Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Что такое обломовщина?

Читайте в приложениях:
399 уже добавило
Оценка читателей
4.38
Написать рецензию
  • Nika_Noita
    Nika_Noita
    Оценка:
    23
    Перелистывая крошечную брошку, я вижу десятки ярких личностей, слышу сотни жарких лозунгов и грохот подступающих глобальных перемен. И будто бы иду по узкой тропе меж обрывов с названиями "Революция", "История", "Русская литература", "Великие личности", каждый из которых подманивает и притягивает к себе, обещая с головой погрузить в преинтереснейший пласт информации с датами, именами, цитатами, событиями...
    Но моя задача лежит в несколько другой плоскости: не загружая окружающих объемом - короткими штрихами познакомить с популярной личностью XIX века, дать общую характеристику одной из самых известных его работ и вынести собственное суждение о мастерстве и нужности.
    Для начала - несколько слов о критике. Критика - субъективна. Всегда. Это не истина в последней инстанции, а помощь - распознавание того самого "слепого пятна", которое не может по вполне понятным причинам распознать сам писатель. И чем беспощаднее автора будут "тыкать носом" в его собственные ошибки, указывать на недочеты и несуразицы - тем, казалось бы, лучше для него же самого. Однако - возвращаемся в начало абзаца: субъективность и эмоциональность - присутствуют всегда. И критическое восприятие, т.е. попытка понять - насколько произведение полезно, попадает под влияние личных взглядов личности на общество, событийность, особенности воспитания, среды существования, моральных принципов и множества прочих факторов. Этим и объясняется несхожесть оценок разных критиков одного и того же произведения.
    Добролюбов - типичнейший представитель своей эпохи. "Создание" Белинского и "создатель" Писарева, хранитель заветов 40-ых и инициатор движения 60-ых годов, поэт, мыслитель, публицист... Человек, переживший глубокий надлом и переосмысливший уклад всей своей жизнь и окружающей действительности, превратившийся в фигуру с твердыми и глубокими убеждениями, поставивший целью своей жизни служение добру и справедливости по имя счастья человека, боровшийся с препонами государственных цензоров, безудержно пылкий и смелый.

    "Какой светильник разума угас! Какое сердце битья перестало!"

    - этими словами отозвался сторонник Добролюбова - Н.А.Некрасов на смерть критика. И если бы не подкосивший молодого Добролюбова туберкулёз, пророческими оказались бы следующие некрасовские строки:

    Ему судьба готовила
    Путь славный, имя громкое
    Народного заступника,
    Чахотку и Сибирь.
    Но Добролюбов, неутомимый трудоголик и перфекционист, успел оставить после себя немалый ряд работ, которые до сих пор призывают к размышлению и не теряют актуальности. И в каждой из этих работ - весь Добролюбов: пламенный революционер, бескомпромиссный материалист, теоретик "критического реализма" - течения, впервые обозначенного Белинким и прорабатываемым в дальнейшем Н.Г.Чернышевским. Суть её - выявление общественной пользы художественного произведения и прокладывание для существующей литературы новой дороги для писателей и поэтов - всестороннего обличения социальных порядков, борьбой с несправедливостью и неравенством в обществе, отражением в прозе и поэзии исключительно реальной жизни.

    "Не жизнь идет по литературным теориям, а литература изменяется сообразно с направлением жизни"

    - убеждает Добролюбов и горько усмехается над романом Гончарова:

    "Мы еще по-прежнему Обломовы."

    Презрением к белоручкам и тунеядцам, к пустой болтовне, дворянскому либерализму, пропитана данная статья - статья хлёсткая, меткая, получившая признание в широких кругах читателей. Даже Гончаров, далекий от политических позиций «Современника», оценил критический талант Добролюбова высоко и признал, что он написал

    "...отличную статью, где очень полно и широко разобрал обломовщину.... Такого сочувствия и эстетического анализа я от него не ожидал, воображая его гораздо суше".

    Добролюбов пытается донести до читателя, что в образе Обломова показан процесс деградации дворянства. Потому-то и введены в статью другие яркие литературные персонажи - Онегин, Рудин, даже Печорин, которым когда-то Добролюбов восхищался. Этот обломовский тип - результат многолетнего изменения формы и дальнейшей деградации личности, раскрывшийся, в конце концов, без стыда и смущения - в сонном царстве неухоженной комнаты, с линялым халатом и унылым слугой за спинкой дивана, пылью, покрывшей книги и существовавшие когда-то высокие порывы и мечты. Именно этот окончательный "продукт" прекрасно, по мнению Добролюбова, описал Гончаров - как с течением времени герои из мятущихся, мятежных и полных жизни, пусть и пустой, превращаются в апатичных, равнодушных лежебок и нравственных рабов-эксплуататоров. И тем грустно это, особенно подчеркивает критик, что те же Онегин, Рудин и Печорин до сих пор вызывают восхищение и плодят поклонников и ценителей своих особ. " Обломов - символ паразитизма всего помещечьего сословия, не имеющего стремления к мечте, жажде деятельности, к высоким идеалам.

    Если я вижу теперь помещика, толкующего о правах человечества и о необходимости развития личности, – я уже с первых слов его знаю, что это Обломов.
    Если встречаю чиновника, жалующегося на запутанность и обременительность делопроизводства, он – Обломов.
    Если слышу от офицера жалобы на утомительность парадов и смелые рассуждения о бесполезности тихого шага и т. п., я не сомневаюсь, что он – Обломов.
    Когда я читаю в журналах либеральные выходки против злоупотреблений и радость о том, что наконец сделано то, чего мы давно надеялись и желали, – я думаю, что это все пишут из Обломовки.
    Когда я нахожусь в кружке образованных людей, горячо сочувствующих нуждам человечества и в течение многих лет с неуменьшающимся жаром рассказывающих все те же самые случаи (а иногда и новые) о взяточниках, о притеснениях, о беззакониях всякого рода, – я невольно чувствую, что я перешел в старую Обломовку.
    Остановите этих людей в их шумном разглагольствовании и скажите: «Вы говорите, что нехорошо то и то; что же нужно делать?» Они не знают… Предложите им самое простое средство, – они скажут: «Да как же это так вдруг». Непременно скажут, потому что Обломовы иначе отвечать не могут!.. Продолжайте разговор с ними и спросите: «Что же вы намерены делать? – Они вам ответят тем, чем Рудин ответил Наталье: „Что делать?! Разумеется, покоряться судьбе. Что же делать? Я слишком хорошо знаю, как это горько, тяжело, невыносимо, но посудите сами…“ и пр. Больше от них вы ничего не дождетесь, потому что на всех них лежит печать обломовщины».

    В романе Гончарова Добролюбов увидел "знамение времени" - времени изжившего себя, опасного, как топь, создающего уютно-губительную среду для взращивания подобных Обломову. И это знамение была способна уничтожить только революция. Именно это-то меня и пугает в личностях, подобно Добролюбову - ведь когда "лес рубят - щепки летят", и летят они не разбирая дороги, раня и уничтожая не только злостные сорняки, но и нежный всходы иных растений, может быть, и не столь полезных, но приятных глазу и душе. А ведь мерило прекрасного у всех разное, не только по-добролюбовски - социально-полезное и общественно-нужное. Дворянское сословие считалось Добролюбовым никчемным и изжившим себя, а образ Штольца из романа - образом вымышленным и в настоящее время. "литература не может забегать слишком далеко вперед жизни", пишет автор а значит - нет в жизни и сейчас людей с таким деятельным, цельным характером. Конечно же, это ошибка, и ошибка тем более для меня удивительная, что Добролюбов задвигает на задний план всё то потрясающее общество, в котором он вращается круглыми сутками.
    Ольга - еще одна героиня романа, вызывает у Добролюбова восхищение своей непримиримостью, мятежностью и жаждой заглянуть в каждый закоулок жизни. Вероятно, этот тот самый идеал женщины, который Добролюбов жаждал встретить, но так и не встретил.
    Добролюбов ждал появления героя - ярого патриота и народного заступника, бесстрашно поднимающего знамя революции и ведущего за собой массы. И кто знает - не он ли сам стал бы таким героем, не унеси его так рано чахоточная болезнь.
    Читать полностью
  • antonrai
    antonrai
    Оценка:
    21
    …теперь уже настало, или настает неотлагательно, время работы общественной...

    Из Добролюбова получился бы неплохой комендант особого концлагеря – выстроенного специально для литературных персонажей. Пока Добролюбов критикует Печорина, Онегина, Бельтова, Рудина и Обломова (а он всю эту компанию записал в Обломовы) – все это выглядит умно и любопытно, но ему этого мало – ему прямо-таки хочется отправить их всех на трудовое перевоспитание. Это уж всегда так с людьми, у которых все сводится к общественной пользе (а Добролюбов ничего кроме общественной пользы не видит), а общественная польза искусства всегда находится под вопросом. А уж если говорить о литературных персонажах – да они почти сплошь и рядом бездельники, а в глазах общества – бездельники априори, раз уж их и вообще-то не существует – не люди, а мертвые души какие-то (налогов не платят, ВВП не приумножают, демографическую ситуацию не исправляют, а главное – докУментов у них нету). Даже вполне трудовой Левин вместо того, чтобы спокойно приносить общественную пользу, терзается непонятно там чем. Непорядок. Да и нечего болтаться на страницах книг – кайло в руки и вперед, а то на лесоповал. Добролюбов так прямо и говорит, когда формулирует свою не слишком уклюжую, но слишком ясную метафору леса: идет, мол, народ по темному, болотистому лесу и отправляет он «передовых людей» на деревья, чтобы те разглядели путь, а они забрались наверх, ничего не делают, «рассуждают очень красноречиво» да плоды пожирают, вниз слезать категорически не хотят, а народ мол, надрывайся:

