Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Святочные рассказы (цикл)

Слушать
Читайте в приложениях:
116 уже добавило
Оценка читателей
4.38
Написать рецензию
  • Selena_451
    Selena_451
    Оценка:
    9

    Святочный или рождественский рассказ – особый жанр рассказа, приуроченный к определенной дате – Святкам. Также одним из основных признаков является обязательное наличие «чуда». Добро побеждает зло, все счастливы, поют, танцуют и все-такое))). Особую популярность приобрел в середине XIX века после перевода «Рождественской песни» Ч. Диккенса. В качестве примера можно привести «Тапера» и «Чудесного доктора» Куприна, «Ангелочка» Андреева, «Без елки» Позднякова. Даже «Мальчик у Христа на елке» попадает в это категорию, хотя Достоевский остается верен своему стилю.

    У Николая Лескова тоже есть цикл святочных рассказов. Они создавались на протяжении достаточно долгого времени, то есть писатель не раз возвращался к этому жанру, был заинтересован в нем. Уже в рассказе «Жемчужное ожерелье», открывающим сборник, в ходе спора о природе данного жанра нам, читателям, любезно описывают ряд признаков, которые присущи святочным рассказам:

    От святочного рассказа непременно требуется, чтобы он был приурочен к событиям святочного вечера — от Рождества до Крещенья, чтобы он был сколько-нибудь фантастичен, имел какую-нибудь мораль, хоть вроде опровержения вредного предрассудка, и наконец — чтобы он оканчивался непременно весело.

    Надо признать, что рассказы достаточно забавны. Мне особенно понравились «Жемчужное ожерелье», «Зверь», «Штопальщик», «Дух госпожи Жанлис», «Старый гений», «Путешествие с нигилистом» и «Маленькая ошибка». Хотя, вставлю все-таки свои пять копеек, современному читателю они покажутся наивными и бородатыми. Полагаю, что развязки должны были быть неожиданными, и, возможно, для современников Лескова они такими и были, но после модернизма и постмодернизма нас ничем не удивишь)))

    Что еще можно сказать о рассказах?

    Дальше...

    Написаны они в присущей Лескову сказовой манере, что совершенно логично. Также можно сказать, что истории передаются из уст в уста, они построены по принципу «а вот с моим братом был такой случай…» или «а вот мне рассказывали...» (пламенный привет рассказу в рассказе). Поэтому практически у каждого рассказа есть предыстория, которая подготавливает нас непосредственно к «чуду» или мистическому происшествию. Нам описывают обстановку, знакомят с героями и т.п.

    Также нельзя забывать о мотиве встречи, как в прямом смысле (Например, в рассказе «Путешествие с нигилистом» собирается группа людей), так и в переносном – встречи с самим собой, с собственной душой. Например, раскаивается в своей жестокости дядя из рассказа «Зверь», маленький мальчик из «Неразменного рубля» осознает, как приятно делать добро другим людям, отец Марии оделяет всех дочерей приданым, видя, что жених младшей женится на ней не ради денег, а по взаимному влечению. Когда же совершатся чудесам, как не в Рождество?

    Читать полностью
  • Elizabeth-Betty
    Elizabeth-Betty
    Оценка:
    6

    Святочные рассказы - определённый род литературы, от которого требуется соблюдение некоторых требований. Во-первых, действие должно непременно происходить от Рождества до Крещения. Во-вторых, сюжет должен быть несколько фантастичен, и непременно иметь какую-нибудь мораль. И, в-третьих, такой рассказ должен заканчиваться весело, с всенепременным вознаграждением положительных героев! Именно что-то подобное хотелось мне почитать после архисерьёзного «Успеха» Фейхтвангера. Выбор был удачен)

    Особенно впечатлил рассказ «Зверь». Если в литературном произведении рассказывается о страданиях бессловесного животного, то это всегда до слёз. Но заканчивается всё хорошо. Дружба и преданность крепостного Ферапонта и медведя Сганареля чудесным образом преобразили одного орловского помещика - человека дурного, жестокого. Душа спасена – чудо случилось!)

    Читать полностью
  • Lu-Lu
    Lu-Lu
    Оценка:
    5

    Прелестные трогательные и остроумные рассказы о неразменном рубле, о медвежьем друге, о плутовстве, о "ложном пуризме", о том, как хитростью приструнить непорядочного человека, надёжно прикрытого нужными связями. Как приятно после корявостей псевдолитераторов и дрянных переводов наконец почитать книгу, написанную прекрасным русским языком, о который не приходится спотыкаться на каждому шагу. Здесь полно афоризмов, которые так и хочется выписывать в тетрадь умных мыслей, полно каламбуров и интересных словечек, а каждый рассказ налит душевностью и теплом.

