Пол Пот. Камбоджа – империя на костях?

4,3
4 читателя оценили
648 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу

О книге

Режим «красных кхмеров» стал самой страшной диктатурой в человеческой истории. Пирамиды из человеческих черепов, братские могилы с тысячами безымянных жертв… Но имели ли к этому отношение «красные кхмеры» на самом деле? Был ли блестящий студент Сорбонны Пол Пот чудовищем, или его сделала таким советская и американская пропаганда, чтобы скрыть собственные грешки? Что погубило молодую процветающую страну, с которой стремились дружить самые респектабельные международные институты? Факты, приведенные в представленной книге, – поражают.

Олег Самородний едва ли не единственный специалист по истории «красных кхмеров» на постсоветском пространстве. Эта книга – самое объективное исследование вопроса на русском языке! Автор безжалостно разоблачает мифы о «чудовищном геноциде» и называет его подлинных виновников.

Книга для всех, интересующихся историей холодной войны.

Подробная информация

Правообладатель: Алгоритм

Дата написания: 2014

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785443805023

Дата поступления: 30 ноября 2017

Объем: 583.8 тыс. знаков

ID: 223575

Отзывы на книгу

  1. JohnMalcovich
    Оценил книгу

    В тезисном изложении:
    В 1925 году в Шанхае Хо сдал Чау французской Сюрте за сто тысяч пиастров. В оправдание своего поступка Хо Ши Мин заявил, что, во-первых, арест Чау и суд над ним стимулировали революционную борьбу во вьетнамском обществе, а во-вторых, в тот момент сам Хо остро нуждался в деньгах для финансирования своей коммунистической деятельности. Одновременно Хо назначили ответственным за координацию революционной деятельности во всей Юго-Восточной Азии. Коминтерн и его агенты находились под опекой специальных ведомств СССР, поэтому, если не прямая, то уж косвенная связь Хо с советской разведкой просматривалась довольно ясно. Чтобы все всем было понятно, руководители КПИК направили «Письмо товарищам в Камбодже», в котором подчеркивалось: «Нет вопроса об отдельной камбоджийской революции. Есть только единая индокитайская революция. Поскольку Индокитай находится под властью одного [французского] империалистического правительства, то все революционные силы должны быть объединены и сгруппированы под руководством единой партии — Коммунистической партии Индокитая. Камбоджа не имеет права на отдельную коммунистическую партию… Это приведет в западню политики расового разделения, проводимой империализмом». Идея социалистического федеративного Индокитая была инспирирована принципами национально-территориального устройства СССР. Франция сама вскормила кхмерский национализм. Причем не репрессиями или жестоким подавлением национально-освободительных восстаний, а просветительской деятельностью. Французы нашли, очистили от джунглей и восстановили храмовый комплекс Ангкора. Кхмеры почти забыли о своем былом величии. Французы напомнили. Они создали в Пномпене два учебных заведения — Буддийский институт и Высшую школу пали, в которых молодые кхмеры скрупулезно восстанавливали славную историю своей родины. В начале 1940-х годов в Таиланде группа камбоджийских националистов учредила движение Кхмер Иссарак («Свободные кхмеры»), декларировавшее своей целью восстановление государственной независимости Камбоджи. Одновременно в Камбодже появились доморощенные коммунистические лидеры, сумевшие организовать вступление кхмеров в КПИК. Это были Сон Нгок Минь и Ту Самут. Оба — кхмеры, но выходцы из Южного Вьетнама, так называемые кхмае-кром. Оба были буддийскими монахами в одном из монастырей Пномпеня. 10 марта 1945 года японцы сообщили королю Камбоджи Нородому Сиануку о «даровании его стране независимости и освобождении от французского протектората». После этого политбюро ЦК КПИК выпустило постановление «Франкояпонский конфликт и наши действия», в котором формулировалась задача захвата политической власти в странах Индокитая. Вьетнамским коммунистам это удалось сделать на севере Вьетнама, где они провозгласили Демократическую Республику Вьетнам (ДРВ) во главе с Хо Ши Мином. Летом 1945 года на Потсдамской конференции государства-победительницы, члены антигитлеровской коалиции (СССР, США, Великобритания и Франция), договариваясь о разделе сфер влияния, решили восстановить в Индокитае довоенный статус-кво, то есть колониальное господство Франции. Это решение спровоцировало первую индокитайскую войну. С 1946 года Кхмер Иссарак начал партизанские действия против французских войск в Камбодже. Вооруженная борьба проходила в специфических условиях, которые обусловливались личностью Нгуен Биня, командующего Коммунистическими силами в Южном Вьетнаме.В 1947 году тяжело раненого Биня в полуобморочном состоянии приняли в КПИК, а в январе 1948 года президент ДРВ Хо Ши Мин присвоил ему звание генерала. Руководства ДРВ стремилось использовать вооруженные формирования Нгуен Биня для отвлечения французских войск от боев на севере Вьетнама.
