Книга или автор
Старосветские помещики (сборник)

Старосветские помещики (сборник)

Стандарт
Старосветские помещики (сборник)
4,2
30 читателей оценили
143 печ. страниц
2017 год
12+
Оцените книгу

О книге

В книгу вошли повести из цикла «Миргород»: «Старосветские помещики», «Вий», «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».

Читайте онлайн полную версию книги «Старосветские помещики (сборник)» автора Николая Гоголя на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Старосветские помещики (сборник)» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 5080040483

Дата поступления: 15 августа 2017

Объем: 258.8 тыс. знаков

Купить книгу

Входит в серии

  1. Moon-Is-Up
    Moon-Is-Up
    Оценил книгу
    Они были следствие чистой, ясной простоты их добрых, бесхитростных душ.

    Цикл "Миргород" начинается с этой маленькой повести - светлой, нежной, уютной и грустной.
    Симпатичные, добрые старички Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна - 60 и 55 лет, любящие, верные супруги живут в тихом мирке: поющие двери, жар от печей с треском сжигаемой соломы, глинянные чистейшие полы, живые деревянные стулья и засиженные мухами картины и золотые рамы зеркал.
    Понятно, что сейчас шестьдесят лет для мужчины и пятьдесят пять лет для женщины еще даже не пенсионный возраст. Люди стали другими, возможно. Но я легко могу представить такие характеры в наше время. И сейчас найдется женщина, любящая готовить и собирать лоскутки, моточки шерсти, мулине (вдруг пригодится для будущего рукоделия).
    Гостеприимные хлебосольные хозяева, любящие гостей и в то же время вполне самодостаточные, им довольно общества друг друга. По какой-то причине не случилось детей, и они всю любовь направили друг на друга. Они не замечают вороватых слуг и приказчиков, вырубленного леса, съеденных бездонных пищевых запасов в кладовых. Они довольны жизнью и счастливы.
    Они любят поесть (беда 19 века), но как они мило угощают друг друга и гостей. А привычка во всех продуктах находить полезное, она и сейчас встречается сколько угодно.
    И вдруг кошка, любимая кошка убегает, дичает и предвещает смерть. Вот так Гоголь! И в этом уютном мирке мистика. И сейчас суеверных людей не меньше, одни скрывают, а другие даже "умничают" по этому поводу.
    Трогательно заботится о своей Пульхерии Афанасий Иванович. Не может жить без нее, впал в депрессию (тогда было такое слово?), в уныние и даже отчаяние (попытки самоубийства). И уходит вслед за своей супругой, очень похоже уходит с мистическим предсказанием.
    Я написала, что можно и сейчас найти такие характеры. Но, нет. Такого мира, описанного Гоголем уже нет. И он мне очень дорог.

  2. majj-s
    majj-s
    Оценил книгу

    Помню с детства. Тогда искала у Гоголя страшного или смешного и читала все подряд (кирпич "Мертвых душ" пугал объемом и ужасно не понравился "Тарас Бульба" -

    "А ну, поворотись, сынку",
    "Я тебя породил, я тебя и убью").

    Наткнулась на эту небольшую повесть. И обрела на всю оставшуюся жизнь эталонный образец истории любви. Без иронии и сарказма. Мое внутреннее устройство более ориентировано на зрелость и старость, чем на юность. Простым арифметическим подсчетом: сколько той молодости? Ну двадцать лет, исключая детство и пубертат - с пятнадцати до тридцати пяти. Хорошо - до сорока. А что потом? Доживать? Искусственно молодиться, чувствуя себя глубоко несчастливой, если не удается?

    Не может, не должно быть так, чтобы половина человеческой жизни изначально предназначалась в отсев: отсель досель живете, а дальше - хоть длите бессмысленное существование, хоть так лягте, да помрите. Все равно, что иметь большую квартиру, в половину комнат которой стаскивать всякий ненужный хлам, а потом вовсе запереть и ключ выбросить. Для вящей надежности, забив досками. И жить во второй половине, богато и модерново обустроенной. Поначалу. Модное сегодня вызывает недоумение завтра, смешно послезавтра и превращается в уютное ретро некоторое время спустя. Чего тогда ты добился всеми усилиями? Нет,

    "Блажен, кто смолоду был молод. Блажен, кто вовремя созрел. Кто постепенно жизни холод с летами вытерпеть умел".

