3,6
9 читателей оценили
486 печ. страниц
2014 год
ХРОНИКИ РОДА О’ЭЙРИН. Том Первый».
Эту тетрадь ей вчера подарили Шайна, Этне и Мораг. Такие тетради были у всех ведьм, они передавались по наследству по линии Искры, и Эйрин посчастливилось стать первой – матерью-основательницей нового ведьмовского рода.
Она перевернула обложку. На первой странице было написано:
«ЭЙРИН ВЕР ГЛЕДИС.
Родилась 27 белтена 1679 М. Д.».
В следующей строке кто-нибудь в надлежащее время укажет дату ее смерти, но это будет еще не скоро. Перелистнув страницу, девушка стала перечитывать написанную аккуратным почерком Шайны предысторию: о рождении Эйрин, об ее кровной родне и о том, как сестра Дорис вер Мырнин обнаружила у нее Новую Искру. Шайна уложилась ровно в одну страницу, указав в самом конце, что ход переговоров с королем Келлахом аб Тырнаном является темой соответствующей главы в хрониках рода О’Мейнир.
Перейдя к чистой странице, Эйрин подумала, что ей следует сегодня же сделать первую свою запись. Превозмогая усталость, она подтянулась и села в кровати, положив тетрадь себе на колени. Как раз тогда в спальню заглянула Финнела:
– О, ты уже собираешься спать. А я еще хотела поговорить.
– Так заходи, поговорим, – предложила Эйрин. – Можешь лечь со мной. Будем разговаривать, пока не заснем.
– Прекрасно! Я сейчас разденусь.
Она исчезла за дверью, и из передней донесся ее тонкий, но властный голос, зовущий служанку. А Эйрин взяла из шкафчика волшебное перо, не требующее чернил, и аккуратно вывела в тетради: «38 линаса 1694 года от начала Мор Деораха».
По правилам следовало написать просто «М. Д.» или, в крайнем случае, «от Мор Деораха». Но Эйрин хотела показать своим преемницам, что еще до того, как обнаружилась ее Искра, она прекрасно осознавала разницу между трактовкой Мор Деораха духовниками, северными и южными, и тем, что происходило на самом деле.
Эйрин коротко написала о своем сегодняшнем отречении от права на леннирский престол и о том, как Шайна приняла ее в Сестринство и объявила младшей сестрой. Детали решила добавить уже завтра, а так как написанное волшебным пером не размазывалось и не оставляло отпечатков на прилегающей странице, смело закрыла тетрадь и положила ее на тумбочку. Потом вновь улеглась на подушку и стала думать о том, долго ли ей придется учиться, прежде чем она освоит почтовые чары. От Шайны Эйрин знала, что ведьмы никогда не берут с собой в путешествия родовые хроники, а всегда хранят их на Тир Минегане. Когда же возникает потребность что-нибудь написать, они просто делают запись на первом попавшемся листе бумаги, а потом пересылают написанное на страницы своей тетради.
Вскоре пришла Финнела, облаченная в длинную ночную рубашку. Сбросив свои пушистые тапочки, она забралась в кровать и устроилась рядом с Эйрин. Протянула руку, направив ее на магический светильник под потолком, и он постепенно потускнел – но окончательно не погас. В комнате воцарился уютный полумрак.
– Хорошо получилось, – заметила Эйрин. – Ты и Лавраса отшила с помощью чар?
– Да нет, хватило обычной немагической пощечины.
– Он к тебе приставал?
– Ага. Полез целоваться. Наглый мальчишка!
– Еще бы, – согласилась Эйрин. – Он же не Падрайг.
– А я бы и Падрайгу дала… ну, в смысле, дала бы ему пощечину. Я же не какая-то там потаскуха. Пусть сначала жениться на мне, а потом… – Финнела замолчала и вздохнула. – Но я уже не знаю, действительно ли этого хочу. Во всяком случае, не сейчас, это точно. Сейчас я могу думать только о том, что послезавтра ты уедешь, а я останусь одна… Мне так будет тебя не хватать!
– А мне – тебя, сестренка, – сказала Эйрин. – Так тяжело расставаться с тобой. Особенно теперь, когда ты начала меняться, становиться такой, какой я всегда хотела тебя видеть.
Кузина опять вздохнула:
– В этом моя беда. Раньше было легко, раньше я знала, что мне нужно, планировала свою жизнь наперед – муж, корона, дети… А теперь этого мало, хочу чего-то большего. Хочу стать настоящей колдуньей, магия – такая замечательная штука! Ты была права, Эйрин, на свете нет ничего увлекательнее чар.
Эйрин придвинулась к Финнеле и погладила ее по голове.
– А самое забавное то, – произнесла она, – что это был лишь умозрительный вывод. Я до сих пор так и не ощутила вкуса чар.
– Он… волшебный. И чем больше его пробуешь, тем больше хочется. Мастер Иган утверждает, что я могу стать могущественной колдуньей…
– Шайна с ним согласна, – подхватила Эйрин. – Она говорит, что с каждым днем твоя сила возрастает.
– А еще, – продолжала кузина, – мастер Иган вчера разговаривал с отцом и мамой. Советовал отправить меня на учебу в Кованхар.
– Ого! – Это стало для Эйрин неожиданностью. – И что же они… Хотя об их реакции я догадываюсь.
– Вот-вот, – с грустью подтвердила Финнела. – Они просто на дыбы встали. Мол, это за полторы тысячи миль отсюда, а я еще маленькая, кроме того, у меня есть обязанности принцессы. А еще в Кованхаре много молодых студентов-колдунов, и никакая охрана не защитит меня от их ухаживаний… – Кузина нервно хохотнула. – Тогда мастер Иган очень неохотно заговорил о Тир Минегане, о той ведьминской школе для девочек-колдуний. У него было такое кислое лицо, как будто ему скормили целый лимон. Но все равно сказал, что это еще лучший вариант, там мы с тобой друг друга поддержим, ты будешь присматривать за мной, да и мужчины-колдуны, хоть молодые, хоть старые, на Минегане большая редкость. Мне показалось, что мама восприняла эту идею благосклонно, а вот отец уперся, и все тут. Очень резко ответил, что наша семья уже отдала одну дочь ведьмам, этого достаточно. И больше не стал об этом говорить.
Конец ознакомительного фрагмента.