    По приказу Ханоя в августе-сентябре 1950 года Бинь развернул тотальное наступление в Южном Вьетнаме, но его отряды были разгромлены французами и загнаны в Камбоджу. К тому моменту Хо Ши Мин уже не нуждался в услугах неуправляемого революционера-анархиста. Поэтому из Ханоя к Биню подослали двух политработников, которые его застрелили. Трагическая судьба Нгуен Биня не могла не заронить в души кхмерских коммунистов семена недоверия к вьетнамским товарищам.В начале 1950-х годов американские разведывательные источники оценивали силы антифранцузского сопротивления в Камбодже в 8 700 бойцов. Любопытно, что кроме вьетнамцев в партизанских отрядах Кхмер Иссарак было около двухсот немцев, вероятнее всего, дезертиров из французского иностранного легиона, а также примерно триста коммунистов-японцев, именовавших себя новыми китайцами. На одной трети-территории Камбоджи, контролировавшейся иссараковцами, проживало около миллиона человек из примерно шестимиллионного камбоджийского населения. Отряды Кхмер Иссарак были настолько плохо вооружены и слабо организованны, что даже камбоджийская королевская армия, не намного превосходившая иссараковцев по подготовленности, оснащенности и численности, вполне справлялась с поддержанием порядка в стране. Тем не менее, король Сианук, требуя от западных государств предоставления Камбодже независимости, решил припугнуть их перспективой полной победы коммунистов в странах Индокитая. В марте 1953 года Сианук сообщил правительству Франции, что если Париж не пересмотрит свою позицию по вопросу о камбоджийской независимости, то вся Камбоджа превратится в повстанческий лагерь.
    Эти угрозы возымели действие. 9 ноября 1953 года французская колониальная администрация передала всю полноту власти в Камбодже королевскому правительству.
    Юридически независимость Камбоджи была закреплена в решениях международной конференции, посвященной мирному урегулированию проблем Индокитая, проходившей в 1954 году в Женеве. В конференции участвовали министры иностранных дел Великобритании, СССР, Китая, США и Франции, делегации социалистической Демократической Республики Вьетнам и капиталистической Республики Южного Вьетнама, королевских правительств Камбоджи и Лаоса. Представителей Кхмер Иссарак приглашали лишь на обсуждение второстепенных вопросов. В соответствии с Женевскими соглашениями в августе-сентябре 1954 года были расформированы отряды Кхмер Иссарак. Остававшиеся в Камбодже иссараковцы получили возможность создать легальную политическую партию — Прочиечун («Народ»). Этому активно способствовал глава советской делегации на Женевской конференции, министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов, который выступал за трансформацию движения Кхмер Иссарак в легальную политическую партию социалистической ориентации. Первая индокитайская война завершилась поражением Франции, восстановлением независимости королевств Лаоса и Камбоджи, а также разделением Вьетнама на два враждебных государства — социалистическую Демократическую Республику Вьетнам и капиталистическую Республику Южного Вьетнама. Демократическая партия Камбоджи представляла собой камбоджийский филиал Социалистической партии Франции. Основатель и руководитель партии принц Ютхевонг пятнадцать лет прожил во Франции. Там он защитил докторские диссертации по математике и астрономии, увлекся марксистскими идеями. В июле 1947 года Ютхевонг скоропостижно скончался. По одной из версий, его отравили агенты французской тайной полиции Сюрте. Несмотря на потерю лидера, в 1947 году Демократическая партия выиграла первые в истории Камбоджи парламентские выборы, получив в Национальной ассамблее пятьдесят из семидесяти пяти депутатских мест. В тот год Пол Пот и Йенг Сари работали в избирательном штабе Демократической партии.
