Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Тарас Бульба (сборник)

Тарас Бульба (сборник)
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
129 уже добавили
Оценка читателей
4.07

Уникальный сборник, объединивший первую (1835 г.), мало известную современному читателю, редакцию исторической эпопеи «Тарас Бульба», неоконченную повесть «Гетьман», мистические повести из «Вечеров на хуторе близ Диканьки» и две главы из малороссийской повести «Страшный кабан».

История Украины, живые образы сильных и смелых людей, преданных родине и готовых отдать жизнь за ее независимость, выписаны яркими красками, а в картинах повседневной жизни и праздников, в обычаях и суевериях раскрыт характер украинского народа.

Разноплановые на первый взгляд произведения объединяет пронзительное чувство любви к Украине, которую воспел гениальный писатель Николай Васильевич Гоголь.

Лучшие рецензии
Lenisan
Lenisan
Оценка:
62

Берясь за перечитывание "Тараса Бульбы", я не ждала ничего особенного, но внезапно совершила Открытие. Нет, даже так — ОТКРЫТИЕ! Возможно, это только для меня оказалось новостью; возможно, нам даже в школе об этом говорили, а я не запомнила... но вот прямо сейчас я переживаю внезапно свалившееся на меня откровение, самостоятельно выловленное в известной с детства повести Гоголя, а именно: "Тарас Бульба" — это "Илиада" по-славянски!

Всё, сенсационное заявление сделала, теперь можно вернуться к реальности. Итак, я неожиданно для себя обнаружила у Гоголя несколько явных отсылок к "Илиаде". Это меня поразило, в основном потому, что я прекрасно помнила сюжет ещё со школьных времён — но тогда я не была знакома с Гомером, аллюзии на него заметить не могла, а сейчас они прямо выпирали из текста — вот они мы, обрати внимание! Я даже проверила дату выхода "Тараса Бульбы" и перевода "Илиады" Гнедича — да, у Гоголя было время ознакомиться с этим шедевром. Чтобы не быть голословной, приведу несколько примеров.

• В "Тарасе Бульбе" встречается такое описание убийства в бою: "А Кукубенко, взяв в обе руки свой тяжелый палаш, вогнал его ему в самые побледневшие уста. Вышиб два сахарные зуба палаш, рассек надвое язык, разбил горловой позвонок и вошел далеко в землю". Это почти один в один повторяет одну из смертей "Илиады", также с вогнанным в голову копьём и упоминанием и зубов, и отсечённого языка — только вариация Гоголя окрашена иронически, "уста" и "сахарные зубы" выбиваются из общего стиля повествования, подчёркивая, с одной стороны, характер обращения к Гомеру, а с другой, заостряя внимание именно на этом отрывке из-за явной его стилистической выделенности. Далее, Гоголь использует такую формулировку, тоже в сцене боя: "и туман покрыл его очи". Кто читал "Илиаду", тот не даст соврать, фраза "и тьма его очи покрыла" повторяется в ней бесчисленное количество раз, она очень узнаваемая, и поэтому формулировка Гоголя не могла не навести на эту ассоциацию.
• Кроме этих явных аллюзий, есть и другие черты намеренного сходства, которые замечаешь уже после того, как текст подал тебе вышеописанные явные сигналы. Это и описание боя в целом, с многочисленными "дуэлями", так свойственными Гомеру: вместо безликой массы солдат читатель видит череду схваток конкретных, поименованных воинов с такими же конкретными, поименованными воинами. Только у Гоголя имена имеют лишь козаки, а враги их обезличены, называются просто "ляхами" или "панами" и мало отличаются друг от друга. Это существенное различие авторской позиции: Гомер признаёт героями всех участников Троянской войны, Гоголь же отказывает противнику в таком возвеличивании, героями являются лишь сражающиеся за веру козаки. Это и сцена с надругательством над телами противников: их привязывают к коням и волочат по земле, как Ахилл волочил Гектора. Это и герои-тёзки: у Гомера - Аяксы, у Гоголя - три Пысаренко. Даже добродушное ёрничанье над списком кораблей можно подметить, когда козаки разделяются и автор перечисляет поимённо тех, кто уходит и тех, кто остаётся, хотя имена их для читателя совсем ничего не значат. Тарас Бульба, подзуживающий во время боя своих солдат, тоже мне кого-то напоминает.
• В описании боя Гоголь дважды (если мне не изменяет память) прибегает к развёрнутым сравнениям, которые так любит Гомер. Это смерть атамана Кукубенки:

