Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Дневник горничной

Читайте в приложениях:
7127 уже добавило
Оценка читателей
3.7
Написать рецензию
  • Deli
    Deli
    Оценка:
    150

    Наверное, странно видеть такие книги в моем списке прочтенного. Для тех, кто не в курсе: Октав Мирбо - французский классик, живший на рубеже 19 и 20 столетий, творчество его было пронизано декадансом идейным, упадком духовным и падением социальным и чисто человеческим, а из-за обилия в произведениях извращенного эротизма, цензурили писателя нещадно. Его знаменитый "Сад пыток", представлявший собой просто квинтэссенцию всего вышеперечисленного, я случайно прочитала в нежные детские годы, и он так жестоко вынес мне моск, что перечитывала я его еще не раз, восхищаясь фантазией автора. Хотя, не скрою, это не с лучшей стороны характеризует мои моральные качества =_=
    "Дневник горничной" оказался совершенно другим. В принципе, название говорит само за себя - это дневник девушки Селестины, которая время от времени подрабатывает горничной в домах богатых, не очень богатых и совсем не богатых, но очень пыжащихся казаться богатыми семей, попутно она роется в их грязном белье, как в прямом, так и в переносном смысле. Вообще, если смотреть объективно, роман просто препарирует перед нами слой мелкобуржуазного и нище-дворянского сословия, со всеми их грешками, пороками и печатью вырождения на румяном челе. Селестина, конечно, тоже далеко не святая, она даже пытается получать удовольствие от процесса, но ближе к концу уже понимаешь, кто застрял в этом порочном круге по доброй воле, а кто - из-за стечения обстоятельств, так что горничная эта предстает перед нами уже не такой развязной девицей, какой кажется в начале.
    Почему три звезды? Оно очень скучно. Это бесконечное плетение словес при полном отсутствии действия. Утомляешься уже спустя десяток страниц. В целом, отрицать не буду - автор достойный, вот только представления мои о нем были совершенно неверными. Так что, наверное, я и ограничусь в знакомстве с ним этими двумя произведениями.

    Читать полностью
  • Morra
    Morra
    Оценка:
    40

    Применительно к авторам в духе Мирбо часто можно услышать "пощечина общественному вкусу". Штамп говорящий сам за себя относительно внешнего и совершенно ничего не объясняющий относительно того, что стоит за этим эпатажем.

    Когда-то я наткнулась на забавный отзыв-строку о "Дневнике горничной" - мол, мало эротики. Забавный - потому что роман ну совершенно не о том и эротическим может быть назван весьма условно, только если сдержанными буржуа начала XX века. Впрочем, судя по роману, у буржуа как раз всё в порядке с личной жизнью и проявляемой в ней фантазией - от вульгарного увлечения горничной до более экзотического пристрастия к женским ботиночкам. Обо всей этой изнанке Селестина, уже не очень юная и весьма опытная во всех отношениях горничная, пишет в своём дневнике, ибо жизнь занесла её в скучную провинцию, где пока что кроме злыдни-хозяйки и смешного в своей страсти хозяина живописать нечего. Селестина по-парижски легкомысленна и кокетлива, неглупа и добра по отношению к мужчинам, что, несомненно, упрощает её жизнь, потому что там где нет удовольствия, есть какое-то материнское желание утешить. Что, однако же, всё портит, так это своенравность и несдержанность, благодаря которым девушка снова и снова меняет места, а с ними и мужчин. В общем, персонаж весьма любопытный и непредсказуемый, за которым одно удовольствие наблюдать.

    Тем не менее, два момента порой вызывали раздражение или, по меньшей мере, недоумение. Во-первых, время от времени Селестина начинает выдавать мысли, явно принадлежащие её создателю, и такая прозорливость, такое умение подняться над собственными жизненными обстоятельствами и охватить взглядом всё своё сословие, проанализировать и поставить диагноз - всё это кажется слишком невозможным в малообразованной девушке. Второе же - это обилие грязного белья, от перебирания которого начинаешь к середине романа просто задыхаться. Вот абсолютно то же самое у де Сада - первый эпизод ударяет, второй ещё шокирует, третий вызывает скуку и раздражение, четвёртый - недоверие и смех. При этом каждый эпизод сам по себе мог бы стать сюжетом романа (это я уже про Мирбо, не про де Сада). А чего стоят отдельные сценки, вроде обнаруженного у приличной дамы при таможенном досмотре фалоиммитатора: "Так бы и сказали, что вы вдова!" или счастливого, поющего в саду капитана в день похорон любовницы, которая ему осточертела. Но эти эпизоды - фривольные, трагикомичные, злые - ещё нужно найти в общей массе сваленных в одну кучу нижних юбок. Впрочем, почти детективная линия, которую перемежают эти воспоминания, всё-таки интригует и удерживает внимание, а неоднозначная концовка и отсутствие ответа на важный вопрос оставляют ощущение полного удовлетворения. Всё как в жизни - сомневаешься, взвешиваешь "за" и "против", ищешь доказательства, порой подтасовывая факты, убеждаешь себя, принимаешь решение, а потом так и живёшь, не зная, правильно ли ты поступил. И применимо ли вообще к человеческим поступкам определение "правильно"...