    Заняв доминирующее положение в общественной жизни Камбоджи, Демократическая партия за государственный счет (точнее за счет стипендий французского правительства) отправила группу молодых кхмеров на учебу во Францию. Предполагалось, что по возвращении на родину они займутся ее модернизацией. В сентябре 1949 года будущие лидеры «красных кхмеров» — Пол Пот, Йенг Сари и их соратники — прибыли в Марсель, откуда отправились в столицу Франции. Не кто иной, как легендарный Морис Торез, генеральный секретарь ЦК ФКП, благословил кхмерских студентов, вставших на тернистый путь политической борьбы во имя коммунистических идеалов. В 1951–1953 годах более десяти членов марксистского кружка, в том числе Пол Пот, Йенг Сари, Кхиеу Самфан, Тхиун Мум, Тхиун Прасит, Ху Юн, вступили в ряды Французской коммунистической партии, сблизившись с радикальной внутрипартийной группой «Искра». Постепенно, парижские кхмерские марксисты размежевались на две группировки: радикальную и умеренную. бучавшиеся во Франции кхмерские интеллектуалы сформулировали стройную концепцию создания кхмерского государства, свободного от всякого иностранного влияния. Исчезновение городов, буржуазии и даже религии как иностранного явления представлялись им необходимыми предпосылками для преобразования камбоджийского общества на основах сельской демократии. В 1950-е годы теоретические выкладки молодых кхмерских марксистов многими воспринимались как несерьезная студенческая политическая забава. Но после возвращения в Камбоджу они решили воплотить свои идеи на практике. В 1963 году Пол Пот ушел из Пномпеня в джунгли, где стал жить среди дикарей, сохранивших в своей племенной жизни «чистоту первородных кхмеров.После возвращения в Камбоджу радикалы из парижского марксистского кружка работали учителями в различных учебных заведениях Пномпеня. Например, Пол Пот преподавал историю, географию и мораль в одном из частных лицеев, поражая учеников глубоким знанием французской литературы, цитируя по памяти поэтов XIX века: Рембо, Верлена, Виньи и других. Одним из его любимых авторов был французский философ-просветитель XVIII столетия Жан-Жак Руссо. В 1954 году, в соответствии с решениями Женевской конференции, прокоммунистическое, национально-освободительное движение Кхмер Иссарак прекратило свое существование. Около тысячи иссараковцев вывезли в Демократическую Республику Вьетнам (ДРВ), где они сначала учились в Школе вьетнамско-кхмерской дружбы в Ханое, Изучая вьетнамский язык и проходя военно-политическую подготовку. Вьетнамцы формировали из бывших членов Кхмер Иссарак некое подобие «пятой колонны», которую, при благоприятных условиях, предполагалось использовать в Камбодже.
    Осенью 1954 года часть иссараковцев, оставшихся в Камбодже, организовали легальную политическую партию Прочиечун («Народ»), которая внешне выглядела организацией общедемократической направленности. В то время в Камбодже в принципе не могла официально существовать коммунистическая партия, поскольку, по конституции Камбоджи, все граждане должны были быть преданными королю. А коммунистическая идеология по своей сути считалась враждебной монархии.Вьетнамские коммунисты полностью контролировали КНРП, на что прямо указывалось в документах Партии трудящихся Вьетнама: «Вьетнамская партия сохраняет за собой право проверять деятельность братской партии в Камбодже». 20 июля 1962 года бесследно исчез генсек Ту Самут. Позже появилась версия, что Ту Самута ликвидировали по инициативе Пол Пота, который стал исполнять его обязанности. 20–21 февраля 1963 года на очередном съезде Пол Пот избирается генеральным секретарем партии, которая в сентябре 1966 года опять переименовывается, на этот раз — в Коммунистическую партию Кампучии. Коммунистической партии Кампучии (ПКК — аббревиатура с кхмерского языка, «Пак Комуёних Кампучие») были присущи коллективный способ принятия решений, конспиративный характер подбора и расстановки кадров, а также максимальная анонимность: рядовой член партии имел право знать не более десяти партийцев. Существование ПКК было засекречено. Использовалось кодовое наименование партии — «Онгка» («Организация»). Законспирированные первичные ячейки ПКК насчитывали не более десяти членов, которые активно работали среди сочувствующих. Организация представляет народ, Центральный