notes

Сноски

1

Здесь будет уместно отметить, что употребляемые в тексте титулы «лорд» и «леди» являются самыми близкими по смыслу эквивалентами шинанских argwyd и yddes. На Абраде такое обращение используется по отношению ко всем лицам знатного происхождения – от простых дворян до принцев и королей. Как правило, эти титулы используются только вместе с именами; в остальных случаях говорят «господин», «госпожа» или «барышня». Незнатных, но уважаемых мужчин называют «хозяин» или «мастер»; разница между ними довольно неопределенная, хотя первое слово используют в основном для того, чтобы подчеркнуть богатство человека, а второе – его образованность и профессиональные качества. Что касается незнатных женщин, то молодых и незамужних, находящихся под опекой родителей или других родственников, называют просто девицами, в других случаях – «хозяйка» или «уважаемая».

2

Обычный абрадский год длится 368 дней, високосный – 369. Год делится на девять месяцев: хверод (зима), аврон и белтен (весна), мегев, горфеннав и линас (лето), монфовир и гедрев (осень), рагвир (опять зима). Во всех месяцах, кроме горфеннава, всегда 41 день; в горфеннаве – 40, в високосные годы – 41.

3

В абрадских университетах магистр является не научной степенью, а высшим ученым званием. В частности, в Кованхарском университете это звание имеют руководители кафедр и ректор. Магистры носят фиолетовые мантии, профессора – темно-синие, ассистенты – темно-зеленые. Стиль одежды для студентов и аспирантов определяется университетским Регламентом как «скромный и приличный»; только на торжественные мероприятия они обязаны надевать темно-красные мантии.

4

Абрадская неделя имеет восемь дней – линнар, маир, кедын, мехер, дордын, гвинер, сатарн, довнах. Неделя начинается с линнара и заканчивается довнахом. Характерной особенностью абрадского деления на недели является их фиксированность относительно дней календаря: год всегда начинается с довнаха, а заканчивается сатарном. В високосные годы, когда горфеннав имеет 41 день, как и остальные месяцы, этот лишний день додается к текущей неделе под названием навдид, поэтому не сдвигает недели относительно календаря.
Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
186 000 книг 
и 14 000 аудиокниг
Получить 7 дней бесплатно