    Не сказать, что роман шедеврален, но две экранизации после книги я всё же посмотрела. Свеженькая, 2015-го года в общем мила, близка к тексту и к атмосфере, но слишком глянцева, да и в отношении главной линии карты на стол выложены сразу же - буквально с первых минут очевидно, кто заинтриговал малышку Селестину. Версия Луиса Бунюэля 1964-го года, более утонченная, чёрно-белая, идеально вписавшаяся в мои представления, пусть даже действие перенесено на тридцать лет вперёд, неожиданно сходит с колёс романа и уводит совершенно не в ту степь. Хотя и этот конец по-своему хорош.

    "Сад пыток" грешит всё теми же недостатками. При всей социальной нагрузке (казнокрадство, грязь политики, ксенофобия, условность морали высшего света и полусвета, условность морали вообще всей европейской цивилизации) здесь слишком много эпизодов, призванных шокировать, фраппировать (о!) читателя. Это касается, прежде всего, второй части, в которой эксцентричная англичанка и её друг-любовник посещают тот самый сад пыток и наблюдают за всевозможными истязаниями и казнями среди буйствующей красоты природы (и, да, в описания пионов невозможно не влюбиться). Здесь всё чересчур, а параллель любовь-смерть, красота-гниение уж слишком нарочита, оторвана от жизни, призвана именно что - шокировать. И если в "Дневнике горничной" за редкими сценами разврата стоит мощнейшая идея социальной справедливости (а точнее несправедливости), то здесь нет ничего. Или я не разглядела, не знаю. По крайней мере вторая часть осталась для меня как раз такой яркой и безумной, но бессмысленной в общем-то картинкой. Первая же часть "Сада...", прозаичная и такая обычная, напротив, зацепила "социальщиной" и особенно околоколониальными рассуждениями. Не перестаю удивляться тому, что мы ахаем и охаем на тему национал-социализма и в упор не видим, как просто и логично он вырос из расовых теорий и колониальных захватов, из самого менталитета белого человека XIX века. Впрочем, об этом прекрасно написал Свен Линдквист, а я, разошедшаяся не на шутку, умолкаю.

    Читать полностью
  • Toccata
    Toccata
    Оценка:
    23

    Смачная пощечина общественному вкусу! Мирбо якшался с анархистами, демократами, в буржуазные рамки не вписывался, так что все объяснимо. Объяснимо и то, почему его так активно издавали в СССР: нам в прошлом не могло не понравиться развенчание обитателей аристократических домов. Понравилось оно и мне.

    Повествование, как просто догадаться, ведется от лица горничной - Селестины. Девушка она невероятно наблюдательная, весьма неглупая, а при этом еще натура страстная и часто своенравная, что при ее ремесле преимуществом отнюдь не является. Она могла расхохотаться в лицо барыне, когда та была нелепа, могла дать отпор приставаниям того, кто ей был откровенно неприятен, зато, имея склонность к любовным приключениям, с тем, с кем желала, расслаблялась и получала удовольствие. Совсем здоровой эту ее черту я все же не назову: первый мужчина случился у нее тогда, когда она была совсем еще ребенком; нищая девочка, постоянно избиваемая матерью дома, не стала сопротивляться...

    От острого взгляда Селестины не ускользнуло ничто: половые извращения господ, измены, их отвратительные личностные качества, их скупость, неискренность, подлость. Богатые люди развращены деньгами, положением, бездельем; бедные - нищетой, невежеством, унижением, измождены непрекращающимися попытками заслужить долю получше, заработать свои жалкие гроши.

    В лучших традициях французского романа работает Мирбо, приоткрывая двери господских уборных, перебирая грязное господское белье. Я не назвала бы это эротическим романом, это даже близко не "Любовник леди Чаттерли". Я не стала бы издавать "Дневник горничной" под фривольными обложками. Это не "клубничка" в декорациях 19 века, это откровенное повествование о жизненных драмах многих людей и прежде всего - Селестины, история бедной девушки в мире богатых и мужчин. Всем любителям подобного и французской литературы советую.

