0,0
0 читателей оценили
716 печ. страниц
2017 год
8

Путешествия социопатов
Спасибо, мама
О. Шарп
М. Брейк

© О. Шарп, 2017

© М. Брейк, 2017

ISBN 978-5-4485-9039-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Октябрь 2003
Общее описание поездки

Мы вернулись из отпуска. Попрощались с г. Санкт-Петербургом… Эх!

Съездили мы замечательно: залезли в интернет, где можно найти все, там мы поискали места проживания и нашли более-менее приемлемый вариант (в принципе, можно было и просто так приехать и найти жилье на месте, но мы, как всегда, решили подстраховаться); заказали жилье в частной гостинице, созвонились с хозяином, взяли билеты и поехали. В поезде у нас было 2-местное купе (как это теперь называется, улучшенное), там нас снабдили минералкой, покормили сначала ужином, а на следующий день обедом, выдали прессу: газеты, журналы, «замучили» с уборкой и добрыми словами (у М. на проезд образовалась скидка в 50%, поэтому мы решили проехаться с комфортом). В Питер приехали в 6 утра, поезд прибывает на только что выстроенный Ладожский вокзал, где, кроме сортира и камеры хранения, еще ничего нет, и находится он почти за городом – на окраине, но выстроен прямо над (сверху) станцией метро (и над остановками всякого транспорта, т.е. до всего ехать вниз по эскалатору). Доехали мы до названной хозяином жилья станции метро, вылезли на поверхность и пошли искать нужную остановку нужного трамвая (как мы поняли к концу дня, так, как мы ее искали, никогда б и не нашли, поскольку из-за очень узких улиц и почти отсутствия тротуаров на местах остановок нет не то что остановочных комплексов, а даже и навесов со скамейками, и заметить остановку можно только по маленькой табличке, которая висит непосредственно на трамвайных проводах). В общем, решили мы трамвая не ждать, а размять ноги, поскольку было еще очень рано, сумка себе спокойно хранилась на вокзале, идти нам было по улице прямо (карту мы изучили еще в поезде). Дошли мы по адресу (прикольно идти утром воскресенья по пустому сонному городу), там нас уже ждали и направили в филиал той же частной гостиницы, поскольку облюбованный нами номер был до вечера занят. Пришли мы по новому адресу, где нас тоже уже ждали, и сразу же поселились. На втором адресе нам понравилось больше, т.к. там только что сделали ремонт, комната была большая, и квартира расположена намного ближе к центру. Частная гостиница – это бывшая коммунальная квартира в доме «старого жилищного фонда», т.е. с высокими потолками, в которой отформатировали по четыре комнаты (одно- и двухместные), наделили каждую комнату унитазом, умывальником и ванной с душем, назвали НОМЕРОМ, в котором (в нашем) стоит большой шкаф для одежды и всего остального (секция от мебельной стенки), тумбочка с телевизором (правда еще советских времен), большой раскладной диван, стол, холодильник, два удобных стула и одно колченогое кресло; готовить можно на газовой плите в коридоре, посуду и кастрюльки дают во временное пользование, круглосуточно дежурит консьержка, которая открывает-закрывает входную дверь. В общем, поселились мы, заперли комнату и побежали искать: супермаркет (потому как маленькие магазинчики, которых по одному в каждом доме, нас не устроили); почту; переговорный пункт. К концу дня мы нашли только «супермаркет» (он так назывался по местным меркам, потому как в старой части города – центре – большой магазин просто негде разместить), переговорный пункт мы не нашли за все время пребывания, т.к. такой анахронизм благополучно отжил свое за невостребованностью. Все звонят по карточкам из телефонов-автоматов, растыканных по городу на каждом втором-третьем углу (звони хоть из Петропавсловской крепости, хоть в Америку). Почтамт мы нашли в семи минутах ходьбы от нашего дома на 6-й день пребывания и только потому, что кто-то из приезжих, тыкая в карту города, настойчиво нас расспрашивал о его местонахождении на улице Почтамтской. Но нашли мы его и после этого не сразу, пришлось залезть на колоннаду (почти под купол) Исаакиевского собора и с высоты птичьего полета, глядя на панораму города, прочитать большие синие буквы с подсветкой «ПОЧТАМТ», после этого мы написали и отправили письма. Вот.

