Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
69 печ. страниц
2020 год
12+

Глава 1

Голан Бейли ходил туда-сюда по своей каюте. Осталось три дня до выхода на орбиту Земли-5. Через 5 часов начиналась его вахта, а он так и не мог заснуть.

Голан водил свой маленький кораблик, продираясь через космический вакуум, как через леса земной Амазонии. И вовсе не межзвездный газ сдерживал его движение вперед, а всяческие житейские несуразиц: повышение цен на топливо, отказ лететь звездульки местного масштаба, необходимость срочного апгрейда системы (о чем прошлый владелец старенькой посудины не счел необходимым предупредить).

Когда-то Голан решил, что ему хочется быть самому себе хозяином, и купил старенькую яхту пред-предпоследней модели "Паук-5". Разумеется, в кредит. И разумеется, его финансовая подушка была более, чем скромная. Его друг Артур Оливо, узнав, что Голан задумал купить Паука, сразу же начал перечислять все беды, которые когда-либо случались с ним и его знакомыми в полете. Голан прервал сей долгий поток сознания, большей частью потому, что его хрупкая уверенность могла не выдержать столь буйного натиска реальности и бесславно пасть. К тому, большую часть историй Голан и так знал, а в некоторых даже и участвовал. Артур предрек своему товарищу в лучшем случае гибель во время взрыва сверхновой, а в худшем – неминуемое банкротство. Паук вмещал шесть пассажиров, и, чтобы быть безубыточным, нужно было продать минимум пять билетов на каждый рейс.

Поначалу казалось, что Артур был не прав. Голан сделал два удачных рейса, после чего его напарник сбежал самым постыдным образом. Напился, залез под юбку девушке…и был вынужден на ней жениться и остаться на планете. Впрочем, если бы он отказался жениться, то все равно бы остался на планете. Только уже строго в определенном месте – на местном кладбище. Все это было не слишком-то весело, и Голан оказался в отчаянном положении. По правилам межзвездных полетов даже на малых космических кораблях обязательно должно быть два пилота. Полеты в одиночку были строжайше запрещены, и обойти это правило было никак нельзя. Тогда как раз Артура вышибли с очередного места работы, и Голан с радостью взял его себе помощником. Капитан не смог удержаться и поведал другу новые истории о происшествиях, которые случились в космосе за последнее время. Заодно и похвастался своими удачными рейсами. Друзья тогда сидели в баре, и Голан показал Артуру скриншот сайта, где значилось, что продано пять билетов. В последний момент купили и шестой.

Артур не особо хотел работать с Голана, который, надо сказать, не давал отлынивать от работы. Но он, как и все, выплачивал кредит, и банк уже подступал с ножом к горлу, требуя немедленно трудоустроиться. Артур согласился выручить Голана (хотя кто кого выручал – это еще вопрос), и друзья договорились, что полетают вместе месяц-другой, а затем решат, что делать дальше.

И вот сейчас, когда Артур спокойно и несколько беззаботно нес свою вахту, Голан нарезал круги по крошечной каютке, периодически пытаясь поправить несуществующие очки. Капитан сделал коррекцию зрения не так давно и уже успел пожалеть об этом. Не то, чтобы он стал видеть хуже, но без очков ему казалось, что он с утра забыл надеть что-то очень важное. Брюки, например. Голан подносил руку к переносице, затем вспоминал, что очков у него нет, и раздраженно убирал ее от лица. И так много раз.

Капитан все никак не мог понять, что же ему делать в ситуации, которая казалась безвыходной. Вроде все так хорошо складывалось, а сейчас один из его пассажиров был убит.

***

Два дня назад маленькая яхточка модели "Паук-5" находилась в космопорте планеты Гермиона и готовилась преодолеть ее притяжение. Как ни странно, Голану повезло – все шесть пассажирских мест не пустовали. Правила обязывали, чтобы капитал объявлял время отлета и рейс, а пассажиры покупали билеты онлайн. Даже если был куплен всего один билет, то приходилось лететь, иначе следовал штраф от РосНАСА. Это обстоятельство могло принести одни убытки – не так уж много народу готовы были летать на кораблях эконом-класса, но на более вместительную и комфортабельную яхту предстояло еще копить и копить.

