Книга или автор
5,0
1 читатель оценил
109 печ. страниц
2020 год
16+

Глава 1

КУЛЕБЯКА ИЗ ДРОЖЖЕВОГО ТЕСТА: берем 200г муки, 10г дрожжей, 4 яйца, 2 стакана молока, ложку соли, 2 ложки сахара – и кушаем все это по очереди, тщательно пережевывая. Через час кулебяка будет готова.

Из Интернета

Я сидела на лавочке и устало шмыгала носом: рыдания уже закончились, настроение упало ниже плинтуса, жить не хотелось, умирать было страшно. В общем, не знаю, у кого как, а у меня точно жизнь не заладилась. Было бы, куда идти, ушла бы однозначно. Но… Не работающая студентка-второкурсница, сидящая на шее у родителей… Что я могла? Правильно, только рыдать.

– Девушка, вам плохо? – участливо спросил невысокий, опрятно одетый седой старичок, садясь на лавочку с другого края.

Он казался таким добрым, таким понимающим, что я забыла об осторожности и постоянно внушаемом родителями: «не разговаривай с незнакомцами» и честно ответила:

– Жить не хочется.

– Ну, это вы сейчас зря сказали, – качнул головой старичок. – Жизнь – она ведь высшая ценность. Единственное, что нам не принадлежит. Нельзя с ней вот так-то, бездумно… Первая любовь, я угадал?

Я еще раз шмыгнула носом и кивнула. Два часа назад жизнь была полна смысла, я собиралась замуж, планировала до мелочей свою дальнейшую жизнь и будущую свадьбу. А потом… Потом я застала Андрея, своего любимого, целовавшимся с Лариской, моей младшей сестрой. Я как будто услышала сейчас голос матери, настойчиво твердивший по каждому поводу: «Лика, детка, Лариса младше, ей нужно уступать». Уступала. Всю жизнь. Игрушки, сладости, гаджеты. И парня своего, первую любовь, тоже уступила. Слезы опять навернулись на глаза.

– Девушка, вы на работу устроиться не хотите? Кров, питание, стабильная зарплата. Как сейчас говорят? «Полный соцпакет», да? Так вот, гарантирую все, уверяю, вам понравится, – тоном демона-искусителя вдруг предложил старичок.

Я на секунду задумалась, а потом, даже не взвешивая все «за» и «против», решительно кивнула.

– Хочу.

– Только жить надо будет далековато отсюда. И родных своих вы первое время навещать не сможете.

Не смогу навещать? Так это же отлично! Зачем мне сестра-предательница, мать, постоянно и во всем ей потакающая, и равнодушный к моим бедам и горестям отец?!

–Я готова, – снова кивнула я.

– Отлично, – прямо засветился от радости старичок. – Ваше полное имя и возраст, пожалуйста.

– Лика Волкова. Двадцать лет.

– Дайте мне руку, Лика.

Я, даже не задумываясь, протянула руку. Старичок неожиданно достал откуда-то длинную иголку, вонзил ее мне в ладонь. Я вскрикнула и потеряла сознание.

Пришла в себя я от шума.

– Корицу, корицу добавляй, – гудел голос, больше напоминавший трубу. – И побольше, побольше.

– Куда побольше? Троллям корицу, да еще и побольше?! Ты хочешь, чтобы они тут все разнесли?! Кориандр нужно! – взвизгивал кто-то, то ли мужчина, то ли женщина.

– Какой такой кориандр? Сельдерей тут нужен! Он и троллям, и гномам подходит! – надрывался фальцет.

Я открыла глаза. Я закрыла глаза. Смотреть на увиденное не хотелось, ибо вывод был неутешительный: я в дурдоме, не иначе, видимо, солнце летнее сильно мне голову напекло на той лавочке, вот и мерещилось теперь непонятно что. Высокий, мускулистый, плотный зеленокожий тип с небольшими рожками на голове, синекожая красавица, стройная настолько, что, казалось бы, ее должно уносить ветром при каждом шаге, серокожий, юркий, мелкий человечек, ростом смахивавший на крупную кошку. Все трое – в красно-желтой одежде, похожей на униформу. В общем, дурдом, да.

