Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Случайные жизни

Случайные жизни
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
186 уже добавило
Оценка читателей
4.32

Каждый человек живет свою жизнь. Некоторым, впрочем, выпадает прожить несколько жизней – как автору книги Олегу Радзинскому.

Советское привилегированное детство в писательской семье со знаменитой фамилией и антисоветская мятежная юность, тюрьма и ссылка, лесоповал в Сибири и путешествия по южноамериканским джунглям, работа учителя в московской школе и карьера банкира на Уолл-стрит в Нью-Йорке – такого хватило бы на многих людей. Олег Радзинский прожил эти жизни один, и теперь читатели могут прожить их вместе с ним.

Читать книгу «Случайные жизни» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
majj-s
majj-s
Оценка:
20
«Смотри,
это твой шанс узнать, как выглядит изнутри
то, на что ты так долго глядел снаружи;
запоминай же подробности, восклицая «Vive la Patrie!»
"Развивая платона" Бродский

В "Агафонкина и время" влюбилась так сразу и прочно, что на волне обожания прочла "Суринам". который понравился, но и только. И во всяком тексте, где был соблазн употребить словосочетание "современная российская литература" стала заменять второе слово на "русская". То, что многие, весьма достойные русскоязычные писатели постоянно живут за рубежами родины, прежде не требовало отдельного осмысления. Лишь когда в личной табели о рангах появился человек, которого причислила к безусловным продолжателям традиций Великой Русской Литературы, понадобилось обозначить это лексически. Забавно, что с Олегом Радзинским я, имеющая привычку гуглить о всяком заинтересовавшем авторе, на сей раз этого не делала, а о действительной, не только на уровне духовных скреп, но и генетической, связи с носителями традиции, узнала сильно позже, (мало ли кто чей однофамилец?)

И не однофамилец, Потому что герой, да будет вам известно, приходится не только сыном Эдварду Радзинскому, но и внуком Лие Гераскиной, имя которой вам ничего не скажет, но сочиненную ею для Олега сказку "В стране невыученных уроков" вспомните мгновенно. Кровь. Как причудливо тасуется колода. И что ему не жилось в уютной нише, которую суровая к большинству граждан, Советская страна предоставляла элите творческой интеллигенции? Зачем полез в антисоветчину, отказался сотрудничать с Органами, отправился по тюрьмам и ссылкам, а после в вынужденную эмиграцию?

Говорит, дурак был. Не в том смысле, что неосторожно подставился и огреб, сколько другим не снилось, а будь поумнее, прожил бы мажором, меняя лишь возрастные категории, да бескровно приспосабливая свой камерный талант к сменам власти. Нет, у него удивительно спокойное, отстраненное, исполненное внутреннего достоинства отношение ко всему, через что пришлось пройти. Он считает себя глупцом, потому что хотел бороться с системой, построенной на тотальной лжи не столько ради того, чтобы расшатывать ее, сколько красуясь перед самим собой ролью героя, которую примеривал. А в девятнадцать кто из нас не красовался ролями, ну?

Но мне представляется, что на глубинном уровне, да он и сам это знает, причина не в молодой дурости, а в моральном законе внутри, Почти у всех он гибкий, растяжимый. гутаперчевый, но некоторым достается вот такой – Потому что если я не согласен с законом или трактовкой закона властями, мне придется его нарушить. Я свою позицию уже объяснял на следствии. Зачем мне брать на себя обязательства в ущерб своим принципам?

Как бы то ни было "Случайные жизни" - это на девять десятых тюремная проза. Я к такой в большинстве случаев питаю неприязнь. Знаю. что не вполне правильно в землях, где от сумы, да от тюрьмы не зарекайся, а все же не могу понять болезненного интереса сограждан к пенитенциарной системе, показанной изнутри. Не в этом случае. Тут прочла, не отрываясь. Нет, не нашла каких-то страшных и шокирующих вещей о себе, о которых предупреждал Дмитрий Быков, анонсируя книгу. Это жизнь и когда-то ты был ее частью, не принадлежа ей до конца, а теперь о ней рассказываешь, не принадлежа до конца сегодняшней.

Это самое место, которое ты называешь изгнанием, является родиной живущих здесь. И ничто не является. несчастьем, если ты не считаешь его таковым, напротив. же, кажется блаженным жребием все, что ты переносишь. терпеливо... Есть ли что-нибудь более ценное для тебя, чем ты сам?
Читать полностью
Inku
Inku
Оценка:
17

Аннотация к книге не совсем точная: Олег Радзинский действительно был и книжным мальчиком из интеллигентной семьи, и диссидентом, и инвестбанкиром, но в книге он подробно рассказывает только об одной своей жизни — год в Лефортове во время следствия по обвинению в антисоветской пропаганде, суд, этап, почти пять лет ссылки, сначала в Томской, потом во Владимирской области. «Мой ГУЛАГ». Остальные жизни — пунктиром, к слову, мимоходом.