Заняв свое местно в капитанской рубке, Голан объявил о пятиминутной готовности к взлету. Пассажиры прибыли во время, багаж был погружен, провизия и медикаменты были доставлены еще день назад. Капитан, глядя на изображение с камер, был в самом что ни на есть приподнятом расположении духа. Вроде бы проблем не было. В этом месяце кредит будет погашен, и даже останется немного денег на следующий месяц. Такими темпами через 5 лет можно будет рассчитаться с банком и дышать спокойно. А там и яхточку побольше прикупить…

Гермиона была планетой с пятью миллионами жителей, и неудивительно, что все билеты раскупили. Правда, народ готовился к праздникам, но всегда находятся те, кому приспичило лететь куда бы то ни было.

С тех пор, как открыли межгалактические полеты, время как будто замедлилось. Все, чего достиг мир в 20-м веке, оказалось бесполезным в космосе. Голан много читал о коммерческих полетах на Земле, и ему казалось, что человечество вновь проходит эту же стадию, только уже в космосе. Сегодняшнюю эру космических путешествий можно было охарактеризовать тремя словами: медленно, примитивно и дорого.

Перелететь за 10 часов с континента на континент? Пожалуйста. С планеты на планету? Лети неделю минимум. И не важно, чем ты летишь – старым "Пауком" или же новейшим кораблем модели "Сокол-5". Соколом, конечно, побыстрее будет, и в разы комфортнее. Но за счет чего быстрее? За счет маневрирования у планеты. Разница по времени – максимум сутки. То есть те же 6 дней в полете.

Позвонить на другой континент? Без проблем. На другую планету? Можно, но не совсем. Звонить с корабля, писать сообщения, е-мейлы, смс было невозможно. Можно отправить голосовое сообщение с планеты на планету. Можно отправить е-мейл. За сутки он дойдет. На ответ, соответственно, тоже потребуются сутки.

Голан криво усмехнулся и подумал, что нынешнюю ситуация в мире можно назвать одним емким словом "анархия". Государственно управление пережило свой взлет в 21 веке и закат в 22-м. Скажем, нужна тебе справка о рождении. В 21 веке ты бы пошел в ближайший муниципалитет. Служащие дали бы запрос. И не важно, где ты родился, ответ пришел бы в тот же день. А сейчас, в 22-м веке? Скажем, ты родился в системе Маркизы. На Гермионе тебе вдруг потребовалась справка о том, что ты родился именно на третьем астероиде, который вращается вокруг Маркизы. Казалось бы, в чем проблема? По факту во всем. Голан с горечью вспомнил свои мытарства. Один из муниципалитетов Маркизы обещал, что справка будет готова в течение 3 дней. В итоге справку пришлось ждать месяц. Запрос на Маркизу был отправлен в тот же день (что для обленившихся чинуш стало редкостью). Только вот на Маркизе выяснилось, что муниципалитет устроил недельную забастовку. Когда бастовавшие таки решили свои проблемы, оказалось, что того самого астероида уже и не существует. Был взорван за ненадобностью. Еще неделя ушла на то, чтобы узнать, где находятся архивы, вывезенные с того самого астероида. Оказалось, что их вывезли не на Маркизу, а почему-то на соседнюю планету Маркизу-2, холодный маленький мирок. Кроме исследовательской станции и блока навигационного оборудования там ничего не было. Немногочисленные люди жили под куполами в условиях жесткой нужды и слыхом не слыхивали ни о каких архивах. И всю следующую неделю ученые и техники писали гневные письма в адрес друг друга, пытаясь разобраться с тем, куда же был вывезен архив. Когда они наконец разобрались, Голан уже проклял всех…и банально напился, когда получил вожделенную справку.

Бортовой компьютер пискнул. Голан глянул одним глазом – программа напомнила, что капитан еще не просмотрел личные данные пассажиров. Он решил, что просмотрит их потом. Тем более что кое-кто из пассажиров был ему уже знаком. Двое мужчин нашли его в космопорте и предложили объявить рейс на Вегу-4. Там должен был проходить всегалактический конгресс аллергологов, и им позарез нужно было попасть туда. Голан по началу колебался. Вега-4 была маленькой, ничем не примечательной планеткой, и он боялся, что больше не найдется никого, кому вдруг захочется туда улететь. Еще большие сомнения вызывала возможность найти пассажиров на рейс с Веги-4. Тогда аллергологи посулили Голану премию, и он согласился. Как ни странно, остальные пассажиры тоже нашлись. Голан на минуту забеспокоился, что все вечера будут посвящены разговорам о пыльце, шерсти, суперпреднизолоне, преднизолоне-5 и преднизолоне-6 (экспериментальная модель). Вроде и полезно, но от скуки можно начать храпеть в голос.

