autumn_sweater
Оценил книгу

По его мнению, существующее образование было слишком расплывчато, бессодержательно, мало приспособлено к пониманию живых условий жизни и вообще больше заботилось о том, чтобы побольше набросать под ноги разных препятствий к достижению цели – быть разумным, самосознающим себя существом, – чем стремилось к этой цели.

"Гимназисты" - вторая из серии автобиографических повестей Николая Михайловского о взрослении Артемия Картышева. Первая повесть "Детство Тёмы" не успевает увлечь, знакомя только читателя с непоседливым мальчиком 8 лет и его семейством. У маленького Тёмы три сестры и младший брат, отец - бывший военный и любящая мать. Из биографии писателя можно понять, что описываемое место действия - Одесса в 1860-е гг. Повествование плавно перетекает в рассказ об учёбе главного героя в гимназии, и вот эта часть мне показалась гораздо интереснее. Конечно, получить хорошее образование в то время могли немногие, стоит учесть и дворянское воспитание, но рассуждения гимназистов, их тяга к чтению и общему благу, сознательность, критический анализ действительности и патриотизм в достойном смысле этого слова меня поразили. Тем более удручающим выглядит описание порядков в гимназии. Классическое образование XIX века - это упор на изучение древних языков, прежде всего латыни. При этом гимназисты не понимают, зачем им это нужно, а заинтересовать их на уроках никто не пытается. Любой проступок может мгновенно наказываться вплоть до изгнания из стен учебного заведения, а это для любого из них жизненная трагедия. Исключением является учитель истории, но он лишь ярче смотрится на фоне правила. Разумеется, в повести находится место первой влюблённости героя и товарищеским отношениям. Пожалуй, больше всего меня впечатлила история гимназиста Беренди из бедной семьи, который имел полное право заявить: "Жизнь - злое и безнаказанное издевательство". Конечно, только отчасти, но в России многое остаётся неизменным. Когда говоришь правду, тебя наказывают, а когда предаёшь товарищей - поощряют. Почему так бьёт под дых краткое упоминание о том, что опустившийся пьяница - бывший учитель, которого инспектор заподозрил в воровстве машины, а потом выяснилось, что машину украл сын этого инспектора? Кто-нибудь вернёт жизнь этому учителю? Кто-нибудь хотя бы извинится перед ним? "Гимназисты" - печальная повесть, но прочитайте только, каким светлым и добрым был этот юный "философ" Берендя в детстве, и улыбнитесь.

Ему вспомнился смешной эпизод его далекого раннего детства. Закутанный в мамкин платок, он играл у завалинки на пригреве веселого солнца весны. И всё так радостно было вокруг него, и он был центром, маленьким фокусом этой радости. Счастливый, водянисто-желтый и вздутый, он приседает на своих кривых ножках, топчется и благодарит в избытке своего счастья и этот веселый день весны, и этих мошек и козявок, которые ползут, торопятся и спешат, конечно, к нему, чтобы своим видом еще большей радостью наполнить его маленькое счастливое сердце. Ах, сколько их! – маленький Берендя усердно приседает и кланяется, кланяется так торопливо, точно боится оскорбить своим невниманием всех этих букашек.
Но они не только на земле и завалинке, и в воздухе, и кругом на деревьях, а вон птички, мухи, и еще что-то, что так звенит, звенит и вдруг село прямо на его маленькую ручку.
– И вы прилетели, – приседает счастливый обладатель несметных богатств, – вы кто?
И его напряженная радостная физиономия ждет ответа от прилетевшего комара.
«Вот я тебе покажу, кто я», – точно говорит комар, вертясь и удобнее примащиваясь на маленькой ручке жизнерадостного философа.
Лицо мальчика вдруг искривилось от боли. Озадаченный, потрясенный, он не вытерпел и, осторожно отстраняя комара, произнес возмущенным до глубины души голосом:
– Слушайте… так нельзя… уходите.