    Читать полностью
  • Chagrin
    Chagrin
    Оценка:
    21

    В свое оправдание могу сказать только, что тут виноваты Луис Бунюэль и обворожительная Жанна Моро (в фильме вышла очень утонченная Селестина, не в пример книжной, но таково видение режиссера, как говорится)). После такого фильма я не могла устоять перед соблазном прочесть это произведение.
    Что это за книга? Дневник горничной. Зачем она была написана? Для того, видимо, чтобы обнажить, извлечь на свет всю пошлость и глупость общества. Селестина рассказывает множество историй, есть очень трогательные, нежные истории, есть такие, которые вызывают жалость, но, в большинстве своем это описания жизни жадных, глупых, тщеславных господ и похотливых, вероломных слуг. Развратники под личиной святош, пошлые ханжи, скупые богачи, старые фетишисты, обыкновенные мещане -- вот герои ее рассказов, люди, которые живы всегда и везде, которые не переведутся (не удивительно, что Бунюэль не смог обойти стороной это произведение).
    Какова же наша героиня? Немного глупа, но хитрости ей не занимать, без ума от мужчин и денег. Уверенна в себе. Порой она меня жутко раздражала. От этого книга кажется правдивее, сама не знаю, почему.
    Чем мне понравилась книга? Во-первых хочу обратить ваше внимание на то, что я слушала аудио книгу, читает Ерисанова. Прекрасное исполнение. Я не скучала ни минуты, да чего уж там, книга очень увлекает) Своим разнообразием, своей динамикой. Во-вторых мне понравился конец. Он лучше, чем в фильме и сама концепция отношений Селестины и Жозефа, это ее пленение грубым мужским началом. Прекрасно)

    Читать полностью
  • Dancer_in_the_Dar...
    Dancer_in_the_Dar...
    Оценка:
    16

    "Дневник горничной"

    Не далее как две недели назад, когда я попросила на этом сайте совета, что из классики мне почитать, ибо стыдно становится за свои пристрастия к крови, мертвецам, маньякам и пр., мне ответили, мол, нечего себя ломать, продолжайте наслаждаться низкосортными триллерами. Читатели на мои комментарии вроде «я буду читать вперемежку триллеры и классику» лишь посмеивались. Но я решила не сдаваться и выбрала для прочтения очередную книгу из классики. Вот эту. Которую, кстати, мне посоветовали на другом сайте. И вот теперь встал вопрос: а кто сказал, что я не получила наслаждение от этой книги?

    Пусть здесь нет крови (ну, почти нет), нет резни на каждом шагу, нет действия (которое я очень люблю), а лишь воспоминания, мне книга понравилась. Если отбросить несколько сцен жестокого отношения к животным, книга вообще аховая в своей прелести. Но только вот дело все в том, что если про убийства людей я читаю со странным удовольствием, то те произведения, где фигурирует издевательство над животными, откладываю сразу.

    Здесь таких сцен 2. Одну я прочитала, а вторую, будучи уже настороже, быстренько пролистала. Да там и издевательств, как таковых, нет. Первая ситуация связана с убийством ручного хорька. Хорька, который ласкался к этому ничтожеству капитану Може, низкому человеку с подлой душонкой. Хорька, который жил у капитана, спал в его кровати, ел за одним столом с ним. И который был убит из-за сволочи Селестины. Она взяла капитана на слабо, мол, он не сможет съесть хорька. Ведь он, с его же слов, ест всё! О, как я ее возненавидела с этой минуты! Каких только зол я ей не желала! Хотя, если подумать, все дело в Може и его слабости и желании показаться всемогущим перед всяким. Разве порядочный, в возрасте, человек станет забрасывать сад соседа, пусть даже и врага, камнями и прочим мусором? Разве достойный человек будет пользоваться услугами недалекой женщины, которая чуть ли не поклоняется ему и почти лижет его пятки, в душе смеяться над ней, при первой же возможности переписать завещание, а после ее смерти хохотать, хвастая своей прозорливостью, и приглашать в койку горничную соседа? Когда стало известно, что после хорька он завел ежа, я испугалась и все ждала, что и ежа постигнет та же участь. К счастью, этого не случилось. Еж умер от чрезмерного употребления коньяка, которым потчевал его, опять-таки Може.