Комитет представляет организацию. … Главное — действие. Поддержка масс необязательна на первом этапе революции, деятельное меньшинство может играть эффективную роль и убедить народ». ол Пот написал эссе, в котором человеческая тяга к оседлости и постоянству подвергалась резкому осуждению: «Все мы начинали свою историю с кочевой жизни, со случайных и непрочных связей. Нельзя создать по-настоящему ничего нового с людьми, у которых первая заповедь — вырыть себе нору и которые большую часть энергии тратят на то, чтобы устроиться лучше и удобнее. Человек — это часть природы, он не должен идти против ее. Для этого необходимо ликвидировать города с их буржуазно-иностранными веяниями: «Освобождение кхмерского народа — это не только борьба патриотических сил против западных стран и их приспешников, это также борьба сельских масс против чужеродного явления — городов, которые символизируют угнетение, ростовщичество и коррупцию. <…> Наличие городов порождает неравенство». С 1956 года началось разочарование в СССР. Пол Пот и его команда не поняли и не восприняли разоблачения культа личности Сталина. Их раздражала повсеместная критика сталинизма. Появились идеологические расхождения с КПСС. Как следствие, Пол Пот с товарищами критически воспринимали и внешнеполитическую деятельность Советского Союза. Встреча третьего секретаря посольства СССР в Камбодже с Пол Потом состоялась в Пномпене в августе 1965 года. Пол Пот просил деньги и оружие. Максимум, на что соглашался советский представитель, — прислать лекторов для чтения лекций о социально-экономических проблемах Камбоджи. Советский Союз и ДРВ всеми силами старались не спугнуть камбоджийский нейтралитет и не подтолкнуть Сианука к сближению с США. Поэтому Москва и не пошла на контакт с левыми радикалами во главе с Пол Потом. В одном из своих выступлений Сианук сказал: «Председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин объявил, что он официально поддерживает нашу Камбоджу. <…> Россия предложила оказать нам дополнительную военную помощь для борьбы с «красными кхмерами». В 1968 году Советский Союз предоставил правительству Камбоджи военную помощь на сумму в 5,8 миллиона долларов. После подавления вооруженных выступлений ПКК в 1968 году, в том числе и с советской помощью, во внутрипартийных документах кхмерской компартии советский ревизионизм стал подвергаться беспощадной критике, а Советский Союз рассматриваться как враг. Противоречия между городом и деревней приобрели ярко выраженный антагонистический характер. Еще в колониальный период в Камбодже установились односторонние связи промышленности с сельским хозяйством, которое обеспечивало промышленные предприятия необходимым сырьем, почти ничего не получая взамен. Почти вся прибыль от эксплуатации природных ресурсов страны оседала в городах. Иностранные компании освобождались от уплаты налога на вывозимую из Камбоджи прибыль. За это представительства зарубежных фирм обязаны были формировать свой персонал на 70 % из местных кхмеров. Обычный чиновник средней руки с месячной зарплатой в пять тысяч риелей, как правило, жил на вилле за два миллиона риелей и ездил на шикарном автомобиле за двести тысяч. Министры, генералы, высшие государственные функционеры с месячным окладом в десять-двадцать тысяч риелей имели по нескольку многоэтажных вилл и автомобилей. Ситуация усугублялась тем, что к концу 1960-х годов население Пномпеня почти на 60 % состояло из китайцев и вьетнамцев. Для кхмерских крестьянских масс, составлявших 95 % населения Камбоджи, город, погрязший в роскоши, праздности, наглости и разврате, олицетворял все самое худшее. «Красные кхмеры» обещали крестьянам разобраться с бесстыдными чиновниками и жирующими за крестьянский счет буржуями, ликвидировать вопиющую несправедливость и воздать всем по заслугам. Естественно, такие обещания находили полное понимание и поддержку в крестьянской среде. Пропаганда «красных кхмеров» находила отклик и среди обедневших рабочих промышленных предприятий, переживавших тяжелый экономический кризис. Практически все фабрики и заводы были ориентированы на переработку сельскохозяйственного сырья. Однако в результате обнищания деревни сырья почти не было.