Книга или автор
4,2
6 читателей оценили
72 печ. страниц
2019 год
12+

Миссия «Возвращение»

Нака проснулась от недостатка воздуха, снова нечем дышать, снова этот сон. Она идет по самому краю бассейна, солнце отражается от воды, вокруг никого, очень тихо, вдруг как от резкого толчка, Нака падает в воду, ее глаза открыты, она видит, как плотное синее покрывало воды накрывает ее с головой, она судорожно пытается глотнуть еще немного воздуха, но чувствует, как свинцовой тяжестью наполняются легкие. В этот момент она всегда просыпается. И каждый раз недоумевает, откуда взялся этот сон, ведь на Ластике (как между собой называют планету Нака и Тата) нет бассейнов. Вода – слишком ценный ресурс, чтобы расходовать его для развлечений. Планета Ластхоп стала последним прибежищем человечества, она не столь пригодна для жизнедеятельности людей как Земля или Марс, но когда вопрос выживания стоит так остро, выбирать не приходится. Нака, как и ее лучшая подружка Тата, родились здесь, на Ластхопе. О Земле мало кто мог рассказать, очевидцев почти не осталось, Марс помнили родители. Кажется, в поисках нового дома они жили еще на парочке планет, но недолго, Нака не помнила их названий. Не мешало бы освежить в памяти эти сведения, – подумала Нака, – если Ментор спросит на юните по истории об этом, можно и пробел получить. В школу Нака не ходила, без лишней надобности появляться на улице не рекомендовалось Советом. Все занятия транслировались домой ученикам. Ментор видел всех учеников, а ученики – одного только Ментора. Он не терпит опозданий, надо скорее завтракать и настраивать передатчик на школьный канал.

Родители Наки находились в очередной разведывательной экспедиции. Совет полагал, что экологическая обстановка на Ластхопе может измениться в любой момент, и тогда придется снова искать прибежище. Поэтому почти все родители учеников из класса Наки подолгу отсутствовали. В свои тринадцать лет Нака по меркам Ластика считалась достаточно взрослой, чтобы позаботиться о себе в течение полугода. Тате было 14, согласно законам Совета, она могла находиться без родителей от восьми до двенадцати месяцев. Нака быстро умылась, скинула пижаму, надела синюю с белым форму из микрофибры – единую для всех обучающихся на Ластике и заметалась по кухне. Кажется, со вчерашнего дня оставалось немного морковного мусса, но Нака ошиблась, в охлаждающем коробе не было ее любимого лакомства, и вообще ничего не было – давно к ней не наведывался передвижной маркет, другого способа делать покупки на Ластхопе не было. «Не забыть вызвать маркет на дом», – мысленно  пополнила список дел Нака и обреченно нажала на кнопку дозатора. Из него в подставленную  тарелку потекла каша. Из чего ее делают на Ластике никто не знал, но ни одного поля на планете не было, овощи и фрукты выращивали в закрытых парниках, поэтому они стоили недешево, например, на любимые Накой яблоки цена доходила до трех рабочих часов. Валюта Ластика – рабочие часы – изобретение Совета, которое помогло спасти экономику от полного краха, связанного с невозможностью перевозить золото и деньги с одной планеты на другую. Лишний груз на борту кораблей ни к чему. Как раз эту тему объяснял ментор на прошлом юните по экономике планеты. Сегодня он должен проверить, как усвоен материал, кто не будет готов к юниту, получит пробел. Это значит, что его ценность как будущего члена общества Ластхопа снижается. Значит часы, необходимые для покупки еды, оплаты жилья и поддержания здоровья, придется отрабатывать на тяжелых и порой вредных работах. Нака всегда старательно готовилась к юнитам, она планировала стать врачом или исследователем, как мама с папой. Но решать это конечно не ей, все распределения по должностям должны быть одобрены Советом. Если в Совете посчитают, что из Наки не получится врача, значит действительно не получится. Наке не нравилось думать об этом, какая-то волна протеста поднималась от солнечного сплетения, подкатывала к горлу. Действия Совета не принято обсуждать на Ластхопе, исключений нет ни для взрослых, ни для детей. Задумавшись о будущем, пробелах и Совете, Нака совсем забыла о каше. Остывшая, она плотным комком прилипла к тарелке. Есть расхотелось, да и урок вот-вот начнется. Нака, стараясь не думать о том, что бы сказала мама об этом, отправила остатки каши в контейнер переработки пищевых отходов и поспешила настроить школьный канал. До начала юнита оставались считанные секунды. Три, два, один, звенит звонок, и на мониторе появляется насупленный ментор.

