Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Девять дней в июле (сборник)

Читайте в приложениях:
3901 уже добавил
Оценка читателей
3.81
  • По популярности
  • По новизне
  • Самое ценное, что есть в человеке, – это умение сострадать. Готовность протянуть руку, поддержать. Не тогда, когда можется или хочется, а всегда, когда нужно.
    7 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Это не хорошо и не плохо, это жизнь.
    4 В мои цитаты Удалить из цитат
  • У бабушки моей была соседка Кравчиха, неумная, завистливая, жадная. Противная такая тетка, на редкость противная.
    Помню один разговор. Кравчиха сказала:
    – Ты, Дуня, легко живешь, у тебя и муж мастеровитый, и не пьет, и дети с образованием, что ж мне ничего, а тебе все – как будто ангел за тобой стоит радостный?!
    А бабушка ей ответила:
    – Так и за тобой, Стеша, ангел стоит. Только ты его печалишь.
    3 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Самое ценное, что есть в человеке, – это умение сострадать. Готовность протянуть руку, поддержать. Не тогда, когда можется или хочется, а всегда, когда нужно.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • деньги могут кончиться, а одежка останется навсегда со мной
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • домашнее хозяйство – это болото. Оно действует точно по тому же принципу – чем сильнее барахтаешься, тем глубже засасывает.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я боюсь своих страданий, которых почему-то все еще нет. Однажды я проснусь и пойму, что слишком ровная стена напротив – мой персональный выход в ад. Тогда я открою эти записи и буду медленно читать, по буквам, вспоминая слова, которых никогда больше не услышу.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • В местах скопления теток я беззащитна.
    Тетки чувствуют это и любят рассказывать мне полынные повести своей жизни.
    Идешь сдавать мужнины ботинки в починку, оглянуться не успеешь, как уже зажата в углу между пыльной дифенбахией и инвалидной аустроцилиндропунцией и выслушиваешь печальную историю о том, что и Николай тоже оказался бездушной скотиной.
    Из горьких рассказов можно составить солидный том, пронизанный любовью и коварством и населенный николаями и подлыми разлучницами и интриганками.
    «Но и Николай оказался бездушной скотиной. Воспоминания очевидиц».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • За окном пахнет ацетоном, и все двигаются, как в немом кино, ритмично взмахивая руками. Никогда больше я не услышу музыку, но вместе с этим не будет и скрежета машин, мерзопакостной сирены и просто слов «уходи, я тебя больше не люблю». Не надо. Я отказываюсь от этого сам. Ясно? Сам. Ухожу в свою желтую стену.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Чувствую себя так, словно выпрыгнул из автобуса, много лет возившего меня по кругу. Похоже, меня немного укачало.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • нервные дамы не поливали солеными слезами дорогие кресла.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • тихо. В конце концов я будто исчезал в тягучей тишине, пахнущей гарью и сыростью. Все дело было, конечно, в тлеющих листьях. Сейчас дело совсем в другом.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Фофаний, ангеленыш на побегушках, собирал мелкие случайные души. Запыхался, остановился передохнуть у брата. Иона, старшой, распределитель человечьих душ, привечал Фофания, учил мастерству.
    – Ну, что у тебя в корзинке, улов какой сегодня?
    – Да немного, вот кота душа, доской прибило, пара заячьих, на охоте пристрелили, да ежика – на дороге раздавленный. А у тебя что? Рваные какие-то, страшные все.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • И несмотря на то, что Светка была мне безусловно и слепо предана, со временем я начал ловить себя на странном раздражении. Мне казалось, что она воспринимает нашу любовь как молот и наковальню, где я – удар за ударом, толчок за толчком – выковываю цепь, с которой уже не сорвусь. А потому по-хозяйски спокойна. И совсем не спешит разделить со мной участие в этой гонке. Я же, стараясь за хвост ухватить наслаждение (а может то, что больше наслаждения, а может, то, чего я совсем не знаю), едва успеваю фиксировать багровые вспышки за влажной полутьмой век.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Да, Аркадий Палыч – это на безрыбье даже не рак, а полудохлая креветка, – мрачно согласилась бабушка.
    В мои цитаты Удалить из цитат