С другой стороны, продукция промышленных предприятий скапливалась на складах, поскольку у крестьян не хватало денег на ее покупку. Рабочие волновались и требовали зарплату. Правительство не нашло ничего лучшего, как законодательно запретить в 1969 году забастовки, без колебания расправляясь со всеми пролетариями, выступавшими с теми или иными требованиями. 18 марта 1970 года в Камбодже произошел государственный переворот. Власть в стране захватила военная хунта во главе с генералом Лон Нолом. Новое правительство Камбоджи моментально установило союзнические отношения с проамериканской Республикой Южного Вьетнама. Камбоджа, которую в 1960-е годы называли азиатской Швейцарией, оказалась втянутой в войну. Тихие американцы из ЦРУ раз и навсегда решили проблему внешнеполитического нейтралитета Камбоджи. Часть медикаментов, горюче-смазочных материалов и других товаров, необходимых для эффективного ведения боевых действий, «красные кхмеры» покупали у коррумпированных чиновников лонноловского правительства, расплачиваясь валютой. Отряды «красных кхмеров» заняли плантации гевеи еще в самом начале войны. Французские управляющие договорились с лонноловской администрацией, после чего «красные кхмеры» начали поставлять латекс прямо в Пномпень, где он перерабатывался и затем продавался на мировом рынке. Объем этой странной торговли достиг таких масштабов, что французы построили в Пномпене новые заводы по переработке латекса, которые работали двадцать четыре часа в сутки. Это были единственные промышленные предприятия Камбоджи, которые во время войны зарабатывали твердую валюту. Ежегодная прибыль от продажи каучука составляла десять миллионов долларов. Примерно треть суммы шла «красным кхмерам», которые за эти деньги покупали у правительственных торговцев, чиновников и офицеров оружие и боеприпасы. Другим источником валютных поступлений «красных кхмеров» являлся экспорт риса. В освобожденных зонах «красные кхмеры» создали сельскохозяйственные кооперативы, которые производили рис, продававшийся за рубеж. На вырученные деньги «красные кхмеры» покупали военное снаряжение. В марте 1970 года Сианук находился с официальным визитом в Советском Союзе, где вел очень сложные и напряженные переговоры с председателем Президиума Верховного совета СССР Николаем Подгорным и председателем Совета министров СССР Алексеем Косыгиным. Сианук просил советских руководителей оказать давление на Северный Вьетнам, чтобы принудить Ханой более скрытно использовать территорию Камбоджи для проведения боевых операций в Южном Вьетнаме. Косыгин рекомендовал Сиануку самому разобраться в этом вопросе с вьетнамцами, «которые борются в трудных условиях за освобождение юга своей страны». И тут из Камбоджи пришло сообщение о государственном перевороте, в результате которого 18 марта 1970 года Сианук из главы государства превратился в частное лицо. Но бывший глава Камбоджи не хотел возвращаться на родину и попросил политического убежища в Советском Союзе. В ответ на эту просьбу Косыгин отвез Сианука в московский международный аэропорт и отправил его в Пекин. Руководство СССР никак не отреагировало на заявление Сианука из Пекина о начале борьбы с режимом Лон Нола. Более того, советская пресса почти ничего не сообщила о кардинальных переменах во внутренней и внешней политике Камбоджи.
    Советский Союз признал правительство Лон Нола и не разорвал с Камбоджей дипломатических отношений. Хотя статус советского дипломатического представительства был понижен. Посол СССР Сергей Кудрявцев, полномочия которого официально закончились 15 июля 1971 года, в мае 1970 года покинул Камбоджу. Последующие три года советской дипломатической миссией в Пномпене руководили Временные померенные в делах СССР. Москва готовилась разыграть в Камбодже собственную комбинацию.Поставленный в положение неизбежного выбора между проамериканским лонноловским режимом и будущим, как представлялось, маоистским режимом «красных кхмеров», Советский Союз сделал выбор в пользу Лон Нола.
    Социалистические страны Восточной Европы — Болгария, Польша, Венгрия, Чехословакия, ГДР — следовали в фарватере политики СССР и не признали Королевское правительство национального единства Камбоджи, продолжая поддерживать дипломатические отношения с лонноловским режимом. Болгария даже подписала с Лон Нолом торговый договор, который до этого обсуждался с правительством Сианука. Естественно, что для «красных кхмеров» сателлиты Советского Союза автоматически попали в разряд враждебных стран.