Ментор Дион был мрачнее, чем обычно. Ранним утром из Совета поступило распоряжение проанализировать потенциальную ценность каждого обучающегося в школе. Это не сулило ничего хорошего. «Ведь они совсем еще дети», – нервно потирал виски ментор Дион. Он многое видел за свою жизнь, и хоть был еще не стар, чувствовал себя столетним стариком, уставшим и разочаровавшимся во всем на свете. Его трудно было удивить или рассердить, но распоряжение Совета вывело его из равновесия. Подключившись к школьному каналу, он внимательнее обычного вглядывался во взволнованные лица обучающихся, как будто пытался запомнить их черты, ни одного пробела за плохую подготовку к юниту он в тот день не поставил.

Тата и Нака были одинаково рады завершению занятий на школьном канале, но не спешили отходить от монитора. Подключившись напрямую друг к другу, они могли наконец-то вдоволь наговориться. Встречались, по-настоящему, без мониторов и портативных микрофонов они очень редко, появляться на улице без специального разрешения Совета было небезопасно. Исключение делалось только для больших праздников, например, годовщины переселения на Ластхоп или Дня мудрости Совета. Тогда все обитатели Ластика, облачившись в специальные защитные костюмы и маски-респираторы, высыпали на центральные улицы, заполняли концертные залы, или наведывались в гости к старинным знакомым. Так познакомились Тата и Нака. Побывавшие в одной экспедиции, их родители сохранили добрые товарищеские отношения и при случае находили возможность пообщаться, вспомнить прошлое и обсудить будущее. О настоящем говорить было как-то не принято, да и не о чем. Единственный ребенок в семье, Нака не могла понять отношений Таты с младшим братом, ровесником Наки, между прочим. Кажется, брат и сестра ни минуты не могли провести без дележа чего-либо, причем предмет спора был для них неважен. «Это дело принципа», – шипела Тата, вырывая из рук Бурда наушники, о которых она до этого пару месяцев не вспоминала. И так – во всем. Стоило одному завладеть чем-то, как другому срочно становился остро необходим этот предмет. Родители Таты и Бурда тоже находились в экспедиции, в отсутствие миротворцев их жилище скорее напоминало военный лагерь, чем домашний очаг.

– Привет, Нака, – буркнул брат Таты и исчез в другой комнате, не дожидаясь ответа.  Великосветские разговоры  с девчонками он относил к делам, настоящего мужчины недостойным, и по возможности избегал ситуаций, где требовалось сказать три и больше слов подряд. Долговязый и всегда немного взъерошенный, он выделялся на фоне своих сверстников, и этого немного стеснялся. Страстно увлеченный механикой и математикой, с мальчишками из класса, боясь прослыть ботаном и чудаком, он обсуждал очередную пройденную компьютерную игру. И даже старался нарочно допускать ошибки в оценочных тестах, чтобы не показать результат выше необходимого среднего. Самой большой несправедливостью на свете, Бурду казалось положение младшего брата. С этим фактом он никак не мог смириться, хоть и любил сестру всем сердцем. Если бы ей угрожала серьезная  опасность, он бы кинулся на выручку, без всяких раздумий и сомнений. Но в ежедневном сосуществовании, без видимых угроз и катастроф, он не мог обойтись без того, чтобы ее поддеть. Вот и сейчас, видя, как Тата увлечена беседой с подругой, он потихоньку пробрался к системе управления коммуникациями жилища и, нажав пару кнопок, заставил монитор перед Татой погаснуть. Сеанс связи на сегодня окончен!

Нака озадаченно уставилась в монитор, не успели они с Татой поговорить и пяти минут, как изображение подруги исчезло. Наверно помехи на канале. Нака попробовала повторно подключиться к Тате, но безрезультатно. Ну что ж, это знак, что пора приниматься за подготовку самостоятельного задания, – решила Нака и взяла в руки электронную книгу, такие гаджеты были у всех обучающихся. Размером с ладонь, устройство вмещало учебники и рабочие тетради для всех дисциплин, при желании изображение с книги можно было проецировать на стену или потолок, так они презентовали доклады. Перелистывая книгу взглядом (устройство реагировало на движение зрачков), Нака задумалась о своем сне. Как это наверно здорово уметь плавать, чувствовать себя в воде уверенно, как те рыбы, что изображены на страницах учебника об эволюции. Учеба упорно не шла в голову. Да еще этот оценочный тест! Такие тесты обычно проводят в выпускном классе, перед тем как одобрять обучающимся выбор специальности. Очень загадочное происшествие. Ментор Дион на вопрос о причине преждевременного теста отвечал уклончиво, и кажется был расстроен. Этой эмоции на его лице Нака еще не видела.