    Тогда бедные путники видят свою ошибку и, махнув рукой, говорят: "э, да вы все Обломовы!" И затем начинается деятельная, неутомимая работа: рубят деревня, делают из них мост на болоте, образуют тропинку, бьют змей и гадов, попавшихся на ней, не заботясь более об этих умниках, об этих сильных натурах, Печориных и Рудиных, на которых прежде надеялись, которыми восхищались. Обломовцы сначала спокойно смотрят на общее движение, но потом, по своему обыкновению, трусят и начинают кричать... "Ай, ай - не делайте этого, оставьте! - кричат они, видя, что подсекается дерево, на котором они сидят. - Помилуйте, ведь мы можем убиться, и вместе с нами погибнут те прекрасные идеи, те высокие чувства, те гуманные стремления, то красноречие, тот пафос, любовь ко всему прекрасному и благородному, которые в нас всегда жили... Оставьте, оставьте! Что вы делаете?.." Но путники уже слыхали тысячу раз все эти прекрасные фразы и, не обращая на них внимания, продолжают работу. Обломовцам еще есть средство спасти себя и свою репутацию: слезть с дерева и приняться за работу вместе с другими. Но они, по обыкновению, растерялись и не знают, что им делать... "Как же это так вдруг?" - повторяют они в отчаянии и продолжают посылать бесплодные проклятия глупой толпе, потерявшей к ним уважение.
    А ведь толпа права!

    Нет, товарищ Добролюбов, когда дело доходит до литературы, толпа никогда не бывает права. И вы, товарищ Добролюбов, прямо на глазах из критика превращаетесь в надсмотрщика. Лес рубят, литературные персонажи летят…

    P.S. Что же такое обломовщина? Ну, вот лень, это, когда, например, вам лень выписать цитату из книги. А обломовщина – это когда вам лень скопировать цитату из электронного текста:)

    Читать полностью
  • nimfobelka
    nimfobelka
    Оценка:
    8

    Откуда растут ноги у такого явления, как обломовщина? Оказывается, и Онегин, и Печорин, и Рудин - родственники. Все обломовы. И даже Штольц - и тот немножко обломов. А всё - из непонимания, зачем что-то делать, если "три сотни Захаров" сделают всё за тебя. Если ты ни разу в жизни сам не надевал чулок. Какой смысл служить и лебезить перед начальством? Какой смысл выезжать в свет и слушать этих скучных людишек? Может быть, если бы всё это семейство нашло себе дело по душе, нашло смысл, ради которого стоило бы работать, то всё сложилось бы по-другому. Даже у Обломова - сферического в вакууме - проскакивают мысли, стремления, возникают идеи, и ему в какой-то момент даже хочется куда-то пойти и что-то делать, но... "к завтраку это проходит". Человек просто не видит смысла в своих действиях и, имея возможность ничего не делать, этой возможностью пользуется.

    Читать полностью
  • Rainman45
    Rainman45
    Оценка:
    4

    Обломов — по нему Рильке учился русскому языку, а Цветаева потом негодовала.

    Интересно читать критику на книги, которые читал в школе. Чтобы понять, хороша ли критика, достаточно ощутить внезапно возникшее желание перечитать старые книги, уже знакомые страницы. Ещё интереснее мысли, на которые начинает наводить критика. Ну, например, читая Добролюбова, задаёшься вопросами: "Обломов это антипод Базарова?", "Штольц это Базаров в более зрелом виде или наоборот?", "Базаровы победят Обломовых?".

    Очень яркая и очерченная характеристика Обломовщины:

    В силу обломовщины, обломовский чиновник не станет ходить в должность, если ему и без того сохранят его жалованье и будут производить в чины. Воин даст клятву не прикасаться к оружию, если ему предложат те же условия да еще сохранят его красивую форму, очень полезную в известных случаях. Профессор перестанет читать лекции, студент перестанет учиться, писатель бросит авторство, актер не покажется на сцену, артист изломает резец и палитру, говоря высоким слогом, если найдет возможность даром получить все, чего теперь добивается трудом.Они только говорят о высших стремлениях, о сознании нравственного долга, о проникновении общими интересами, а на поверку выходит, что все это - слова и слова. Самое искреннее, задушевное их стремление к покою, к халату, и самая деятельность их есть не что иное, как почетный халат (по выражению, не нам принадлежащему), которым прикрывают они свою пустоту и апатию. Даже наиболее образованные люди, притом люди с живою натурою, с теплым сердцем, чрезвычайно легко отступаются в практической жизни от своих идей и планов, чрезвычайно скоро мирятся с окружающей действительностью, которую, однако, на словах не перестают считать пошлою и гадкою. Это значит, что все, о чем они говорят и мечтают, - у них чужое, наносное; в глубине же души их коренится одна мечта, один идеал - возможно невозмутимый покой, квиетизм, обломовщина. Многие доходят даже до того, что не могут представить себе, чтоб человек мог работать по охоте, по увлечению.
    Читать полностью