К концу дня мы перевезли сумку в наше временное жилище, уменьшили уже приобретенные продукты и пошли еще изучать город (теперь уже в целях повышения культурного уровня).

За два первых дня мы обошли весь центр и находящиеся в нем достопримечательности снаружи, очень интересная архитектура в городе (дома 18-го и 19-го веков, много сейчас пустых стоит, поскольку дома старые и ремонт обходится в кругленькую сумму). Улицы узкие (по две полосы на проезжей части), на тротуарах с двумя зонтиками уже не разойтись, почти все тротуары выложены плиткой, деревьев нет совсем, потому как сразу за тротуаром начинаются фасады домов, которые стоят сплошной стеной до перекрестка (надо все время следить куда свернуть, а то зайдешь в подворотню и не вернешься, в смысле они могут быть на десять раз проходные и вести куда угодно, и еще собачки там гадят регулярно). Зато улицы чистые, ни пыли, ни, тем более, грязи; после целого дня в дожде на брюках и обуви ни капельки посторонней, только жидкость (в смысле вода).

На второй день пребывания мне надоела вода, которая в виде речек и многочисленных каналов представлена во всем историческом центре города, надо все время ориентироваться на мосты, потому как, чтоб свернуть к интересующему нас объекту, надо дойти до моста через разнообразную воду, высмотреть пешеходный переход и повернуть в нужную сторону (чтобы дойти до всего, что мы хотели посмотреть в городе, мы с вечера изучали карту, рисовали и прорабатывали маршрут, потом его заучивали, утром вспоминали и по дороге еще сверялись по карте, в результате мы за 11 дней ошиблись всего раза четыре и до одного интересного места так и не добрались).

На четвертый день я к воде привыкла (сейчас ее даже не хватает). На третий день мы вымокли до носков и курток под проливным дождем, но было не холодно, колготки под джинсы мы предусмотрительно одели, куртки не промокли насквозь, потому как кожаные, но до Смольного (в котором – Институт благородных девиц) мы добрались только к позднему вечеру, поэтому сфотографировать его толком не удалось, но посмотреть – посмотрели.

Весь пятый день мы провели в Петропавловской крепости – откуда, собственно, город и начинался, там есть чего посмотреть, мы ее еще пофотографировали. Тюремные камеры борцов-ленинцев меня нисколько не впечатлили, поскольку наши нынешние зэки сидят в гораздо худших условиях. Там в храме – усыпальница всех российских царей и великих князей, начиная с Петра 1, очень муторно было читать на могилах семейства последнего императора Николая II «…убит в г. Екатеринбурге».

В шестой день мы походили по Васильевскому острову и по Петроградской стороне, на Васильевском так прикольно улицы называются: от 1-й до 22-й линии, а пересекают их – проспекты: Большой, Средний, Малый, но там – более современные дома и почти ничего интересного.

В седьмой и восьмой дни мы ездили на автобусах на экскурсии в пригороды Питера: Петергоф, Пушкин, Павловск. Там к юбилею города все отремонтировали, отреставрировали, открыли Янтарную комнату, правда, фонтаны уже были выключены. В результате экскурсий у меня в голове образовалась каша из информации о разнообразных царях, их отпрысках, быте, их архитекторах и т. п. Теперь временно у меня аллергия на экскурсии, а особенно на дворцы с их позолотой. Больше всего мне понравилась Янтарная комната, которую полностью восстановили и даже стребовали с немцев потыренные в войну кое-какие вещички. За эти поездки мы посмотрели Питерские новостройки в современных районах – ничего особо интересного не увидели.