    Особенно порадовало, что предпоследний рассказ о борьбе "темноты", дремучести и плебейской страсти к сотворению пугала из нелюдимого, непонятного другим человека с Добром этого персонажа, закончился всё-таки победой Добра, хотя я уже готова была к худшему.
    Лесков прекрасен!

    Сердце не заезжий двор: в нём тесно не бывает.

    Читать полностью
  • _mariyka__
    _mariyka__
    Оценка:
    4

    Все-таки в который раз убеждаюсь, что классика не устаревает и всегда остается актуальной! Причина ли этому то, что люди во все времена одни и те же:

    Ну что же, они люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... Человечество любит деньги, из чего бы те не были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны... ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди...в общем, напоминают прежних...
    © М. А. Булгаков

    Или все же писатели обладают неким даром предвидеть душевные порывы не только своих современников, но и потомков? Не знаю. Но, читая эти рассказы, постоянно ловила себя на мысли, что читаю будто бы о нашем времени. Да, декорации изменились, но люди, люди те же. Точно также боятся того, чего не могут понять, и стремятся приписать этому всевозможные негативные черты и поступки. Или же наоборот, не обращать внимания, сделать вид, что ничего не происходит:

    А кругом меня все спит. Пять-шесть пассажиров, которых случай послал мне в попутчики, все друг от друга сторонились и все храпят в каком-то озлоблении.
    И стало мне стыдно от моей унылости и моего пустомыслия. И зачем я не сплю, когда всем спится? И какое мне дело до того, что сказал о нас Бисмарк, и для чего я обязан верить его предсказаниям? Лучше ничего этого «внятием не тешить», а приспособиться да заснуть, яко же и прочие человецы, и пойдет дело веселее и занимательнее.

    Можно заметить это и серьезно задуматься. Задуматься о том, почему именно так? Почему Николай Лесков, живший больше века назад, с легкостью читает в наших душах? Или не в наших? Или не читает, а всего лишь угадал? Ну подумаешь, угадал несколько раз... При таком подходе к чтению этой книги можно долго копаться в себе. И, возможно, выкопать, наконец, какие-то важные для себя знания, чувства. Понять, в чем же все-таки смысл нашей жизни? Или не жизни, а все же существования?

    А можно не замечать. Можно просто зажечь гирлянду, сесть вечером в кресло, взяв с собой книгу и чашку чая или какао. И наслаждаться уникальными самобытными характерами и прекрасными языком, которым эти характеры описаны. Сюжетами, над которыми иногда хочется умилиться, а иногда засмеяться. И, разумеется, непременным счастливым окончанием каждого рассказа, ибо это есть одно из непреложных условий святочных рассказов.

    Читать полностью
  • Marina-Marianna
    Marina-Marianna
    Оценка:
    2

    Флэшмоб 2015: 15/15

    Этой книгой завершаю читательский год. Во флэшмобе мне посоветовали две праздничные книги - "Рождественскую песнь" Диккенса и эту. С Диккенса я год начала - Лесковым заканчиваю. Увы, не так радужно, как надеялась.

    Этот цикл всколыхнул во мне целую волну мыслей, связанных не столько с самими рассказами, сколько с рассуждениями о литературе в целом, а также о литературе для школьников. И мысли эти, к сожалению, довольно мрачные. Чем дальше живу, тем больше подтверждений нахожу тому, как много в этом мире проистекает от предубеждения, как много зависит от навязанной оценки и как мало люди пользуются разумом.

    Получилось длинно

    Что я знала о Лескове раньше? Совсем чуть-чуть. С детства помню, что бабушка и дедушка хвалили "Левшу" - не помню, за что, не уверена, кстати, что они действительно читали (дед-то наверняка читал, он очень много прочитал в своей жизни, а вот бабушка - не факт). Помню название: "Очарованный странник" - красивое, завораживающее (содержания книги не знаю). И ещё одно. В любимой с детства повести Лиханова "Благие намерения" директор интерната Аполлон Аполлинарьевич упоминает Лескова так:

    – Надежда Георгиевна, – спросил он задумчиво, будто я была одна в учительской, и головы педагогов снова враз повернулись ко мне, – вы, конечно, помните записки о кадетском корпусе Лескова?
    – Да! – соврала я не столько из желания соврать, сколько от неожиданности.
    – Помните, там эконом был Бобров. Что-то вроде завхоза по-нынешнему. Так вот этот эконом никогда свою зарплату на себя не тратил. Детей в кадеты отдавали из бедных семей, поэтому он каждому выпускнику, каждому прапорщику дарил три смены белья и шесть серебряных ложек… восемьдесят четвертой пробы. Чтобы, значит, когда товарищи зайдут, было чем щи хлебать и к чаю…
    Аполлон Аполлинарьевич говорил без прежнего напора, как бы рассуждая сам с собой.
    – И еще там был директор Перский, генерал-майор, между прочим, так он жил в корпусе безотлучно, всю, представляете, свою жизнь отдав выпускникам, а детей туда посылали с четырех лет, и, когда ему говорили о женитьбе, этот генерал отвечал следующее: «Мне провидение вверило так много чужих детей, что некогда думать о собственных».