Голан, как и любой капитан корабля, был подписан на "Всегалактический вестник аллергологии", но положенные 50 страниц ежемесячных материалов освоить было невозможно. Капитан опять усмехнулся. Могли ли наши предки из 21 века подумать, что аллергия станет основной проблемой переселенцев на другие планеты? Нет, конечно. Но это суровая правда жизни. Межпланетная радиация, повышенные или пониженные температуры или гравитация, сейсмоактивность – все эти проблемы решались, грубо говоря, "одной левой" по сравнению с аллергиями и эпидемиями. Аллергоконтроль и санитарный контроль – это то единственное, что практически на любой планете работало если и не безупречно, то на очень приличном уровне. Правда, Голан боялся представить, сколько денег тратили планеты на исследования, создание новых лекарств и пограничные проверки. У самого Голана целый шкаф был набит средствами против аллергии и противовирусными сомнительной эффективности. Однако если бы проверяющие взялись проинспектировать запасы, то ему грозил бы большой штраф за "вопиющую недостаточность противоаллергенных и противовирусных препаратов препаратов". Всего лишь тысяча масок – куда это годится?

– Голан, – голос Артура резко прервал поток размышлений капитана. – Скоро стартуем? Уже почти время ужина, а мы еще не взлетели.

Голан вздрогнул. Похоже, он все-таки слишком задумался на абстрактные темы и совсем забыл о том, что он вообще-то должен пилотировать корабль.

– Да, уже почти. Стартуем, – пробормотал Голан и нажал кнопку "пуск".

– Ок, мы тебя ждем, – пробормотал Артур и отключился.

Вот так всегда. Никогда еще не удавалось стартовать точно по графику. И не важно, что пилотирование как таковое от Голана не требовалось. Автопилот бодренько обходил крутящиеся по выверенным орбитам корабли и спутники. Но по уставу присутствие пилота в рубке было обязательно на время выхода в космос. Ну и вообще, взлет – это самое приятное время для любого капитана. Можно обмениваться шуточками с диспетчерами и пилотами других кораблей, покидающих планету. В большинстве случаев ничего более серьезного от капитана и не требовалось. Но если вдруг что-то шло не так, то капитан отвечал по всей строгости закона. В том случае, конечно, если корабль в принципе не разносило в клочья. А пойти не так могло все, что угодно. Можно сто раз благополучно взлететь и на сто первый столкнуться с большим куском чего-нибудь эдакого, который повредит обшивку. Например, с трехъярусной железной кроватью. Голан не мог себе представить, откуда на орбите небольшой планетки Третья Зеландия вдруг взялась железная кровать. Причем с матрасами. Тогда Голану удалось ее сфотографировать и залить в "Космограмм", и это были его пятнадцать минут славы. Миллион лайков за день. Эхх…

То ли дело посадка. Посадка на автопилоте разрешалась только на необитаемые планеты и астероиды, хотя только самоубийца мог доверить компьютеру посадить корабль на незнакомую поверхность. Переходить шоссе с закрытыми глазами было безопаснее. Космос все еще был полон неожиданностей и загадок.

Пока все шло хорошо. Еще чуть-чуть, и корабль отдалится от планеты настолько, что можно будет все-таки расслабиться и пойти попить кофе. Капитан пропустил личное знакомство с пассажирами и был не слишком этим доволен. Но при взлете оказалось, что он уже неделю как просрочил страховку. Пришлось срочно переоформлять бумаги…

Голан еще раз глянул на панель управления и вывел изображение с камеры заднего вида. Планета стремительно отдалялась, хотя все еще занимала половину экрана – эдакое большое белое облако. Планета, на которой никогда не всходит и не заходит солнце. То есть, конечно, и всходит, и заходит, но из-за плотных облаков этого никому не видно. Голан вдруг подумал, что целая куча народу так никогда и не видела солнца и звезд своими глазами, и от этого ему сделалось как-то не по себе.

Чтобы встряхнуться, капитан решил просмотреть личные дела пассажиров.

Стивен Киннер, 69 лет, профессор такого-то университета, летит на аллергоконгресс. Чувствителен к подорожникам планеты Кракс (отек Квинке) и супрастину (мгновенная смерть).

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 38 000 книг

Зарегистрироваться