Читать книгу «Призрачный ученик» онлайн полностью📖 — Николая Метельского — MyBook.

– Я все еще жду извинений от этого крысеныша. Ну же! Пусть не думает, что ему все позволено.

К такому меня мама не готовила.

Будь я постарше, будь мы хотя бы в средней школе – и я опустил бы ту женщину ниже уровня моря. Закопал бы в бетон морально. Но в восемь лет я даже не до конца понимал, что такое пафос. Зато точно знал, что сделать в этой ситуации ничего не могу, поэтому я просто поднял голову, перестав смотреть на всех исподлобья, расправил плечи и сцепил руки за спиной. Никаких никому извинений. Пусть делают что хотят.

– Нет, вы посмотрите на него, он тут еще гордость свою смеет показывать!

– Уэда-сан…

– Да вы только посмотрите…

– Уэда-сан! – прервал ее директор, повысив голос. – Вы перегибаете палку.

– Да как вы смеете! Этот мальчишка избил мою дочь, а вы смеете его защищать?!

– Если вам что-то не нравится, вы можете найти школу получше, – произнес директор спокойно.

– Что-о-о?!

Гораздо позже я узнал, что мама устроила меня в лучшую школу города, которая могла не беспокоиться о двух-трех взбалмошных родителях, те, кто готов платить вместо них, всегда найдутся. Ну и директор у нас был мировым мужиком.

– Мне, как и любому нормальному человеку, не нравится, когда на меня повышают голос и прерывают… кхм. Дети, подождите нас за дверью, а лучше идите на урок.

– Но подождите…

– У нас с вами есть о чем поговорить, Уэда-сан, детям же пора идти учиться.

В итоге дядю Ичиро все-таки вызвали, и, дожидаясь его после уроков возле директорского кабинета, я прикидывал, как меня накажут дома. Выйдя из кабинета и подойдя ко мне, дядя несколько секунд молчал, после чего задал вопрос:

– Ну и за что ты ее ударил?

– Она сравнила смерть мамы со своей сломанной приставкой, – буркнул я в ответ.

– Что? – не понял он.

– Сказала, что смерть мамы – это плохо, и у нее вон тоже беда – приставка сломалась.

– М-да, – потер переносицу дядя Ичиро. – Ты понимаешь, что она не имела в виду ничего плохого?

– Понимаю, – отвел я взгляд.

– Кеншин, – присел он на корточки рядом. – Нельзя все решать кулаками. Если конфликт можно решить словами, то так и надо действовать. Иногда приходится применять силу, но перед этим ты обязан попытаться решить дело миром. Сначала слова, потом действие. Понимаю, девочка сморозила глупость, тебе было обидно, но за это не бьют.

– Очень даже бьют, – не сдавался я, хотя и понимал его правоту.

– Это кто тебе такое сказал? – приподнял он брови.

– В фильмах самураи за такое голову рубили.

– И мама давала тебе смотреть такие фильмы?!

– Мама работала, а я сидел дома. Сидел и смотрел телевизор.

– Кажется, я начинаю жалеть, что подключил твой компьютер к Интернету.

– Это сделала Кохана-сан.

– Да, но… – не нашелся что ответить на это дядя. – Ладно, проехали. Просто поверь мне на слово – по телевизору показывают то, что зрелищно, к реальности это отношения не имеет.

А то я сам не знаю. Мама мне об этом много раз говорила.

– Понятно, – произнес я, лишь бы уже эти нотации закончились.

– О-хо-хо, – поднялся он с корточек. – Ладно, распускатель рук, пойдем домой.

Время шло, как бы банально это ни звучало. Дядя закончил с домом и окрестностями, точнее с тем, что связано с защитой, после чего тэнгу неохотно занялся моим обучением. Я был готов, как показывали в паре фильмов, к долгой и нудной подготовке тела, то есть постоянным физическим нагрузкам и минимуму самих тренировок с мечом, однако Куфу удивил. Боккэн я получил почти сразу, а тело тренировал утром и вечером, тогда как обучал он меня после школы. В средней и старшей школе с этим будет сложней, так как и уроков там больше, и клубы, говорят, время отнимают.