Тихо склонился он на руки подхватившим его козакам, и хлынула ручьем молодая кровь, подобно дорогому вину, которое несли в склянном сосуде из погреба неосторожные слуги, поскользнулись тут же у входа и разбили дорогую сулею: все разлилось на землю вино, и схватил себя за голову прибежавший хозяин, сберегавший его про лучший случай в жизни, чтобы если приведет бог на старости лет встретиться с товарищем юности, то чтобы помянуть бы вместе с ним прежнее, иное время, когда иначе и лучше веселился человек...

и - в меньшей степени - смерть Андрия: "Как хлебный колос, подрезанный серпом, как молодой барашек, почуявший под сердцем смертельное железо, повис он головой и повалился на траву, не сказавши ни одного слова".
• В какой-то мере Остап и Андрий напоминают Гектора и Париса, хотя эта ассоциация уже более сложная. Сын-герой, противопоставленный "неудачному" сыну, виновнику бедствий, женолюбцу, предателю (потому что Парис тоже предатель, только он предал доверие спартанского царя, а не своего отца). В той же мере прекрасная полячка как бы выполняет роль Елены, только, в отличие от Гомера, Гоголь явно показывает, насколько её роль на самом деле второстепенна.

И так далее, и тому подобное. Всё это вместе взятое однозначно убеждает меня, что обращения к "Илиаде" не случайны, а намеренны, и пусть это наверняка известно всем исследователям Гоголя, но я-то изобрела этот велосипед сама, а потому он мне важен и ценен. Конечно, "Тарас Бульба" отнюдь не сводится к перепевке Гомера, это очень и очень богатая повесть, а отсылки к "Илиаде", в конце концов, относятся только к сценам боёв, то есть ко второй части произведения. Но именно с этой точки зрения на повесть очень интересно смотреть. Ассоциации с величайшей эпической поэмой и саму повесть делают особенно "эпичной", придают колоссальный размах мелкой стычке между поляками и козаками, персонажи "вырастают" до легендарных героев - великое дело ассоциации! Но Гоголь ещё и подчёркивает с помощью иронии различие между этими двумя произведениями. Взять хотя бы самое главное из них: война у Гоголя идёт за веру и национальную идею, если можно так выразиться, а не за женщину, хоть бы и прекрасную, и не за богатую добычу. И герои Гомера, и собратья Тараса Бульбы считают, что война ценна сама по себе, как способ проявить себя человеку, и что смерть в бою желанна и прекрасна. Но какие же всё-таки разные цели их ведут!

Потрясающее, прекрасное произведение, которое в школьные годы я не могла по достоинству оценить и потому довольно долго думала, что не люблю.

Читать полностью
dulsinea
dulsinea
Оценка:
57

Пожалуй, одна из лучших у Гоголя.

Начиная с известных "Я тебя породил, я тебя и убью!" и "Терпи, козак, - атаман будешь!" и заканчивая извечной дискуссией на предмет того, чья же правда ближе: Остапа или Андрия.

Произведение потрясающее. Тем, что поступку каждого можно найти как похвалу, так и осуждение. Гоголь ярко и неоднозначно изобразил действия главных героев и мотивы, побудившие их на эти действия. Он контрастно описал двух братьев, вырисовывая характеры еще с первой встречи Остапа и Андрия с матерью и отцом: первый пошел биться на кулаках с батькой, второй же, удивляясь поведению брата, поспешил к матери.

В конце Тарас Бульба предстает перед нами человеком, который потерял всех: сыновей, жену. Но он не потерял веру в Родину и в идею.
Эту книгу можно перечитывать и перечитывать.