    Герои "Старосветских помещиков" были когда-то молоды и Афанасий Иванович даже увез увозом Пульхерию Ивановну, которую не хотели отдавать за него подобру. Но то так давно было, что за давностию лет успело уж и забыться. Да оно и неинтересно. А что интересно? Варить варенье из груш и слив, настаивать водку на шалфее; золототысячнике и персиковых косточках; солить грибочки счабрецом, гвоздикой и волошскими орехами. Потчевать всеми этими вкусностями друг друга и завернувших в гости соседей, выслушивая многозначительные рассуждения о французе, сговорившемся с англичанином, чтобы снова на нас Бонапарта выпустить.

    Жизнь, которая может производить впечатление растительного существования: встали-поели-посидели-закусили-вздремнули-поели-легли спать, а можно взглянуть на нее иначе. Оазис нежной заботы - немного навязчивой, как у матери, укутывающей чадо шарфом или бабушки, пичкающей калорийными вкусностями; но такой уютной и теплой. С потрескиванием соломы в печах и пением дверей (всякой на свой лад) и побрехиванием дворовых жучек с барбосами. И все-то сыты от пуза в незамысловатом этом быту: дворовые девки объедаются вкусностями из кладовой, хуторские родичи их и кумовья задарены хозяйскими припасами, гуси с гусятами и свиньи с поросятами благоденствуют. Почти по Екклезиасту:

    "Все реки текут в море, но море не переполняется",

    сколько ни тащут из господских кладовых, они не оскудевают.

    Знаете отчего? Потому что истинная любовь что-то такое делает с миром, что позволяет накормить его пятью хлебами и двумя рыбами. Здесь подлинная, пусть не такая зрелищная и яркая, как у Ромео и Джульетты, пусть тихая и приземленная, и производящая впечатление неказистое. А вот поди ж ты, уходят из мира ее носители и словно ось из него вынимается. Все обессмысливается, все прежде правильное и соразмерное разваливается на куски и болото существования без любви с сытым хлюпаньем втягивает в себя обломки. И тогда понимаешь, какому чуду довелось тебе быть свидетелем.

  3. Izumka
    Izumka
    Оценил книгу

    Желание прочитать сборник "Миргород" у меня регулярно отбивается наличием в нем "Тараса Бульбы", успешно пройденного в школе. Поэтому решила знакомиться по частям и для начала выбрала историю про Пульхерию Ивановну и Афанасия Ивановича, тем более что название было давным-давно на слуху.
    Светлая и грустная повесть, которая навела меня на множество самых разных мыслей. Во-первых, возраст - героям повести 60 и 55 лет, и автор называет их стариками. Сейчас это уже ощущается совершенно непривычным. Яркий пример того, что изменилась не только продолжительность, но и качество жизни. Сейчас люди в таком возрасте весьма бодры и активны.
    Во-вторых, описания трапез. Я не могла не вспомнить "Пошехонскую старину" Салтыкова-Щедрина с его хлесткими описаниями процесса выбора продуктов, подаваемых к столу. Насколько он язвителен и саркастичен, настолько же Гоголь мягок и щедр.
    В-третьих, удивительная размеренность и неторопливость жизни. Мы сейчас постоянно куда-то спешим, суетимся, а здесь люди живут, не спеша, и создается ощущение наполненности жизни, хотя для многих из нас она может показаться слишком простой и в чем-то бессмысленной.

Цитаты из книги «Старосветские помещики (сборник)»

  1. По ним можно было, казалось, читать всю жизнь их, ясную, спокойную жизнь, которую вели старые национальные, простосердечные и вместе богатые фамилии, всегда составляющие противоположность тем низким малороссиянам, которые выдираются из дегтярей[8], торгашей, наполняют, как саранча, палаты[9] и присутственные места, дерут последнюю копейку с своих же земляков, наводняют Петербург ябедниками[10]
    25 июня 2020
Подборки с этой книгой