Но это – дело будущего, а в тот момент меня больше волновало настоящее, в котором Саюри, после прихода ее матери, совсем берега потеряла. Постоянно задирала, оскорбляла, за месяц сколотила банду из наших ровесников-парней и уже вместе с ними действовала мне на нервы. Главные ее претензии были в том, что я ботаник-зубрила. Учеба всегда давалась мне неплохо, да только и более интересных вещей вокруг было полно, но после смерти мамы…

Мужчина должен быть чистым, умным и немного пафосным. Мама так сказала, и я к этому стремился. С чистотой проблем не было, с пафосом я еще разбирался, а вот с умом мне могла помочь только учеба. Во всяком случае, иного способа стать умным я не знал. Случайный – я тогда особо никуда не целился – удар по челюсти привлек ко мне внимание Саюри, раньше-то мы с ней особо не общались. Выходка ее матери дала почувствовать вседозволенность, ну а мои результаты в учебе оказались просто поводом. Плюс она и раньше была далеко не пай-девочка, просто раньше Саюри еще что-то сдерживало, а тут, видимо, переклинило. Не удивлюсь, если ей и дома по мозгам прошлись. Но это так, сторонние размышления более взрослого меня, а тогда я просто желал дать сдачи. Увы, но я и с ней одной-то вряд ли справился бы, а тут еще и три подельника появились. Словом, все, что я мог, – это желать стать сильней и пусть не со всеми разом, а хотя бы лично с Саюри разобраться. Благо мы оба ходили в один кружок подходящей направленности. И хоть поединки там были далеки от спортивных, но и просто поколотить ее синаем – еще одним видом тренировочных мечей – я тоже был согласен. Даже с учетом надетой защиты порой бывало больно.

Вот и вкалывал как проклятый и в школе, и дома. Кружок кендо меня с каждым днем все больше разочаровывал. Уже тогда я понимал, что в младшей школе ничему серьезному обучать не будут. Да фиг с ним обучать, там даже с тренировками была беда – дома меня гоняли с мечом гораздо серьезней. Результатов, правда, видно не было, но тут хотя бы обоснование какое-то имелось – всего два месяца прошло! Хотя обидно, конечно, раз за разом получать от девчонки. Махал я синаем и с другими ребятами, но важен мне был лишь один соперник. Немного успокаивали слова Куфу о том, что учит он меня боевому применению меча, а стиль в кендо по большому счету спортивный. Но для меня эти слова были лишь небольшим утешением – детский максимализм уверял меня, что главное – научиться, а уж применить этот стиль я сумею и в кендо. Только вот не получалось.

Переломным моментом в этой истории… Хех, скажу иначе. Переломным моментом в моей жизни я обязан той истории, а сам момент растянулся на длинный и весьма неудачный день. Началось все с того, что Саюри и компания впервые применили ко мне рукоприкладство. Избили – слишком сильно сказано, но отпинали и повозили по полу знатно. Я честно пытался дать сдачи, однако их было четверо, а драться руками меня никто не учил. Продолжилось все в кружке после очередного поражения. Саюри чаще всего выбирала меня своим партнером, ну а мне гордость не позволяла ей отказать. Короче, очередной проигрыш завершился смачным ударом по лодыжке, который уронил меня на пол. Потирая ногу, я слушал стоящую рядом Саюри.

– Слабак! Аж противно. Ты меня ни разу не победил и никогда не победишь.

Кендо – путь меча. Не стиль фехтования, а система воспитания достойных людей. Учитель, заведующий в кружке, постоянно об этом говорит. И где он сейчас? Неужто вот это достойный человек? Было обидно. Я был зол на девчонку, обижен на учителя, обижен на тэнгу, что так и не научил ничему полезному конкретно в этой ситуации.

– Неудачник, – продолжала она. – Может, тебе сдохнуть уже и отправиться к своей разлюбезной мамочке?

Я почти бросился на нее. Всего чуть-чуть – и я бы зубами впился ей в горло. Но «почти» не считается, поэтому можно сказать, что я пропустил ее слова мимо ушей. Однако что-то такое она у меня на лице прочитала, раз замолчала и просто наблюдала за мной. Хотелось бы сказать, что отшатнулась в ужасе, но, увы, я не герой аниме. В общем, я решил последовать совету дяди и начать со слов, а там уж как все повернется.