    Вторая сцена, которую я пролистала, касалась мучительной смерти домашних уток и кур, виновен в которой обожаемый Селестиной Жозеф. (Небольшой спойлер курсивом!) Который, кстати, убил маленькую Клару. Так ведь? Опровержений этому я в книге не нашла. И как можно было с ним уехать, выйти за него замуж, если он такое сотворил? Да его за яйца надо было подвесить… А что серебро украл – это молодец. Так им и надо. Это событие хоть немного встряхнуло барыню.

    …Она была мертва, более мертва, чем если бы она действительно умерла, потому что она сознавала эту смерть… И нет ничего ужаснее такой смерти для существа, которое никогда ничего не любило, которое оценивало только на деньги такие неоценимые вещи, как удовольствие человека, его капризы, его милосердие, любовь — всю эту божественную роскошь человеческого духа

    Очень часто мне казалось, что Селестина – это я, а ее хозяева – родители, которые нанимали меня в качестве репетитора для своих детей. Чем богаче, тем жаднее, вот уж правда. В домах, где каждая вещь кричала: «Роскошь!», где видно было, что у хозяев и у ребенка все из ж… торчит, считали каждую минуту занятия, каждый рубль, когда рассчитывались со мной. Хорошо, если урок длился определенное время, тогда платили четко оговоренную сумму, а если я помогала делать домашнее задание, то на это могло уйти и полчаса, и полтора, и даже два. В одной из семей ребенок каждые 3-5 минут смотрел на часы, весь красный, запыханный и говорил мне: «Мы не успеваем, вчера мы занимались меньше. Сегодня придется вам больше заплатить, мама будет недовольна!» Как мне хотелось их послать… Все мы понимаем, когда подрабатывают репетитором – когда денег не хватает, а не из развлечения. А в другой семье меня перед уроком мать ребенка, вся обвешанная золотом, разодетая, ухоженная, попросила снизить стоимость занятия на 20%, хотя накануне все было обговорено по телефону, потому что у них «двое детей, а денег нет совсем, а девочке еще и в школу тетради купить надо». Больше они меня не видели… То есть, я к чему это пишу? К тому, что я сейчас смогла бы создать свой дневник, правда, не горничной, а репетитора. Да и не одна я такая.

    …мы живем в постоянной борьбе, в постоянном страхе, между эфемерной полуроскошью нашей службы и перспективой завтра же очутиться в нужде, без места, на улице … мы живем с постоянным сознанием оскорбительной подозрительности, которая преследует нас повсюду, которая повсюду закрывает перед нами двери, запирает ящики на тройные замки, делает пометки на бутылках, наклеивает номера, считает печенья и сливы, и что по нашим рукам, нашим карманам и сундукам скользят беспрестанно полицейские взгляды наших хозяев. Потому что ведь нет двери, нет шкафа, нет ящика, нет бутылки, нет ни одного предмета, который не кричит нам: воровка, воровка, воровка! Прибавьте еще к этому постоянную горечь, порождаемую страшным неравенством, этим ужасным неравномерным распределением житейских благ, которое, несмотря на фамильярности, на улыбки и подарки, вырывает между нами и нашими господами непроходимую пропасть, создает целый мир глухой ненависти, скрытой зависти, будущей мести… неравенством, которое с каждой минутой становится чувствительнее и унизительнее благодаря капризам или даже доброте этих бессердечных, не имеющих никакого чувства справедливости существ, какими всегда являются богатые…

    Не хочу говорить о морали Селестины. Ну да, спала она со всеми мужчинами, хозяевами и слугами, и с женщинами тоже. Просто нет сил слюнявить, мусолить это. Единственное, что хотелось бы отметить, так это то, что моя мама (ей 63 года) время от времени, наблюдая по телевидению какую-нибудь пошлость или читая в журнале об изменах знаменитых людей, о грязных танцах на Красной площади стриптизера, мужа Наташи Королевой, вздыхает: «Да, в наше время такого распутства не было…» Мама моя – наивная душа, судит по себе. Надо бы ей эту книгу дать почитать, чтобы она поняла, что распутство было во все времена, еще более изощренное, чем сейчас, причем тогда, когда люди и читать еще не умели.

    Книге 5. Пошла писать свой дневник.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Ну что ж...Это весьма занятное произведение с необычным сюжетом.История горничной поражает до глубины души:общество прогнило изнутри,пороки,скрытые за различными масками,встречаются на каждом шагу.“Такова жизнь...”
  • Оценка:
    Захватывает откровенностью и колоритом времени. Да и читается с легкостью- всем советую!
  • Оценка:
    я не француженка, поэтому мне трудно судить о нравах и жизни французов вообще, как чтиво- забавно, прочитала быстро.
  • Оценка:
    неинтересно, нудно и уныло.