Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
23 печ. страниц
2020 год
18+

Молитва – басня о наших снах, в которых Творцу не удалось совершить очередное Чудо.

О себе Небо знает больше, чем о своем изобретателе с седой бородой в холщовой, а не в парчовой, как у патриция, Тоге, и тоже без штанов, которые придумали надеть много позже дремучие германцы.

Атеист и отрицает Бога бескорыстно.

Божью коровку, поймав на зеленом лугу, верующие доят голодную.

Религия – технология вобожествления побирушки.

Бог и женщина желают одного и того же неисполнимого…

Женщина заказывает человека Богу в надежде на покровительство Бога будущему родичу по блату.

Атеизм – религия научного мракобесия.

Господу не до меня, он вечно на ногах между Добром и Злом для Богоудобных.

ПРИТЧА. Душа несомненно нечто общечеловеческое настолько, что разнести его пайками по квартирам даже в потребительской версии так и не удалось, ни агностикам, ни Богоискателям, ни квелому марксизму, приправленному ленинизмом перцем от моли в сталинской гимнастерке и тараканов в брежневских мозгах.

ПРИТЧА. Музей мощей генсеков закупили американцы, рассчитывая клонировать обожествленные тела, чтобы указали Уолл-стриту пути второго пришествия коммерческого социализма в буржуйском смокинге.

Земеля гибрид доморощенного Бога и патриотического атеизма.

Гигантский эксперимент теоретиков коммунизма самоубийство массового сознания жертв жертвенности в угоду частному шкурничеству.

Щедрость Человечества – карман прошлых и нынешних авантюристов, начиная от Сеньки Разина

ПРИТЧА. И все-таки душа – не Бог, и не заступница перед уравниловкой Всевышнего, перед душой Всевышний как один из нас, условно человекоподобных.

Когда вскопаешь лопатой пару соток на даче, пореже будешь поминать – Господи помоги, – и у твоего Бога рубашка уже мокрая в подмышках.

Не идешь к врачу, надеешься, Боженька поможет. Дашь таблеток – поможет.

Атеисты не боятся божьего гнева. Знают, придет роковой час и Душа заступится.

И у атеиста душа благочестиво трепещет, услышав благовест колоколов.

Не Всевышнего, попов, доносчиков Всевышнего, опасаемся.

Сердце – кнопка звонка у порога сострадания.

Царю небесный, можешь не открывать ворота вечного блаженства, открой свое лицо, если ищу насущного не напрасно.

Религия тень Всевышнего, проходящего мимо тебя…

Пожелай, Господь явиться в образе человека, его сочли бы за алхимика и принудили делать из грязи золотишко.

Нелепо упрекать Создателя за сотворение негодяйства, и для равновесия судеб Мира, попутно,– Добра человеческого, достойного Горнего Совершенства, – не людское это дело упрекать за хлопоты Высшее равновесие Добра и Зла - заслугу Дьявола.

Бог и Дьявол – запредельные условности божеского равновесия Добра и Зла на весах земели, шельмующего авторскими правами на производство негодяйства Рожденными Богами.

Власть – сумерки совести стыда.

ПРИТЧА. Создавая человечество, по доброте своей Творец допустил математический просчет. Количество против всех законов природы, не желает перерастать в Качество, если не принимать в расчет участие женщин в определении полового эталона Качества при производстве Количества Красавцев.

Больше денег, чаще досаждаем Создателю покаяниями.

Бизнес о Всевышнем вспоминает, когда денег невпроворот и наступает возможность откупиться от совести, до той поры так уютно мурлыкавшей в тайной каморке души, пересчитывая магарыч.

Ах, эти милые ночные привилегии женщин, переспав с верующим, грех превращать в подвиг раскаяния.

Всевышний начало и закат эволюции атеистического сознания, изнемогающего под тяжестью неуправляемой для души рациональности сознания.

Всевышний неприкасаемый назначенец в департаменте казенной идеологии.

Жизнь на земле – будильник Всевышнего, с кнопкой Армагеддона под подушкой…

Земеля – проблемы человечества в одном лице его Бога.

Крепкая память – бич божий, страшно помнить грехи, жизнь которых вечное мгновение в вечном раскаянии.

Бездействием в милосердии Творец выражает досаду на дерзость формальных молитв, отвлекающих молящихся от достойного исполнения представительских функций благочестия.

Бесконечность Божественного замкнулась в точке бесконечного однообразия земного бытия с бесконечностью форм участия Всевышнего в ханжестве земели.

Как тут не загрустить, живя не по своей Воле в промежутке между Богом и эволюцией его обезьяны.

Молитва признак отсутствия элементарной скромности, обретая у Бога на всем готовом для своей обезьяны…

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг