Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Восхождение денег

Читайте в приложениях:
409 уже добавило
Оценка читателей
4.23
Написать рецензию
  • MrBlonde
    MrBlonde
    Оценка:
    19

    “Жадность – это хорошо”, - провозглашал циничный биржевой делец Гордон Гекко в фильме Оливера Стоуна “Уолл-стрит”. Девиз эпохи сумасшедших прибылей вдохновлял финансовых воротил и ловких спекулянтов без малого тридцать лет – промышленный индекс Dow Jones вырос с 1980 по 2007 годы в четырнадцать раз. И раньше капиталисты не могли жаловаться на неблагосклонность рынка, за сто лет произошло всего несколько обвальных падений. Новым в последние годы стало вовлечение всё большего числа людей в финансовый маховик. И впрямь, каждый из нас хотя бы однажды сталкивался с потребительским кредитованием, пенсионными накоплениями, страхованием, акционированием. Триллионы долларов ежегодно вкладываются в разного рода фонды, банки и компании, где им суждено быть базой новых заимствований и инвестиций, и так до бесконечности. Пузырь, надувшийся из необеспеченных активами акций и обязательств, лопнул пять лет назад, ввергнув развитые страны в самый продолжительный экономический кризис со времён “Великой депрессии”. Таков знакомый нам фон для рассуждений шотландского экономиста Нейла Фергюсона о происхождении и развитии главных инструментов финансового мира.

    Каждая глава книги посвящена тому или иному механизму накопления капитала. Речь идёт об акционерных обществах, рынке облигаций, системе страхования и т.д. В конце говорится о парадоксальном симбиозе китайской и американской экономик (Кимерике). Фергюсон подчёркивает эволюционный характер финансовой истории, ссылаясь на Веблена, Шумпетера и Докинза с его теорией “эгоистичного гена”, и сетует на малый опыт действующих сегодня трейдеров и управляющих, большинство из которых не застали инфляционных 1970-ых и не читали книжки о мощных кризисах прошлого.

    Иногда у автора проявляется любимая привычка математиков неожиданно вводить посреди знакомого текста новый термин (дериватив, короткая позиция) и продолжать как ни в чём не бывало. Здесь читателя выручают примечания неизменного переводчика Ильи Файбисовича. В основном же буковки знакомы каждому, а слова плавно вползают в память, и кое-что даже остаётся. Прежде всего, прекрасно рассказанные истории. Например, о ловком шотландце Джоне Ло, в одиночку развалившем экономику Франции в 1720-ых. Или о закончившейся крахом попытке нобелевских лауреатов Мёртона и Шоулза создать идеальный хедж-фонд LTCM (прикончил его российский дефолт 98-го). О восхождении банкирского семейства Медичи к славе, о “финансовом Наполеоне” Натане Ротшильде, о “крупнейшей наркоимперии” Британии в Китае и т.д. Вряд ли после прочтения этой книги возникнет желание стать экономистом или углубить свои знания, но вот что-нибудь куда-нибудь вложить захочется непременно, ведь жадность – наша неотъемлемая черта, и пробудить её можно даже сочным рассказом об акулах капитализма.

    Читать полностью
  • fullback34
    fullback34
    Оценка:
    13

    На деньги можно купить самую дорогую вещь всех времен и народов - деньги.
    Неизвестный писатель современности

    Да простят меня все причастные за кощунственное сравнение, но я произнесу его не в целях унижения Высшего, нет. Я приведу его для подчеркивания исключительности предмета. Итак, в этом подлунном мире не существует ничего, что невозможно было бы купить за всеобщий эквивалент всего. Деньги. Номинированные вообще не важно в чём: в скальпы американских индейцев, в колодцы с водой в Аравийской пустыне, в кэш в собственном кармане или электронную запись в банке. Они – бог мира земного. В отличие от Бога мира горнего.
    Все и всё имеет свою цену. И так, подозреваю, было всегда. Вообще всегда. Как и почему так случилось? Вот как бы об этом и книжка.
    Ресурсное проклятие, финансовые аферы, завоевание Нового света, числа Фибоначчи, ссудный процент и евреи – куда ж без них, а им – без гоев?- чего здесь только нет! Деньги – что ещё сказать? Британская и Голландская Ост-Индские компании – первые в мире, наверное, примеры частно-государственно партнерства. Что нового под солнцем? Бывало, посмотришь и скажешь: вот этого ещё не было! А присмотришься – и это было, и всё суета сует.
    Послушайте, в деньгах столько денег, что они могут позволить себе вообще всё: купить математику (числа Фибоначчи с одноименным автором) – помогла рассчитать ссудный процент. Литературу – «Скупой» над златом чахнет. Честь и совесть – «Финансист» вместе с «Титаном» и кем-то там ещё. Даже Королева Англии имеет цену, как оказалось в том анекдоте. Они способны купить даже себя – исключительная способность.
    Автор не был бы самим собой, если бы «просто» писал о хедж-фондах и скамейках в Венеции, где собирались первые европейские менялы-банкиры. Но говорит о об эволюции как центральной идее развития финансов. Делая, естественно, оговорку, что, мол, никакого отношения к спенсеровской интерпретации дарвиновской идеи он, автор книги, не имеет, и вообще рекомендует не путать эволюцию с прогрессом («эволюция природы не синонимичная её прогрессу», стр.374). Но это не убеждает. Прочтите сами – убедитесь самостоятельно. Выживает сильнейший, - таков сухой остаток главной идеи. Дальше можно говорить о лучшей организации, о прозорливости топов, об интуиции, но суть одна – слабак сдохнет.
    Конечно, помимо философии законов естествознания, конечно, автор говорит о психологии, имеющую такое значение в поведении современного «человека экономического» (стр.348 Кейнс :«запас иррациональности на рынке во время кризиса может превысить ваши запасы денег»). Есть хорошее место о когнитивных ловушках «обычных» людей, имеющих дело с финансами.
    И, естественно, о самой финансовой системе. Например, что характерно для всех финансовых пузырей всех времен? «Во-первых, «асимметрия информации» (топы всегда владеют большим объемом информации); во-вторых, финансовые потоки, не скованные государственными границами; в-третьих, настоящий пузырь немыслим без легкого доступа к новым деньгам» (стр.138).
    Но для меня самым потрясающим местом в книжке был небольшой раздел «Фонд, который лопнул» (стр.340-352). Настаиваю на прочтении! Интересен тремя вещами: высшая математика и звездный состав учредителей; Нобелевская премия» двум отцам-основателям; крах, последовавший «благодаря» нашему кризису 1998 года.
    Как всегда у автора – замечательное изложение, умная занимательность, много-много фактической информации, исторических данных. Отличная книжка. А с автором мы встретимся в последний раз в отзыве на мою любимую у него «Цивилизацию». Приятного чтения, дамы и господа!

    Читать полностью
  • GreenHedgehog
    GreenHedgehog
    Оценка:
    9

    Эту книгу я увидел, как не странно это звучит, в метро. Вспомнил, что когда-то давно уже читал книгу «Краткая история денег». После прочтения получил вполне позитивные ощущения и много вещей для обдумывания. Да, да, знаю, что это разные авторы, даже жанры такие, непохожие, но названия же похожи? Похожи. Значит надо почитать (не осуждайте мою логику). Тем более, что в книге я успел заметить несколько картинок. Это окончательно решило дело, запомнил название, пришел домой, прочитал аннотацию, прочитал книгу. И вот уже после прочтения нахожусь в некотором недоумении. Такая раздвоенность ощущений, которая обычно бывает при чтении каких-то научно популярных книг, которые пишут достаточно узкие специалисты.

    С одной стороны тут множество интересных историй и информации, которая позволяет по-новому взглянуть на происходившее и происходящее в мире. Неожиданные связи и малозаметные события, которые привели к известным событиям. Но продираться к этим сокровищам приходится через сложную систему ловушек, расставленных специально для тех, кто не обладает докторской степенью по экономике. Автор считает нормальным использовать какой-нибудь узкоспециальный термин, вроде «дивестиции» или «компрадор», а объяснить его только через полсотни страниц. Или вообще не объяснить, подразумевая, что это мы и так знаем.

    А еще автор любит делать какие-то заключения, пропуская промежуточные мысли и умозаключения. Мы сходу решаем сложный пример для 3 класса, не расписывая все мелкие примеры, вроде сложения, вычитания. Мы сразу видим ответ, буквально проскакивая от примера к ответу, не задумываясь на тему «сколько будет 5+2». Вот тут точно так же. Поэтому многие утверждения, для человека далекого от плотного общения с миром бизнеса и экономики (вроде меня, например) выглядят повисшими в воздухе. Подобный подход так же не особо позитивно сказывается на легкости чтения. Все время надо останавливаться и пытаться восстановить пропущенные звенья цепочки рассуждений.

    Зато с другой стороны – читать достаточно интересно, с той позиции, что вполне наглядно показана история всей этой системы, точнее отдельных её частей. Откуда взялись кредиты, и какой путь они проделали до современного состояния, как использовались в процессе развития и к чему это привело. Таким образом, разобраны несколько крупных финансовых явлений, вроде страховок, облигаций, хэдж-фондов. Попутно нас знакомят с успехами и неудачами разнообразных новаторов в экономике.

    Нет, поверьте, тут предостаточно разных историй. Авторская мысль прыгает от одного временного периода, до другого, из одной страны в другую, и при этом находит какие-то неожиданные сравнения и выводы из сказанного. В заключении к книге, он, например, сравнивает экономические идеи с эволюцией генов (по Докинзу). И в это вполне можно поверить, глядя на общую картину того, как кредиты отпочковались из системы облигаций, а потом все это развилось в систему страхования.

    Если кратко, то для общего развития эту книгу прочитать будет вполне полезно. Но необходимо быть готовым к тому, что автор тут выдвигает достаточно высокие требования к экономическим знаниям читателя. Так что читать её вдумчиво, с изучением сносок и желательно со словарем под рукой. Для поездок в метро и быстрого чтения по вечерам эта книга не слишком подходит – только вдумчивое изучение, только обдумывание. Можно делать выписки и заметки.

    Читать полностью
  • Demstel
    Demstel
    Оценка:
    8

    Как верно пояснил Константин Сонин в своем посте, книга хороша именно для дополнительного, внеклассного (сверх "Основы экономики") изучения экономики и финансов студентами, т.к. совсем неподготовленному читателю будет понятно далеко не все. Другними словами, для комфортного чтения было бы неплохо, чтобы вы уже имели представление о том, что такое инфляция и дефляция, М0, М1 и М2 и что из себя представляет "сложный процент". И напротив, люди, хорошо разбирающиеся в экономике, смогут вынести из книги только несколько интересно описанных исторических фактов и, может быть, немного прокачаются в мировой истории через призму финансов.

    Повествование развивается логично, факты подобраны интересные, суждения самого Фергюсона весьма ненавязчивы. Однако временами автор любит растекаться мыслью по древу и попадаются места, где логика повествования не совсем понятна. Т.е. автор рассказывает некую историю, начинает отвлекаться и уходить в сторону, делает какой-то совершенно отвлеченный вывод и затем резко возвращается обратно к первоначальному повествованию. Возможно, наложил свой отпечаток и перевод - может быть, в оригинале мысль выглядит плавнее. Вот, например:

    Обитатели Старого Вонючки – тогдашнее прозвище было совершенно заслужено пахучей шотландской столицей – Уоллес и Вебстер лучше других чувствовали всю хрупкость человеческого существования. Сами они пожили вволю – семьдесят четыре и семьдесят пять лет соответственно. Маклорену повезло меньше: в 1745 году, спасаясь бегством от сторонников Якова II, он упал с лошади и умер от переохлаждения в возрасте сорока восьми лет. В середине XVIII века с эдинбуржцами случались вещи и пострашнее нашествия папистов с высокогорья. Дела здесь вряд ли обстояли лучше, чем в Англии, – тамошние новорожденные вплоть до начала нового века могли рассчитывать в среднем на тридцать семь лет жизни. А новоиспеченные лондонцы – на двадцать три года, и не факт, что Эдинбург с его отвратительными санитарными условиями дотягивал и до этого уровня. Уоллес и Вебстер почувствовали, что скоропостижная смерть ранит одну категорию населения куда больнее, чем всех остальных. По закону, изданному королевой Анной в 1672 году, вдовы и дети скончавшихся священников Церкви Шотландии в год смерти отца семейства получали половину его жалованья. Затем нужда раскрывала им свои объятья."

    Но такие нагромождения мыслей, дат, фактов и личностей все-таки попадаются нечасто. Большую часть времени книга читается и воспринимается легко и непринужденно. Вообще с точки зрения исторической науки, на мой взгляд, проделана хорошая работа. Найдено и упомянуто множество исторических событий и вех, связанных с экономикой и финансами, приложены интересные исторические документы. Наглядно демонстрируется связь одних открытий и явлений с последующими событиями мировой истории.
    При этом, как я упоминал в самом начале, на учебник по макроэкономике или по финансам книга не тянет. Основные экономические законы и институты не разъясняются вовсе, но некотоыре финансовые инструменты после объяснений автора становятся ещё менее понятными, пугающими и запутанными, чем они есть на самом деле. Например, по вопросам хеджирования "простое и понятное" объяснение работы с опционами и фьючерсами может сделать что угодно, но только не объяснить смысл мероприятий:

    Но лежащие в основе всего принципы неизменно просты и понятны. Стоимость фьючерсов зависит от стоимости задействованных в сделке активов, а потому все срочные контракты по своей форме являются контрактами производными, или деривативами (от англ, derivative – производный). Близкие родственники фьючерсов – финансовые контракты под общим названием “опционы”. Устроены они так: покупатель опциона типа “колл” может – но не обязан – приобрести у продавца (“райтера” опциона) условленный актив или товар в оговоренном количестве в оговоренное время (время истечения опциона) по определенной цене (так называемой цене реализации). Естественно, покупатель “колла” заинтересован в повышении цены товара или финансового инструмента, о котором идет речь. Стоит цене преодолеть отметку “цены реализации”, и опцион, а вместе с ним и его прозорливый хозяин, “выходит в деньги”. С опционом “пут” все ровно наоборот: здесь обладатель ценной бумаги имеет право продать условленный товар тому, кто эту бумагу выписал. Есть и третий вид производной ценной бумаги – “своп”, своего рода пари по поводу, например, траектории движения процентных ставок. В рамках обычного процентного свопа две стороны, получающие процентные платежи из других источников, буквально обмениваются потоками своих доходов; так, получатель дохода по плавающей процентной ставке может обменять его на фиксированные поступления – если опасается, что ставка упадет. Ласкающий слух “своп на кредитный дефолт”, со своей стороны, предлагает защиту на случай отказа компании платить по своим обязательствам. Уже интересно – но интереснее всего, пожалуй, деривативы “погодные”, вроде катастрофных облигаций: их выпускают страховые компании (но не только они), избавляясь от последствий зашкаливающих температур и стихийных бедствий, а покупают так называемый “хвостовой риск” хедж-фонды типа Ferma Capital. Покупатель “кат-бондов” одновременно выступает продавцом страховки: случись указанное в договоре несчастье, и ему, под угрозой потери основного капитала, придется расстаться с определенной суммой. Продавец приветствует такую смелость и не скупится на проценты. В 2006 году совокупная стоимость погодных финансовых инструментов оценивалась в 45 миллиардов долларов.

    По моему мнению, понять что-то из этого сумбура очень сложно. Нужно или уже разбираться в деривативах, или наоборот, не вникать, только вынести из описания впечатление от масштабов деятельности.

    Резюмируя, скажу, что я нисколько не жалею, что эту книгу прочитал. Освежил в памяти многие эпизоды мировой истории, вспомнил кое-что из экономической теории и развлекся занимательными жизненными историями. Спасибо Zatv за совет, выбор из подборки оказался удачным.

    Читать полностью