    Парижские мирные соглашения между ДРВ и США вступили в силу 28 января 1973 года. Северный Вьетнам добился вывода американских войск из Южного Вьетнама и прекращения налетов американской авиации на ДРВ. «Красные кхмеры» восприняли Парижские соглашения как предательство вьетнамцев, намереваясь вести войну до победного конца. Тем более что в 1973 году режим Лон Нола, кроме Пномпеня, контролировал лишь малонаселенные провинциальные центры Камбоджи, взлетно-посадочные полосы и деревни вокруг городов. В этой ситуации Киссинджер не придумал ничего лучше, как начать массированные бомбардировки Камбоджи. Он надеялся таким способом заставить «красных кхмеров» пойти на мирные переговоры с Лон Нолом. С января по август 1973 года американские бомбардировщики утюжили камбоджийскую землю, совершая более шестидесяти боевых вылетов в день. Но «красные кхмеры» не стали более сговорчивыми. Напротив, они обрели еще более массовую поддержку населения. Американские бомбардировки превратили сельские районы Камбоджи в одну огромную революционную базу движения «красных кхмеров». Ханой хотел спасти своих солдат от ударов ВВС США и надеялся, что раздавленные американскими бомбами «красные кхмеры» превратятся в послушных исполнителей указаний руководства Северного Вьетнама. Одновременно начались сбои в поставках китайского оружия, которое доставлялось в Камбоджу через Вьетнам. В ответ кхмеры убили корреспондентов Вьетнамского информационного агентства и артистов вьетнамской агитбригады. Когда Ханой потребовал разъяснений по поводу этих инцидентов, «красные кхмеры» ответили, что нападения совершают недисциплинированные солдаты. Американцы попросили о посредничестве председателя Румынской коммунистической партии, президента Румынии Николае Чаушеску. Незадолго до этого, Румыния вышла из военной организации Варшавского договора и в 1968 году отказалась послать свои войска в Чехословакию для подавления «пражской весны». В июне 1973 года в Бухарест прилетела делегация «красных кхмеров» в составе Кхиеу Самфана, Йенг Сари и Йенг Тхирит. Чаушеску попытался убедить Кхиеу Самфана и Йенг Сари в разумности достижения компромисса с Лон Нолом, но получил твердый отказ. Потерпев тотальное фиаско на дипломатическом поприще и осознав бессмысленность бомбардировок камбоджийской территории, 15 августа 1973 года президент США Ричард Никсон подписал директиву о прекращении любых, прямых или косвенных, боевых действий вооруженных сил США над, в или около Камбоджи. Кхмеры пошли в наступление.К ноябрю 1974 года «красные кхмеры» перерезали все сухопутные транспортные пути к Пномпеню. Оставался Меконг, по которому режим Лон Нола получал грузы военного назначения из Южного Вьетнама. Китайцы помогли решить и эту проблему, передав «красным кхмерам» новейшие водные мины, с помощью которых те заблокировали судоходство из Сайгона в Пномпень. Застрявшие на Меконге баржи «красные кхмеры» топили огнем тяжелой артиллерии, которую они также получили из Китая. Китайцы действовали отнюдь небескорыстно. «Красные кхмеры» подписали с КНР тайный договор, по которому они обещали расплатиться за китайское оружие будущими поставками каучука из Камбоджи в Китай. 11 апреля 1975 года Джон Дин опять запросил у госдепартамента разрешение начать эвакуацию американцев из Пномпеня. Киссинджер не разрешил. Он поручил специальному представителю государственного департамента США в Пекине предложить Сиануку вернуться в Пномпень без всяких предварительных условий. Вашингтон обещал Сиануку полную поддержку в «его усилиях по восстановлению мира в Камбодже». В ночь на 12 апреля 1975 года командование морской пехоты США получило приказ о начале операции по вывозу американских граждан из Пномпеня под кодовым наименованием «Напряжение орла». Американцев вывозили вертолетами, которые приземлялись на лужайке перед посольством США. Дин покинул свой офис с американским флагом под мышкой. В ответ на предложение Джона Дина бежать из Пномпенем вместе с американцами бывший премьер-министр лонноловского правительства Сирик Матак направил послу США письмо, которое заканчивалось следующими словами: «Что касается вас и в особенности вашей великой страны, до настоящего момента я не верил, что вы бросите людей, которые выбрали свободу. … Желаю вам и вашей стране найти счастье под этим небом. … Я же совершил ошибку, поверив американцам».