Читать полностью
Dasha25
Dasha25
Оценка:
55

Любовь к родине, отечеству выражается в Тарасе, преданность своим товарищам, тот русский широкий дух, та простота и глубокая вера в Бога.
Тарас был казаком, который любил свою родину Украину. Он был создан для бранной битвы, любил простую жизнь казаков, неугомонный, прямой, бойкий, вспыльчивый, считавший себя защитником православия. Светлица его была убрана во вкусе того времени, на стенах сабли, нагайки, ружья. Окна маленькие, стояли бутылки, кувшины, позолоченной чарки всякой работы, огромные столы, стулья, икона в углу. Все это описывает Тараса, его простоту, ту любовь к битвам, какой он сам сильный и большой и ту любовь к вере.
Тарас хотел, чтобы его сыновья, как и он, защищали родину, те бескрайние просторы Украины. Даже при битве Поддубно, он не потерял духа, сражался смело, подбадривая других казаков, чтобы они не сдавались ляхам, потому что не сломить им русского духа.
— Хочется мне вам сказать, панове, что такое есть наше товарищество. Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести у всех была земля наша: и грекам дала знать себя, и с Царьграда брала червонцы, и города были пышные, и храмы, и князья, князья русского рода, свои князья, а не католические недоверки. Всё взяли бусурманы, всё пропало. Только остались мы, сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая, так же как и мы, земля наша! Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чём стоит наше товарищество! Нет уз святее товарищества! Отец любит своё дитя, мать любит своё дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь своё дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей. Вам случалось не одному помногу пропадать на чужбине; видишь — и там люди! также божий человек, и разговоришься с ним, как с своим; а как дойдёт до того, чтобы поведать сердечное слово, — видишь: нет, умные люди, да не те; такие же люди, да не те! Нет, братцы, так любить, как русская душа, — любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал бог, что ни есть в тебе, а.. . — сказал Тарас, и махнул рукой, и потряс седою головою, и усом моргнул, и сказал: - Нет, так любить никто не может! Знаю, подло завелось теперь на земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их, да были бы целы в погребах запечатанные меды их. Перенимают черт знает какие бусурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой с своим не хочет говорить; свой своего продаёт, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который жёлтым чёботом своим бьёт их в морду, дороже для них всякого братства. Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснётся оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело. Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество! Уж если на то пошло, чтобы умирать, — так никому ж из них не доведётся так умирать!. . Никому, никому!. . Не хватит у них на то мышиной натуры их!

Речь Тараса производит на запорожцев сильнейшее впечатление — в них заговорило все лучшее, «что бывает на сердце у человека». Старые казаки стояли неподвижно, потупив головы, со слезами на глазах. Слова атамана проникли глубоко в души молодых. И они своим героизмом в бою с поляками, самоотверженностью, готовностью прийти на помощь товарищу подтвердили слова, которые произнес Тарас.

Сильная была та речь, напомнившая знакомого и лучшего, что бывает на сердце у человека. Казаки уважали его за ту смелость, страсть, ум и гордость за родину, его верность им.
После потери сыновей и товарищей Тарас уже не был таким целеустремленным, но он мстил и стал суровее, сильнее. Тарас не сдавался и боролся за свою веру. Когда враги поймали Тараса Бульбу, его не волновало, что он умрет, сгорая в пламене, беспокоился о своих товарищах, казаках которые плыли от выстрелов, не боясь, он кричал им «К берегу! К берегу, хлопцы! Разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу!

Мне кажется, что автор рисовал Запорожскую Сечь как царство свободы и равенства, как вольную республику, в которой живут люди широкого размаха души, мужественные и благородные. Здесь воспитываются сильные и мощные характеры, для которых нет ничего выше, чем интересы народа, свобода отчизны и процветание веры.

— Батько! где ты! слышишь ли ты всё это? (Остап)
— Слышу! (Тарас Бульба)
Но неизвестно будущее, и стоит оно пред человеком, подобно осеннему туману, поднявшемуся из болот. Безумно летают в нем вверх и вниз, черкая крыльями, птицы, не распознавая в очи друг друга, голубка — не видя ястреба, ястреб — не видя голубки, и никто не знает, как далеко летает он от своей погибели.

Читать полностью
Лучшая цитата
Ну, сынки, прежде всего выпьем горелки!
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление