Книга недоступна

Агафонкин и Время

3,7
40 читателей оценили
476 печ. страниц
2014 год
Оцените книгу
  1. EgorMikhaylov
    Оценил книгу

    Послушайте, это ведь первый на моей памяти роман, в котором одним из ключевых действующих лиц является Владимир Путин – и который при этом остаётся отличным романом! Совершенно пинчоновская (и по пестроте, и по фантастической продуманности) карусель персонажей, времён и пространств; уместные – наконец-то! – аллюзии на "Мастера и Маргариту" (Гог и Магог вдвоём великолепно работают за четвёрку Воланд-Фагот-Бегемот-Азазелло; сеанс магии с разоблачением, сцена с обезглавливанием и последующий диалог с головой также присутствуют). Кто-то усмотрит связь с "Донни Дарко", "Облачным атласом", "Господином Никто", да хоть бы и с "Женой путешественника во времени" – и будут, пожалуй, правы и не правы одновременно (неправы целиком будут подозревающие автора в списывании у Нолана: юла здесь и волчок в Inception выполняют принципиально разные функции, да и внутренним устройством персонажей Радзинский в пользу бесстрастных механизмов сюжета не жертвует).

    Роман года/десятилетия/века? Очень вряд ли, будем честны. Увлекательно придуманная и здорово написанная книга о важном? Определённо. Новый Стругацкий? Поживём – увидим, но в кармане у автора явно припрятан не один козырь, и теперь уж точно нужно держать его в поле зрения.

    P. S. Не переживайте насчёт Путина, его сюжетная линия второстепенная и занимает лишь небольшую часть романа; книга не о политике, а совсем о другом.

  2. Brachicephallus
    Оценил книгу

    Не хотелось бы повторяться. Да, это сильный автор. А вот с бесконечными славословиями в адрес книги я бы поспорил. Книга состоит из довольно значительного количества удачно, сильно и умно написанных зарисовок, в которых явно и талантливо задействован личный опыт автора. Это сильная сторона. Но есть и другая.

    По жанру, стилю и мироощущению это - всё-таки - капустник.

    Особой трагедии в этом нет. Советская культура (а автор явно наследует именно советской культуре) породила много талантливых капустников, возвела их в ранг уважаемой отрасли искусства и дала жизнь множеству мастеров, которые - в силу ли цензурных, или порожденных плановым хозяйством экономических, или просто в силу конечности своих собственно эстетических возможностей - ничем особенным после одного-двух юношеских успехов в собственно искусстве не прославились, зато на всю жизнь стали гранд-мастерами и сэнсэями капустника.

    Так что всё бы ничего. Но из всех видов капустника автор выбирает самый дурнопахнущий - политкапустник. Да, величие поставленной задачи впечатляет: написать "Войну и мир" средствами "Владимира Владимировича ™" и "Перзидента Роисси". Но, как ни крути, очень трудно сложить слово "ВЕЧНОСТЬ", когда у тебя есть только буквы "О", "А", "П" и "Ж".

    Видимо, у автора есть собственный джихад, и лежит он в области полемики с Михаилом Афанасьевичем Булгаковым и Владимиром Викторовичем Орловым, вот только все полемические стрелы прилетают почему-то аккурат в афедрон Виктору Олеговичу Пелевину. Но Виктор Олегович Пелевин - это, как известно, "не дверь на дереве, в которую как войдешь, так и выйдешь". С присущей ему мстительностью литературно-художественный аппарат Виктора Олеговича, будучи последовательно подвергнут воздействиям таковых же аппаратов Михаила Афанасьевича и Владимира Викторовича, почему-то (да почему бы это, спрашивается?) упорно порождает домодельный полубуддизм из очень внутренней Монголии, для верности слегка подзамешанный на учении Дона Хуана в плохом переводе начала 90-х, неубедительно замаскированном под книгу "писателя про ханов" В.Яна и твёрдой правой рукою приправленный эротическими трактатами из позднесоветского самиздата с их характерным интересом к несовершеннолетним девочкам. А поскольку, я напоминаю, мы находимся внутри капустника, то из взаимодействия Виктора Олеговича, Михаила Афанасьевича и Владимира Викторовича из раза в раз, из главы в главу все получается и получается Владимир Владимирович ™, хоть плачь.

    В общем, всё это было смешно, когда бы не было так обидно. Замах был не просто на рубль - замах был на толстую пачку царских катеринок. А получился опять капустник, анекдот, толстый намёк на фигу в кармане. И очень жаль, потому что автор обладает мощными средствами для реализации куда более сложных целей.

  3. TatyanaSamartseva
    Оценил книгу

    Сильная захватывающая книга. Эпохи, лица, настроения - вихрем проносятся, мозги кипят, оторваться невозможно. Молодец, Радзинский! Голова!
    В общем, если вы не боитесь резких сюжетных ходов, увлекательных путешествий на окраины Монголии, если путешествия по времени — это для вас, то смело беритесь за эту книгу. Останетесь довольны!

  1. был шпана дворовая, по краю прошел – мог и в колонию загреметь, а сейчас – вот что делаю. – Он помолчал. – Если б не Рахлин – тренер мой, если б не самбо с дзюдо – не знаю, чтоб со мной и случилось. А теперь – Президент России
    13 января 2019
  2. кин. – Сколько загадок и возможных интерпретаций таит любой, казалось бы, самый тривиальный факт
    22 октября 2018
  3. На облупившейся, когда-то коричневой, входной двери подъезда 4 было нацарапано то ли откровение, то ли утверждение, то ли крик души: Петрова пизда. Агафонкин машинально отметил отсутствие ясного синтаксиса: в нынешнем виде нацарапанное можно было интерпретировать и как то, что некто Петров является собственником женского полового органа, причем утверждалось это в инверсивном порядке – как у Пушкина: “Люблю тебя, Петра творенье” вместо “творенье Петра”, или как оценочную характеристику некой Петровой с пропущенным тире. “Как запутанна жизнь, – подумал Агафон
    22 октября 2018

Интересные факты

В 2015 году книга удостоилась литературной премии «Новые горизонты» за лучшее фантастическое произведение.