Проверка оценочных тестов происходила автоматически. Специальное устройство считывало штрих-коды каждого обучающегося и суммировало баллы. Длинную бумажную ленту с результатами, пестрящую цифрами, следовало незамедлительно упаковать в конверт и отправить в Совет. Ментор Дион быстро пробежал глазами по столбцам цифр, его внимание привлекли пять строк в верхней части листа. Сюда автомат поместил лучшие результаты тестирования. Имена учеников были скрыты под безликими штрих-кодами, но Ментор Дион, обладавший уникальной зрительной памятью, уже видел их однажды, обновляя базу обучающихся. «Так я и думал», – сокрушенно покачал он головой, и запечатал секретный конверт. В молодости Ментор Дион увлекался пилотируемыми объектами, и знал, что значит точка невозврата. Есть момент, когда, набрав определенную скорость на взлетной полосе, самолет уже не может остановиться. Остается только взлетать. Пути назад нет. Почему-то, отправляя конверт с курьером в Совет, Ментор Дион вспомнил об этой точке невозврата.

Теос придирчиво оглядел в зеркале свои руки, напряг мышцы бицепса, полюбовался немного своим отражением, потом, как будто опомнившись, помотал головой, строго посмотрел на свое отражение и голосом тренера из программы «Совершенство тела и духа» произнес: «Теос, это никуда не годится, надо больше заниматься, регулярность нагрузки и комплексный подход – залог успеха». Как и все обитатели Ластхопа 14-летний Теос не имел возможности проводить время за пределами своего жилища. Мечты об открытых стадионах, беговых дорожках, площадках воркаута не давали ему покоя, он не мог поверить, что когда-то у людей была возможность беспрепятственно выходить на улицу, он все бы отдал за такую возможность. Кроме своих стальных мускулов конечно! Что оставалось Теосу? Занятия наедине с тренером из программы «Совершенство тела и духа», которая транслировалась для всех желающих по одному из каналов о здоровье. Вдохновленный примером виртуального тренера, Теос оборудовал в своей комнате миниатюрный спортивный зал. Здесь он пропадал днями напролет, вызывая недоумение со стороны родителей. Инженеры по специальности, они занимались обновлением каналов связи на Ластике, благодаря их знаниям и профессионализму работал школьный канал, например. Видя, что сын не очень-то интересуется наукой и техникой (если это не техника рукопашного боя), родители Теоса строго контролировали его подготовку к юнитам. Их страх, что сын отстанет от программы обучения и будет распределен на вредный объект вылился в опережение учебного графика. Подробно разъясненная родителями накануне, тема юнита не вызывала у Теоса никаких затруднений. А желание поскорее вернуться к своим спортивным упражнениям мотивировало мальчика быстро расправиться с школьными задачками. Оценочный тест, предложенный Ментором Дионом, Теос прошел одним из первых. В строке «сильные стороны» он горделиво напечатал: физическая сила, спортивный характер, стремление к совершенствованию тела и духа. О назначении этого теста он не думал, на данный момент его больше занимал набор мышечной массы и установка нового турника в проеме двери. В его ближайших планах значилось увеличение количества подтягиваний вдвое.

В Совете несколько дней кряду царило необычайное оживление. Обычно размеренная и планомерная работа этого управляющего Ластхопом ведомства была нарушена докладом аналитического отдела. К аналитикам стекалась вся информация из многочисленных разведывательных экспедиций, наблюдательных пунктов, расположенных в различных областях Ластхопа. Постоянные замеры температуры, состава воздуха, сводки о количестве появившихся на свет и данные об естественной убыли населения планеты в аналитическом отделе превращались в разноцветные диаграммы. Работа в этом отделе считалась престижной, но сложной – от расчетов зависело функционирование целой планеты. Права на ошибку у сотрудников отдела не было. Поэтому, увидев очередную диаграмму, руководитель отдела, Профессор Кито, бородач с коэффициентом интеллекта выше, чем у Эйнштейна, решил перепроверить данные. Уверенный, что в расчеты закралась ошибка, он поставил рабочий автомат на верификацию, и со спокойной совестью отправился в комнату отдыха.

Читать книгу

Миссия «Возвращение»

Надежды Игорьевны Назарян

Надежда Назарян - Миссия «Возвращение»
Читать книгу онлайн бесплатно в электронной библиотеке MyBook
Начните читать бесплатно на сайте или скачайте приложение MyBook для iOS или Android.