    После взятия Пномпеня одним из первых, кого расстреляли «красные кхмеры», был Сирик Матак.
    Крестьянская революция «красных кхмеров» победила 17 апреля 1975 года. Накануне победы «красных кхмеров» американское Агентство международного сотрудничества в своем докладе констатировало, что Камбоджа оказалась на грани голода, для предотвращения которого новым властям страны немедленно потребовалось бы, как минимум, 175–250 тысяч тонн риса. Американские эксперты приходили к выводу о неотвратимости массового голода в Камбодже без массированной международной помощи.Поэтому «красные кхмеры» решили принудительно вывести людей из Пномпеня, рассредоточив их по провинциям и взять таким образом ситуацию под контроль. Готовясь к перемещению такого огромного количества людей, «красные кхмеры» заранее создали склады с продовольствием. Рис с этих складов раздавался городским жителям во время их следования в сельхозкоммуны. Наверняка, в реальности все выглядело не столь идеально. Много людей — больных и стариков — умерло в пути. Да и бойцы — «красных кхмеров», сопровождавшие колонны, особенно не церемонились с горожанами, которых воспринимали как паразитов, погрязших в довольстве за счет эксплуатации трудящегося крестьянства. Согласно подсчетам, основанным на показаниях очевидцев, при перемещении людей из городов в сельскую местность в апреле 1975 года погибло примерно десять с половиной тысяч человек из двух миллионов. В это же время обратно в города были возвращены рабочие промышленных предприятий и работники железной дороги. Также сотни солдат-женщин «красных кхмеров» были направлены в города в качестве работниц промышленных предприятий.Пол Пот выступал на второй день. Он изложил план действий из восьми пунктов: «Эвакуация населения из городов, упразднение рынков, отмена валюты режима Лон Нола и введение революционной валюты, лишение всех буддийских монахов духовного сана и отправка их на работу по выращиванию риса, ликвидация всех высших лидеров режима Лон Нола, введение кооперативов по всей стране, высылка из страны всего вьетнамского меньшинства, отправка воинских частей на границы, особенно на границу с Вьетнамом». Премьер-министром Демократической Кампучии утвердили Пол Пота, председателем Государственного президиума (главой государства) — Кхиеу Самфана, председателем Постоянного комитета Собрания народных представителей — Нуон Чеа. Отключили международную телефонную и телетайпную связь. Отменили все регулярные авиалинии за рубеж, за исключением редких рейсов в Пекин и, в течение некоторого времени, в Ханой и Хошимин (бывший Сайгон). Сухопутные границы на многих участках заминировали, морские границы постоянно патрулировались пограничными катерами.В феврале 1978 года руководство Вьетнама приняло строго засекреченное решение о насильственном уничтожении режима «красных кхмеров». После этого Ханой приступил к созданию политических предпосылок для ликвидации Демократической Кампучии. В марте 1978 года Ханой представил миру беженцев из Кампучии как дополнительное свидетельство преступной сущности режима «красных кхмеров». Беженцы охотно и подробно, если не сказать заученно, рассказывали журналистам о зверствах «красных кхмеров». Правительство СРВ обратилось в Верховный комиссариат ООН по делам беженцев с просьбой оказать помощь кампучийским беженцам. Одновременно вьетнамская пропаганда раскручивала постулат о трех миллионах кампучийцев, убитых «красными кхмерами». Звериная сущность «красных кхмеров» должна была оправдать вьетнамское военное вторжение в Кампучию и смягчить реакцию мирового сообщества на действия Вьетнама. 25 декабря 1978 года вьетнамские дивизии вторглись на кампучийскую территорию. Для ликвидации режима «красных кхмеров» им потребовалось ровно две недели.
    В Пномпень вьетнамские войска вступили около десяти часов утра 7 января 1979 года. А буквально за полчаса до этого с набережной Меконга взлетело несколько вертолетов с высшим руководством «красных кхмеров», взявших курс на Таиланд. Одновременно туда же, в сторону таиландской границы отправился и поезд, на котором от вьетнамцев спасались сотни руководящих кадров «красных кхмеров» со своими семьями...

  2. larschristensen
    Оценил книгу

    Отличная книга! Описывает события, связанные с красными кхмерами так, что все выглядит не так черно-бело. Интересно было прочитать о поддержке красных кхмеров со стороны США. Рекомендую