В девятый день мы ломанулись смотреть Финский залив, обошли всю западную часть Васильевского острова, чтоб найти место, где можно добраться непосредственно до воды. В нашей части города до залива было значительно ближе, но там его не увидеть, т.к. там расположены Адмиралтейские верфи и приходят-уходят-разгружаются-строятся различного водоизмещения кораблики. Финский залив нам понравился (хотя, гораздо больше он нам приглянулся в Петергофе, где мы его увидели шатаясь по многогектарному придворному парку; там залив был такой бушующий, угрюмый, страшный-«свинцовый» и очень холодный); положенными монетками мы в залив, конечно, кинулись.

В десятый день мы, уже на метро, поехали в местную Лавру (название у меня к этому времени из головы выветрилось). Сама лавра меня не впечатлила – то ли дело Киево-Печерская. Но там еще размещены некрополи (кладбища) деятелей искусств и известных людей 18—20 веков.

Еще мы обошли и обсмотрели практически все (кроме 4—5, которые были у черта на рогах) храмы: православные, лютеранские, католические, еврейские, армянские, мусульманские, буддийские. В православные и католические, открытые для осмотра, заходили, в наиболее известных сейчас музеи, в Казанском соборе проходят службы, его мы тоже посетили. Удобно то, что можно приходить просто с улицы, купить билет, в стоимость которого входит экскурсионное обслуживание, послушать экскурсовода, а потом спокойно походить посмотреть чего тебе интересно, а не бегать толпой за руководителем.

В одиннадцатый день мы с утреца перевезли вещи на вокзал и еще немного пошатались по самым полюбившимся местам, потому как уезжали во второй половине дня.

Поездка обратно была уже, видимо для привыкания и примирения с реальной действительностью, совсем не комфортной, поскольку поезд был другой, бригада проводников в полном составе была как на исправительных работах по приговору суда, только кормили вполне съедобно: кашки, салатики, отварное мяско или рыбка.

В результате самостоятельной поездки (не через туристическое агентство) мы пробыли в Питере сколько хотели, жили не неизвестно где, а в центре, посмотрели все, чего надо было именно нам, и обошлась нам поездка в полтора раза дешевле (если не в два). И еще я наконец-то приобрела себе именно в Монетном дворе ромбик на китель – государственный знак об окончании юридического вуза (который нам не выдали при выпуске и которого мне на форменной одежке все это время очень не хватало).

Впечатления от города Санкт-Петербурга у нас остались самые радужные, несмотря на то, что мы по 8—10 часов ходили по городу пешком и уставали очень, день казался длинным, насыщенным, впечатлений набрались много-много; питались нормально – завтрак и ужин готовили себе «в номере», в обед чего-нибудь перекусывали в забегаловках в городе (которых по 1—2 в каждом доме), правда, сейчас на, не спорю, очень вкусные блинчики с разнообразной начинкой я смотреть не могу. Еще в Питере очень вкусно готовят пирожные в кондитерских – они совсем не похожи ни на Ё-бургские, ни на С-е, мы себе их в поезд взяли полакомиться и сожрали в один присест.

А вообще город не похож ни на один в котором я была, привыкнуть быстро к нему сложно, везде – камень и вода, мосты и фасады, дворы-колодцы и страшные подворотни, почти постоянный дождь, хотя, надо признать именно под хмурым небом город выглядит лучше всего; очень неудобное метро (в плане поездок из района в район и забитое людьми в любое время суток); сколько стОит транспорт в городе мы так и не узнали, поскольку народ местный ездит на метро или на маршрутках, а мы, в основном, изучали город пешком (чего там можно увидеть из окна автобуса?!). Жили мы на набережной канала Грибоедова (который, в отличие от сумского адреса, вполне наличествует), там ходит намного меньше народа и машин, зато на нем находится большая часть достопримечательностей, поскольку он петляет по всему центру города.