– Новенькая в себя пришла, – прогудел бас. – Эй, девка, вставай давай, нам свободные руки нужны!

Я вздрогнула, снова открыла глаза. Зеленый тип требовательно уставился на меня, чуть ли не плотоядно облизываясь. Клыки молочного цвета, острые и длинные, выпирали как из-под нижней, так и из-под верхней губы. Подавив вполне уместное, на мой взгляд, в данном случае желание перекреститься, я поднялась с твердой деревянной лежанки в углу и спросила:

– Вам – это кому? Где я?

Голос на удивление не дрогнул. Что ж, и то хлеб. Нельзя показывать, что я боюсь.

Троица переглянулась.

– Кафе «Межмирье», вообще-то, – сообщила синяя девушка, смотря на меня крупными глазами ярко-оранжевого цвета. – Ты договор-то читала, прежде чем подписывать?

– Договор? – самой себе я казалась полной идиоткой, да и ситуация была странной. Какое кафе? Какое Межмирье? Какой, ко всем чертям, договор?!

– Опять, – устало пробормотал серый человечек. – Дартси, я тебя убью при встрече…

– А я добавлю, – мрачно ухмыльнулся зеленый. И уже мне. – Поздравляю, девка, ты попала.

Да это я уже как-то успела понять. Действительно, попала, пока только не совсем ясно, куда и чем мне грозит такое попадание. Я все же была склонна предполагать, что в данный момент лежу в больничке, но и другие варианты не исключала. Слишком необычно все вокруг выглядело. Да и запах… Не припомню я, чтобы где-то так пахло… Будто букет роз сожгли в печке.

– Чем тут воняет? – поинтересовалась я, сморщив нос.

– Пирог! – спохватилась синяя девица, бросившись к устройству, отдаленно напомнившему мне духовку.

– Если сгорит, Лори нас прибьет, – прогудел зеленый и повернулся ко мне. – Я – Ронтар, он – Карис, она – Ларуна. Ты?

– Лика, – ответила я, решив, по примеру небезызвестной героини, подумать обо всем завтра. Пока что моя голова начинала болеть от малейшей попытки поразмыслить над произошедшим.

– Хорош языками трепать, – решительно взял дело в свои руки Ронтар. – Потом тебя Карис и Ларуна в курс дела введут. А пока… Посуду мыть умеешь?

Нет, я, конечно, криворукая, как часто искренне сообщала мне мать, но не настолько же.

– Конечно, – кивнула я.

– ЧУдно. К раковине. Тарелки моешь синим мылом, блюда – оранжевым, миски – зеленым. Кастрюли не трогаешь. Поняла?

Я мысленно повторила про себя последовательность действий, кивнула, приняла длинный, до пола, фартук и прозрачную шапочку, которыми меня снабдил Ронтар, и подошла к вполне современной земной раковине. Ну, что ж… Рычажки я крутить умею, мыло, надеюсь, не перепутаю…

Вода неспешно лилась сплошным потоком, успокаивая и навевая своим журчанием сон. Я механически намыливала посуду, стараясь не думать о случившемся и особо не разглядывать помещение. Успею. Все успею. Позже. Сейчас надо просто мыть посуду. Тарелку за тарелкой, блюдо за блюдом. Ничего сложного. Обычно механическая работа, во время которой не нужно включать мозг, помогала мне настроиться на соответствующий лад, успокоиться, понять, чего хочу. Вот и сейчас простые, хорошо известные действия постепенно приносили успокоение душе. Другой мир? Да не вопрос. Какая, собственно, разница, где работать?.. «Что воля, что неволя, все равно»1

– Лика! Лика! Ронтар, ты куда ее поставил?! Лика, чтоб тебя!

