Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Что такое обломовщина?

Добавить в мои книги
343 уже добавили
Оценка читателей
4.33
Написать рецензию
  • antonrai
    antonrai
    Оценка:
    19
    …теперь уже настало, или настает неотлагательно, время работы общественной...

    Из Добролюбова получился бы неплохой комендант особого концлагеря – выстроенного специально для литературных персонажей. Пока Добролюбов критикует Печорина, Онегина, Бельтова, Рудина и Обломова (а он всю эту компанию записал в Обломовы) – все это выглядит умно и любопытно, но ему этого мало – ему прямо-таки хочется отправить их всех на трудовое перевоспитание. Это уж всегда так с людьми, у которых все сводится к общественной пользе (а Добролюбов ничего кроме общественной пользы не видит), а общественная польза искусства всегда находится под вопросом. А уж если говорить о литературных персонажах – да они почти сплошь и рядом бездельники, а в глазах общества – бездельники априори, раз уж их и вообще-то не существует – не люди, а мертвые души какие-то (налогов не платят, ВВП не приумножают, демографическую ситуацию не исправляют, а главное – докУментов у них нету). Даже вполне трудовой Левин вместо того, чтобы спокойно приносить общественную пользу, терзается непонятно там чем. Непорядок. Да и нечего болтаться на страницах книг – кайло в руки и вперед, а то на лесоповал. Добролюбов так прямо и говорит, когда формулирует свою не слишком уклюжую, но слишком ясную метафору леса: идет, мол, народ по темному, болотистому лесу и отправляет он «передовых людей» на деревья, чтобы те разглядели путь, а они забрались наверх, ничего не делают, «рассуждают очень красноречиво» да плоды пожирают, вниз слезать категорически не хотят, а народ мол, надрывайся:

    Тогда бедные путники видят свою ошибку и, махнув рукой, говорят: "э, да вы все Обломовы!" И затем начинается деятельная, неутомимая работа: рубят деревня, делают из них мост на болоте, образуют тропинку, бьют змей и гадов, попавшихся на ней, не заботясь более об этих умниках, об этих сильных натурах, Печориных и Рудиных, на которых прежде надеялись, которыми восхищались. Обломовцы сначала спокойно смотрят на общее движение, но потом, по своему обыкновению, трусят и начинают кричать... "Ай, ай - не делайте этого, оставьте! - кричат они, видя, что подсекается дерево, на котором они сидят. - Помилуйте, ведь мы можем убиться, и вместе с нами погибнут те прекрасные идеи, те высокие чувства, те гуманные стремления, то красноречие, тот пафос, любовь ко всему прекрасному и благородному, которые в нас всегда жили... Оставьте, оставьте! Что вы делаете?.." Но путники уже слыхали тысячу раз все эти прекрасные фразы и, не обращая на них внимания, продолжают работу. Обломовцам еще есть средство спасти себя и свою репутацию: слезть с дерева и приняться за работу вместе с другими. Но они, по обыкновению, растерялись и не знают, что им делать... "Как же это так вдруг?" - повторяют они в отчаянии и продолжают посылать бесплодные проклятия глупой толпе, потерявшей к ним уважение.
    А ведь толпа права!

    Нет, товарищ Добролюбов, когда дело доходит до литературы, толпа никогда не бывает права. И вы, товарищ Добролюбов, прямо на глазах из критика превращаетесь в надсмотрщика. Лес рубят, литературные персонажи летят…

    P.S. Что же такое обломовщина? Ну, вот лень, это, когда, например, вам лень выписать цитату из книги. А обломовщина – это когда вам лень скопировать цитату из электронного текста:)

    Читать полностью
  • nimfobelka
    nimfobelka
    Оценка:
    7

    Откуда растут ноги у такого явления, как обломовщина? Оказывается, и Онегин, и Печорин, и Рудин - родственники. Все обломовы. И даже Штольц - и тот немножко обломов. А всё - из непонимания, зачем что-то делать, если "три сотни Захаров" сделают всё за тебя. Если ты ни разу в жизни сам не надевал чулок. Какой смысл служить и лебезить перед начальством? Какой смысл выезжать в свет и слушать этих скучных людишек? Может быть, если бы всё это семейство нашло себе дело по душе, нашло смысл, ради которого стоило бы работать, то всё сложилось бы по-другому. Даже у Обломова - сферического в вакууме - проскакивают мысли, стремления, возникают идеи, и ему в какой-то момент даже хочется куда-то пойти и что-то делать, но... "к завтраку это проходит". Человек просто не видит смысла в своих действиях и, имея возможность ничего не делать, этой возможностью пользуется.

    Читать полностью
  • Rainman45
    Rainman45
    Оценка:
    4

    Обломов — по нему Рильке учился русскому языку, а Цветаева потом негодовала.

    Интересно читать критику на книги, которые читал в школе. Чтобы понять, хороша ли критика, достаточно ощутить внезапно возникшее желание перечитать старые книги, уже знакомые страницы. Ещё интереснее мысли, на которые начинает наводить критика. Ну, например, читая Добролюбова, задаёшься вопросами: "Обломов это антипод Базарова?", "Штольц это Базаров в более зрелом виде или наоборот?", "Базаровы победят Обломовых?".

    Очень яркая и очерченная характеристика Обломовщины:

    В силу обломовщины, обломовский чиновник не станет ходить в должность, если ему и без того сохранят его жалованье и будут производить в чины. Воин даст клятву не прикасаться к оружию, если ему предложат те же условия да еще сохранят его красивую форму, очень полезную в известных случаях. Профессор перестанет читать лекции, студент перестанет учиться, писатель бросит авторство, актер не покажется на сцену, артист изломает резец и палитру, говоря высоким слогом, если найдет возможность даром получить все, чего теперь добивается трудом.Они только говорят о высших стремлениях, о сознании нравственного долга, о проникновении общими интересами, а на поверку выходит, что все это - слова и слова. Самое искреннее, задушевное их стремление к покою, к халату, и самая деятельность их есть не что иное, как почетный халат (по выражению, не нам принадлежащему), которым прикрывают они свою пустоту и апатию. Даже наиболее образованные люди, притом люди с живою натурою, с теплым сердцем, чрезвычайно легко отступаются в практической жизни от своих идей и планов, чрезвычайно скоро мирятся с окружающей действительностью, которую, однако, на словах не перестают считать пошлою и гадкою. Это значит, что все, о чем они говорят и мечтают, - у них чужое, наносное; в глубине же души их коренится одна мечта, один идеал - возможно невозмутимый покой, квиетизм, обломовщина. Многие доходят даже до того, что не могут представить себе, чтоб человек мог работать по охоте, по увлечению.
    Читать полностью