Еще я впервые в жизни (на третий день пребывания в Питере, походив по продуваемым со всех сторон Васильевскому острову) поняла для чего людям нужен коньяк – чтобы греться! Что мы, начиная с того самого момента, и стали делать. Оказывается, в городе разливают очень приличный коньяк, причем 3 звезды почему-то лучше, чем 5. Надо было видеть как мы отхлебывали по бо-ольшому глотку из плоской бутылочки прямо на улице (иногда даже в исторических достопримечательностых, втихаря), закусывали такими вкусными орешками в шоколаде. Зато мы совсем не простыли и не заболели, приехали в Ё-бург такими огурчиками (с пупырчиками).



ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

(из Екатеринбурга в Санкт-Петербург, там и обратно)

ОРФОГРАФИЯ АВТОРСКАЯ – М., (мои «5 копеек» в круглых скобках – О.)

…в 18.30 включили. О! Не так уж все и немыто.) К хорошему привыкаешь, однако).

23.10.03 Сравнение двух 8-х вагонов не в пользу второго.

Было: две проводницы, чисто вымытые стекла, одни плечики) дали еще одни, с себя), коврики чистые, сортира два, в обоих – бумажные полотенца, туалетная бумага, мыло. Титан горячий. Белье входит в стоимость билета, плюс по две бутылки минералки) свежая), горячие ужин и обед) мяско-свининка с гречкой и рыбка-горбуша (ха! «лосось») с макаронами (и еще салатики! Вот!!!)), сухой супчик, кофе – 2, чай – 2, сахар (ха! для некоторых любителей), бисквит, (конфитюр), маслице, хлебушек (по требованию), вилки-ложки- (ножки) -стаканчики «на раз», плюс пресса: два (полукомпьютерных железнодорожных) журнальчика, «Комсомольская правда» старая, но с программой, кроссворды – два.

Обратно: хлеб раздает проводница в мешке (СУПЕР!), чая во вторых упаковках нет вовсе, как нет ни стаканов, ни бисквитов (а конфитюрчик?!), зато попросили упаковку обратно, журналов два) один и тот же №) и все. Сортир один (загадка, которую мы разгадывали всю обратную дорогу): в вагоне едет 4) четыре) пассажира, из них три человека – в своих купе, один – курит в тамбуре, проводница моет стаканы (интересно после кого? потому как свои два мы мыли сами) в своем умывальнике, оба сортира – заняты! Вопрос: кто в сортирах?!! (Потом оказалось, что пассажирский сортир закрыт, потому как мыть два – лень, а проводницкий – ближе. Мой рефрен в дороге: «Безобразие! Открыт один сортир и туда беспрерывно гадят!») Жара. Титан 85С) поезд ползет). Проводница толстая сидит и смотрит в окно. Бумажных полотенец нет, но в салфетках выдали мыльце (?!). Еда, правда, такая же вкусная – «лосось» (ха!) с рисом и куриное мясо с гречкой, салатики прошлый раз были оба капустные, теперь во второй раз был помидорный (для меня!).

Если б не знали, что можно лучше, сочли бы нормальным. Это нам, видимо, в порядке привыкания к российской действительности.

За окном мрачновато. Уезжали осенью, леса разноцветные. Теперь, 10 (13) дней спустя, все голо. Кое-где снег. Под Питером и) рано утром) где-то на севере – елки в снегу, и сугробы нанесло. Вокруг Питера уже настоящая зима (оказалось – кукольная – растаяло все потом). Вчера как увидели, кинулись к окошку. Красиво. А так едешь: пруты торчат, стволы голые, да стерня кое-где. Все зимы ждет.

Подбросила нам проводница ящик. Сказала, что сухие пищевые добавки. До Кирова. Пахнет просто приправами) мол, у них проверяют) (а больше пассажиров нет).

Проверяют. Бригадир) ша) орет. Бригада, судя по всему, ленивая. Утром от проводницы пивом вчерашним несет.

Занавесок тоже нет. Отсутствие занавесок) штор) наводит на мысль, что тот вагон весь был «улучшенный».

Бригада вообще какая-то странная, бригадирша по радио вещает с каким-то акцентом. Где набирали?..


ЛАВРА.





















Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
182 000 книг 
и 12 000 аудиокниг
Получить 7 дней бесплатно
8