Стройная девчонка, которую Ронтар окрестил Ларуной, не стесняясь, схватила меня за плечо, насильно оттащила от раковины, начала трясти, как пакет с луком. И как только сил хватило? Я, конечно, не пышка, но всяко тяжелей ее, на первый взгляд уж точно. Равнодушие плотным коконом укутало усталую душу. Я не сопротивлялась, позволяя Ларуне практически все.

А потом мне под нос вдруг подсунули что-то резкое и вонючее. Я рефлекторно втянула воздух, чихнула, пришла в себя.

– Что…

– Не смей никогда туда подходить без амулета! – взвизгнула Ларуна и одним движением повесила мне на шею какой-то мелкий искривленный корешок. – У нас вода льется из Источника Забвения! Хочешь башкой поехать и пузыри пускать?!

От подобной перспективы я вздрогнула.

– Поняла, спасибо, не подойду без…

– Первый клиент за сегодня! Ларуна, в зал, – рыкнул молчавший до сих пор Ронтар. – Карис, за кассу! Быстро!

И потом мне:

– Лика, ты готовить умеешь?

Я отрицательно покачала головой. Нет, компот сварить, салат порезать, яичницу пожарить я, конечно, могла, но вряд ли эти простые манипуляции с продуктами можно было окрестить громким словом «готовить».

Ронтар скривился:

– И вот как тебя в зал выпускать? Ты ж тут первый день. Дартси, чтоб тебя! Прислал работницу!

Я даже не обиделась. А смысл? Мать давно успела внушить мне, что более бесполезного человека, чем ее старшая дочь, на этом свете не существует.

На секунду замерев, будто прислушавшись к чему-то, слышимому только ему, Ронтар скривился еще больше:

– Обормоты. Что ж вас так много.

И уже мне:

– Ты сюда из-за чего попала?

– Несчастная любовь.

– Отлично. Просто потрясающе, – загорелся чересчур подозрительным энтузиазмом Ронтар. – Лика, посмотри на меня!

Я встретилась взглядом с его глазами. Они мигали, мерцали, светились. У меня не получалось уловить их цвет, поэтому я сосредоточилась на голосе Ронтара.

– Ты пойдешь в зал. Увидишь группу парней. Красивых парней. Неверных парней. Таких, как твой бывший. Ты не боишься их. Тебе хочется отомстить…

– Нет, – решительно оборвала я непонятное внушение. – Я не буду никому мстить.

Ронтар оторвал от меня взгляд, удивленно качнул головой.

– Ты – первая, кто не поддался моему гипнозу…

– Ронтар! Ронтар, помощь нужна, – в кухню влетела взмыленная Ларуна, – я там одна не справляюсь.

– Бери ее, – кивнул на меня Ронтар. – Что? Она ничего здесь не знает, подпускать ее к плите опасно. Пусть заказы разносит. Хуже не будет. Ну же. Вперед. Обе.

– Под твою ответственность, – проворчала Ларуна. И уже мне, угрюмо. – Пошли, смертница.

Почему смертница, она объяснять не стала, а мне было все равно: то ли еще действовала вода из Источника Забвения, то ли предательство близких людей убило во мне многие чувства.

Зал шумел и сверкал. Звуки переплетались с освещением, создавая неповторимый узор. Мне казалось, что здесь, в этом зале, сосредоточена здесь и сейчас настоящая жизнь, яркая, красочная, насыщенная событиями, чувствами, эмоциями. Столики были заполнены странными существами различных рас и цветов. Сомневаюсь, что среди них сидели люди. Зато герои всяческих мифов были представлены в большом разнообразии. Столы и стулья оккупировали те, кто побольше и помассивней. Те, кто поменьше и полегче, летали в проходах и под потолком, сидели, лежали, стояли на подоконниках, кое-кто обосновался у самой крыши, довольно посверкивая глазами.

– Что встала? – грубовато толкнула меня в спину Ларуна, не позволив рассмотреть посетителей в подробностях. – Третий столик от двери. Красавцы с клыками. Видишь?

Я перевела взгляд на указанный стол. Деревянная мебель, полированная поверхность. Ничего примечательно. В посетителях я тоже ничего примечательного не заметила. Парни и парни. Высокие, светловолосые, мускулистые. С клыками. В костюмчиках. Какая, собственно, разница, кого обслуживать?