1987 год. Glasnost and Perestroika. Журнал «Новый мир» вовсю печатает запретные было имена, а Радзинский, осужденный за распространение этих самых произведений, так и ходит каждые десять дней в милицию отмечаться по месту отбывания ссылки. И это не девяностые, в формально другой стране, а тот же самый СССР. Каждый раз меня вымораживают такие кульбиты нашей истории.

Но вернемся к книге. Тюремный жанр, к сожалению, очень хорошо разработан в отечественной литературе. Достоевский, Короленко, Солженицын — любой без труда продолжит список. Радзинский ничего принципиально нового не добавил, хотя у него много тонких наблюдений за нравами, персонажами и обстоятельствами. Что действительно отличает этот мемуар, так это (само)ирония — не легковесное хохмачество (впрочем, над некоторыми эпизодами я смеялась в голос) и не язвительная желчь, а немного отстраненный, с понимающей полуулыбкой рассказ о событиях, прямо скажем, невыносимых. Меня предупреждали, что в книге «много мата». Да, обсценная лексика есть — когда Радзинский передает речь своих собеседников. Ну вот такое окружение, что поделать. Мат в этом случае вполне органичен и даже меня, манерную фифу, не коробил.

Я прекрасно понимаю, что ни одни воспоминания не могут быть абсолютно искренними, даже если рассказчик безусловно стремится к этому: выбор эпизодов, расстановка акцентов, интонация — все выстраивается в определенную парадигму. Я порой улавливала эту «парадигму», но ни разу у меня не возникло чувства неловкости или фальши. Что может быть большей похвалой для мемуаров? А еще там чудесные женские образы — мамы и любимой.

Кстати, об интонации. Я книгу не читала, а слушала — первая в моей жизни аудиокнига, дослушанная до конца! И думаю, что во многом она мне понравилась именно потому, что это был рассказ из первых уст. Читает Радзинский... скажем так, на курсы дикторов он перед озвучкой явно не ходил. Но в любом другом, сколь угодно профессиональном, исполнении я бы это вряд ли дослушала.

Читать полностью
LarisaDrozdetskay...
LarisaDrozdetskay...
Оценка:
7

Книжку я купила на следующий день после хвалебной рецензии Бориса Акунина в фейсбуке. Тем более и аннотация предвещала увлекательное жизнеописание неординарного человека в довольно таки непростое время, а я очень такое люблю. Биография действительно впечатляет, насколько разными жизнями идет свой путь автор.
Половина книги меня захватила и очаровала. Детство, знакомые фамилии, к своему стыду я не знала что Олег Радзинский сын Эдварда Радзинского, книги которого я обожала и которыми зачитывалась лет 10 назад. Советский антураж, увлекательные события в детстве, юности, перемежающиеся рассказами о знаменитых и не очень родственниках или случайных персонажах в жизни автора, все это нравилось мне очень.
Но потом, а потом я так и не поняла что случилось потом, остальные 50% книги - это только тюрьма, этап и ссылка. Обилие обсценной лексики (кстати, это первая книга, где она меня не коробила и не смущала, а была как бы в тему), блатные, пересылки, тюрьмы, тюрьмы и этапы. И буквально пару коротких историй из жизни уже нью-йоркского жителя после эмиграции.
Я конечно виновата сама, не надо было ждать так много, но чем ближе я была к концу, тем сильнее было разочарование, от того, что описание ссылки - это все, что меня ждет дальше. Не подумайте, мне было очень интересно, но хотелось также узнать о карьере и жизни заграницей заявленных в аннотации, бонусом конечно было бы еще пару историй о возвращении в Россию и опыт ведения бизнеса здесь :), но их в аннотации не было и я их не особо ждала.
Достоинств у книги много, чтение увлекает, мой внутренний кинопроектор работал на 100%, так хорошо было все нарисовано. Для меня многие описываемые события были неизвестными — разборки КГБ и МВД, огромные количества уголовных дел по хищениям "в верхах", нравы тюрем и этапов 80-х и так далее.
Также огромным достоинством являются слог и юмор писателя. Вообще, его умение абстрагироваться, отстраниться от ситуации, став как бы вне ее действительно впечатляет и этому навыку я немного завидую.
Писатель не выбивает слезу, не давит на жалость, хотя год в Лефортово, ссылка в Сибирь, разлука с родными и другие события заставляли меня содрогаться от ужаса.
В целом познавательно, захватывающе. В электронной книжке также есть блок с фотографиями.

Читать полностью
Лучшая цитата
я был не согласен не с нарушением властью этих законов, а с самими законами.
В мои цитаты Удалить из цитат