Случайные жизни

4,3
45 читателей оценили
341 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу
  1. platinavi
    Оценил книгу

    Это какое-то мимими было, несмотря на тонны мата и вообще-то ссылку.
    Слушала книгу в исполнении автора и надо отметить, он не очень-то озадачился техникой, запись с шумами и не лучшего качества. Вдобавок к этому у автора несколько речевых дефектов усложняющих восприятие. Но! В обмен на эти неудобства, Радзинский не редко отходит от текста книги и вносит свои добавления и замечания, которые было очень интересно послушать, и они во многом дополняли книгу.
    После прочтения, я поняла, с чем эту книгу можно сравнить: Павел Санаев - Похороните меня за плинтусом и Рубен Гальего - Белое на черном . Во всех трех случаях у нас автобиографии про очень суровые жизненные обстоятельства с огромным количеством юмора. Я очень надеюсь, что Радзинский напишет продолжение, потому что книга закончилась до огорчительного рано. Вставки из американского и африканского будущего разбудили аппетит, а кончилось все как раз таки на эмиграции. От книги было не оторваться, очень интересно, смешно и бодро. Большое количество самоиронии и какого-то анализа своих поступков по молодости крайне увлекательны.

  2. sleits
    Оценил книгу

    Невероятно увлекательная книга. Три четверти произведения прочитала за один день, не могла оторваться, пока книга не закончилась. Полностью разделяю восторги Акунина, Сорокина и Улицкой. Но прежде чем говорить о достоинствах книги, немного скажу о том, что меня немного разочаровало. В аннотации говорится, о том, что автор прожил множество жизней, среди них и советское привилегированное детство, антисоветская мятежная юность, тюрьма, ссылка, лесоповал в Сибири, путешествия по джунглям Амазонки, карьера банкира на Уолл-стрит. И все эти жизни мы проживем с автором, читая его книгу. На самом деле не совсем так. Три четверти книги это рассказ о периоде заключения в тюрьме и ссылке. О детстве и юности автора рассказывается не много, в основном это рассказ о диссидентской деятельности, за которую Радзинский и был осуждён. Книга заканчивается его освобождением в 1987 году. Никаких путешествий по джунглям и рассказам о тяжёлых (или лёгких) банкирский буднях в книге нет. Есть две небольшие главы "между делом", в одной из которых рассказывается, что автор болел малярией, когда ездил в Гайану, а другой немного говорится о том, как он попал на Уолл-стрит. Всё. Может быть эти жизни были не так интересны, как описанный в книге период, и у меня нет претензий, что рассказано только нем. Просто аннотация несколько вводит в заблуждение, ведь в книге подробно рассказывается только о периоде заключения, а не обо всех жизнях, которые прожил автор.

    Но зато как рассказано! Не оторваться. Написана книга очень легко, в ней много юмора, о себе автор говорит всегда с иронией, поэтому невозможно не улыбаться вместе с ним. Эпизод "с полотенцем" это вообще шедевр, который можно рассказывать как анекдот. Я, кстати, многие фрагменты вслух зачитывала мужу. Среди таких эпизодов допрос узбечки Гали, которая все сокрушалась, что "дала бы показания только Круглову" (глава "Следствие установило...")

    Вообще вся книга проходит под лозунгом "Я понял, что будет нелегко. Но интересно". Просто поразительно как человек переживая такой тяжёлый период мог легко относиться к своей участи - как к происходящему с персонажем книг.

    Очень понравилось, что в книге целых три вклеенных блока с фотографиями, что очень важно для восприятия. Причем фотографии не просто иллюстрируют текст, в комментариях к ним иногда рассказаны целые отдельные истории.

    Ещё один момент, который меня очень порадовал это язык, который меняется на протяжении книги. Когда читаешь в самом начале, сложно поверить, что это написал человек, который когда-то "чалился" на зоне. Но дальше в тексте появляется жаргон и к периоды ссылки текст плотно наполняется тюремной лексикой и матами, которые в данном случае очень органичны в тексте и не режут глаз. Не смотря на то, что это мемуары, текст очень художественный, и книгу можно просто читать как увлекательный роман. Получила огромное удовольствие от чтения.

  3. pozne
    Оценил книгу

    Очень пёстрая по ощущениям книга. Казалось бы, какое мне дело до судьбы совсем мне неизвестного Олега Радзинского? Однако автобиографию читала с интересом, практически не отрываясь. Дело, здесь, конечно в мастерстве и литературном таланте автора, а не в той эпохе, которую он описывает. В это время меня интересовали мальчики и первые вузовские зачёты, а не политическая обстановка. Ни про группу «Доверие», ни про Радзинского я, естественно, не слышала. Вот теперь знаю, и что? Да, в общем-то, и узнала-то немного. Радзинский не столько рассказывает о своей диссидентской молодости, сколько живописует её последствия. Ссылки, тюрьмы, лесоповалы не та тема, которая мне близка. Но опять же автор так умело рисует характеры ситдельцев-страдальцев, сокамерников, что читаешь не отрываясь. Живые вышли характеры. И слишком живой язык, что мне очень не понравилось. Я понимаю, что зека не до словесных реверансов, что нецензурная лексика их родной язык. Но для меня его было так много, что коробило. При таком таланте можно было найти способ передать мысли и чувства другим способом.
    Был в книге для меня маленький сюрприз. Оказывается, Радзинский дотягивал свой срок в моём городе. Ничего об этом не знала, как и о других диссидентах, поживших на 101 км.
    Как я уже говорила, книга получилась захватывающая, привлекательная. Но покопавшись в чужих отзывах, нашла мнения, которые называют биографию враньём. Так вышла на А.Подрабинека с его «Клюквой». Кому верить? И после статьи Подрабинека стало понятно, откуда у меня ощущение, будто Радзинский заискивает.
    Горький сарказм названия становится понятным в самом конце повествования. Радзинский покинул родину, всё, что он описывает в книге, для него стало «случайной», не его жизнью. Вроде и не жил. А вот там, где его оценили как банковского аналитика, и есть настоящая жизнь. Как знать, как знать…..

  1. блатного по кличке Паша Духан писать ответную “маляву”.
    24 декабря 2018
  2. Шнырь”, дежурный по бараку в зоне, – услужливый “мужик”, в тюрьме обычно низкая, но не позорная масть.
    24 декабря 2018
  3. Тюрьма неплохая: “вертухаи” нас не “прессовали”
    24 декабря 2018
Подборки с этой книгой