– Подойдешь, примешь заказ. И обратно, на кухню. Не разговаривай с ними. В глаза им не смотри. Поняла?

Я кивнула, получила в руки обычные блокнот и карандаш и уверенной походкой направилась к клиентам, надеясь, что мои джинсы, блузка и кеды не особенно выделяются среди одежды местных существ.

Природа не одарила меня красотой. Да, страшненькой меня назвать было сложно, все же правильные черты лица, яркие зеленые глаза, прямой нос и пухлые губки в наличии присутствовали, как и густые каштановые волосы, но все же, откровенно говоря, красавицей я себя не считала. Максимум миленькой. До поступления в вуз с парнями я не встречалась – родители запрещали, заставляя усиленно готовиться к поступлению на выбранный факультет. Андрей стал моим первым мужчиной, моей первой любовью. Я не желала верить народной мудрости, твердившей, что первая любовь практически всегда заканчивается разбитым сердцем, наверное, потому и плакала тогда на лавке так горько. С другой стороны, именно разбитое сердце и спасло меня, как я потом поняла, от чар первых клиентов: я просто не обратила ни малейшего внимания на красоту тех, кем откровенно или скрыто восхищались, казалось, половина зала. Одного красавчика, предавшего меня, мне на тот момент было достаточно. Остальных в своей жизни я откровенно считала лишними, а потому, подойдя к столу, приготовилась старательно записывать заказ. Не разговаривать, не смотреть в глаза – я собиралась с точностью исполнить приказ Ларуны. Увы, не получилось.

– Такая красавица и подавальщица, – обладатель бархатного, обволакивающего голоса, видимо, отлично знал, как его речь обычно действует на представительниц противоположного пола, потому что говорил неспешно, с ленцой. Этакий барин, терпеливо ждущий, когда тихая горничная сама изменит свое мнение и прыгнет к нему в постель. – Посмотри на меня, милая.

Мысленно послав молодого человека по известному всем направлению, я вздернула голову и с вызовом посмотрела в глубокие, как омут, темно-вишневые глаза. Терпеть не могу все эти «милая», «красивая» и прочую чушь. Какая я ему милая, если мы не знакомы?!

– Что будете заказывать? – холодно уточнила я, сверля клиента взглядом.

Да, высокий, да, со спортивной фигурой, да, для кого-то, наверное, красивый, по крайней мере, черты лица правильные, не расплывшиеся. Но не для меня.

Парни между тем недоуменно переглянулись. Пауза затягивалась. Я нетерпеливо напомнила:

– Заказ. Вы пришли сюда поесть. Что будете заказывать?

– Скажи Ронтару – Дитору и друзьям как обычно, – в голосе клиента сквозило непонятное удивление.

Я равнодушно кивнула, убрала блокнот и карандаш в глубокий карман передника, развернулась и направилась в сторону кухни. Как обычно, значит, как обычно. Пусть теперь Ронтар с заказом разбирается.

У самой кухни меня перехватила Ларуна.

– Ты нормальная? – зашипела она раздраженно, ухватив меня за рукав блузки. – Кто так с инкубами разговаривает?! Они теперь от тебя не отстанут!

– Я не местная, – вся так же равнодушно ответила я, не предпринимая попытки высвободить руку. – Дитор приказал передать, что ему и его друзьям как обычно. Какой следующий столик?

– Ты с рождения на голову пришибленная, – фыркнула недовольно Ларуна. – Не может вода так на тебя действовать, уже давно все сроки прошли.

Я не стала спорить. Потом, когда окажусь в выделенной мне комнате, все обдумаю, может, даже поплачу, но не сейчас, не перед всеми. Не дождутся моих эмоций.

– К гномам иди, – Ларуна небрежным кивком указала на столик рядом с входной дверью. – Они парни нормальные, там ты неприятностей точно не отхватишь.

Я приняла информацию к сведению, развернулась и отправилась к гномам.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг