столько поместиться?! Это была не куртка, а одеяние фокусника, и если бы оттуда вылетела птица, пожалуй, никто бы не удивился, а охранник все доставал и доставал!

– Это не ваше! – вдруг завизжал воришка, вцепившись в баночку с леденцами. – Не ваше! Это не ваше!.. А вот за это я заплачу! – и положил на кассу пару шоколадных батончиков. – Остальное не ваше! – и начал сгребать к себе кучу сладостей. Тут врач пришел в себя, вмешавшись в эту безобразную сцену.

Стандарт

1 
(1 оценка)

Страна людей

Установите приложение, чтобы читать эту книгу

На этой странице вы можете прочитать онлайн книгу «Страна людей», автора Олега Ёлшина. Данная книга имеет возрастное ограничение 18+, относится к жанру «Юмор и сатира». Произведение затрагивает такие темы, как «научные эксперименты», «загадочные явления». Книга «Страна людей» была написана в 2010 и издана в 2017 году. Приятного чтения!