    Вот и все впечатления. Ожидалось: русская классика, утончённость, эдакая литературная вежливость. Думалось :будет что-то близкое по духу к Тургеневу. Название внушало: рассказы будут добрыми, чуточку волшебными.

    Не знаю, не знаю. Первые рассказы произвели неплохое впечатление, хотя некоторые вопросы возникли сразу. Я понимаю: классика русской литературы, XIX век и всё такое - но что, вот это и всё?! Сюжет каждого рассказа можно пересказать в двух словах, какая-то едва ли не лубочная мораль, ни глубины переживаний, ни пресловутой правды характеров. Как сказки для малышей, картонный театр.

    К середине совсем расстроилась. Длиннющий рассказ о том, как мошенническим образом вытрясли из иностранной страховой компании деньги - это вообще что такое?! И не поймёшь позицию автора: то ли он издевается и подразумевает своё повествование сатирой, то ли он реально восхищается оборотливостью этих самых Иванов Петровых и Петров Ивановых, обставивших это дельце. Дальше хуже. Два рассказа подряд с отвратительнейшим антисемитизмом и национализмом. Распутство, мотовство, мошенничество офицеров - всё это подаётся как нечто само собой разумеющееся. Рассказчик, излагающий всё это безобразие и участвующий в нём по полной, представляется вроде как вполне положительным персонажем. Конец XIX века - я понимаю, в те времена о толерантности ещё мало задумывались, и может, автор всё-таки придерживался осуждающих взглядов на всё описанное (хотя это совершенно не очевидно), но всё равно - как это в печать-то выпустили. В следующем рассказа - о трёх солдатах-евреях - и того хуже. Просто невыносимо читать такое.

    Я вот не знаю, как к этому относиться. С одной стороны цензурировать сейчас классиков вроде как уже поздно, и вообще, когда это было, можно рассматривать написанное в исторически-этнографическом ключе. Но есть же какие-то пределы... Тот же "Тарас Бульба" до сих пор входит в школьную программу, его читают 12-13-летние дети. А там не только животы вспоротые, но и кошмарнейшее разжигание межнациональной розни, приправленное антисемитизмом сверху. Так и здесь.

    И какие это к лешему Святочные рассказы?! Да, во многих действие как-то привязано к Новому году или Рождеству, но очень условно. А где-то и вовсе не привязано.

    Я уже собиралась поставить совсем низкую оценку, но последние два рассказа - "Пугало" и "Фигура" - меня немного утешили. Они уже не были картонным театром, и это хорошо почувствовалось. "Пугало", пожалуй, лучший рассказ из всего цикла.

    И вот думается мне печальное. Казалось бы, мы уже почти 100 лет живём в обществе, свободном от классового разделения (на самом деле это не так, но хотя бы формально). Но всё равно, как же всё зависит от ярлыков! В данном случае ярлык "Классическая литература" обладает той же силой, что раньше - дворянское звание. Неважно, какой человек - он может быть глуп и вздорен, жаден и неуклюж, подл и жесток - но если у него есть хотя бы какой-то титулишко, он будет зваться благородным. Все же прочие - так, шваль. На классическую литературу понавешали таких же ярлыков. Родился автор в XIX веке - всё, молодец! Читать его - благородное дело, достойное интеллигента, и обязательно изучать в школе, конечно.

    Вот скажи я кому: "Я сейчас читаю Лескова," - и готово! Образ эдакой начитанной тургеневской барышни практически в кармане. Между тем я бы не сказала, что меня по-настоящему обогатила эта литература. Я прочитала немало книг, написанных в конце XX, а то и уже в XXI веке, которые произвели на меня куда более сильное действие. Зажгли душу, научили чему-то важному, сделали меня такой, какая я есть.

    Посему останавливаюсь на нейтральной оценке. Прочитать всё же было любопытно. И одновременно очень грустно, потому что если этот портрет России хоть сколько-то соответствует действительности, то при всей моей нелюбви хаять страну, приходится признать: плохо жила тогда Россия. Не отдельные люди плохо, а вообще - плохо.

    Читать полностью