– Тебе никогда не стать мастером фехтования, потому что ты девчонка, – поднялся я на ноги и, глядя ей в глаза, продолжил: – И никогда не стать девчонкой, потому что ты хулиганка. Ну и кто тут из нас неудачник, существо?

Не совсем то, о чем говорил дядя Ичиро, но я и не собирался улаживать конфликт. Формально все было как и просили. Начал со слов. Мысли у меня тогда были попроще, но суть вы уловили. Как итог – мне зарядили синаем по голове. И это после того, как я снял защитную маску. Но что было по-настоящему обидным, так это то, что Саюри ничего не было за мое путешествие в медпункт с рассеченной бровью.

Первой реакцией дяди Ичиро, когда я вышел из школы, был свист.

– Ого! Кто это тебя так?

– На тренировке, – буркнул я односложно.

– У вас же там вроде защита должна быть.

– Она есть, это просто случайность.

– Случайность, говоришь… – посмотрел он на меня пристально и, покачав головой, оттолкнулся от машины, которую подпирал до этого. – Сильно болит? – направился он к водительской двери, которая была с другой стороны.

– Нет, – открыл я заднюю, забираясь внутрь.

– Надо будет тебе какой-нибудь лечебный амулет сварганить, пусть всякие царапины подлечивает незаметно, – произнес он уже с водительского сиденья.

Я на это только плечами пожал. Вот если бы он сказал о волшебном мече, я бы воодушевился, а какой-то лечебный амулет…

Апогеем этого дня стал разговор с Куфу после того, как он в очередной раз выбил у меня из рук боккэн.

– Это безнадежно, – вздохнул он.

– Вы о чем, Куфу-сан? – подобрал я деревяшку обратно.

– Тебе никогда не стать мечником. Настоящим мечником, – уточнил он, а я так и замер. – Через несколько лет ты, конечно, будешь что-то уметь, ну так животные в цирке тоже умеют всякое – людьми они от этого не становятся.

– Вы врете, – произнес я тихо. И уже громче: – Вы все врете. Я буду мечником, я буду мастером, я…

– Ты обезьяна, которую можно научить паре трюков. Все. Об остальном забудь.

– Вы просто не хотите меня учить, вот и ищете отговорки, – цеплялся я за свою мечту.

– Мальчик, – нахмурился тэнгу, – я никогда не скрывал, что ученики мне не нужны, но твой дядя приказал, и я честно пытался раскрыть твой потенциал. Ты бездарность. Не веришь? Сбегай к Ичиро и попроси его, чтобы я повторил при нем. Хозяину я соврать не смогу. Ну и, заканчивая этот разговор… Я не отказываюсь учить тебя. Пока не поступит другого приказа, я приложу все свои силы, чтобы племянник хозяина был похож хотя бы на мартышку в цирке.

Я был разбит. Если тэнгу, который несколько сотен лет занимается фехтованием, говорит, что я бездарность… Если мастер меча, который вряд ли будет лгать так нагло, говорит, что я бездарь… То я бездарь. Неспособный к фехтованию бездарь. Саюри была права – я неудачник.

– Эй, парень. Ты это… извини, что так резко, – раздалось у меня за спиной, когда я выходил из тренировочного зала.

Практически на автомате я добрел до своей комнаты. Мыслей не было, а те, что были, просто не хотели выстраиваться в ровную линию. Сейчас я четко понимаю, что если бы Саюри не раскачала мне в тот день психику, я, может, и не поступил бы так, как поступил. Возможно – позже. Быть может, гораздо позже. А может быть, и никогда. Хотя последнее – вряд ли. Но весь смак в том, что, случись это позже, и кто знает, как все повернулось бы в будущем. Время в любом случае было бы потеряно. В общем, из того, что происходило в те несколько минут в моей комнате, я четко помню только ход своих мыслей – мама запретила, но мама умерла.

Стандарт

4.58 
(303 оценки)

Призрачный ученик

Установите приложение, чтобы читать эту книгу