Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Пушкин целился в царя. Царь, поэт и Натали

Пушкин целился в царя. Царь, поэт и Натали
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
27 уже добавили
Оценка читателей
5.0

Академик Николай Петраков, ученый с мировым именем, автор сенсационных книг о причинах дуэли и гибели Пушкина, буквально взорвал установившуюся в пушкинистике версию тех трагических обстоятельств, в которых оказался поэт в последние годы жизни. На самом деле никакого Дантеса как предмета ревности для Пушкина просто не существовало, утверждает исследователь, вспышки подозрений в неверности в пушкинских письмах жене относятся к 1831–1832 годам, когда на горизонте Дантеса не было и в помине…

Лучшие рецензии
M_E
M_E
Оценка:
71

Ох, какая это книга… Она вывернула душу наизнанку, разрушила одну из любимых гармоний. Жить как раньше после прочтения уже нереально. Если вы любите Пушкина. А я его люблю.
Я выросла на его сказках. И про медведицу, да, вы читали про медведицу!? Но самая первая сказка моего детства – Сказка о Золотой рыбке. Рассказывала мне ее бабушка по-украински и наверное прозой. Я тогда и имени такого не знала – Пушкин. Но это была самая мудрая при этом самая удивительная в своей простоте история, которую только можно было себе вообразить. И обдумывать ее можно было бесконечно.
К стихам я равнодушна, нету у меня ни музыкального слуха, ни чувства ритма. В стихах Пушкина я ловила исключительно смысл. И не задумывалась, насколько уникален этот талант – зарифмовать смысл. Поняла, когда перед перестройкой вдруг расщедрилось государство и разрешило выпустить громадными доступными тиражами собрания сочинений Пушкина и Лермонтова. Открываешь Пушкина на любой-прелюбой странице и, несмотря на нелюбовь к стихам, его можно читать, даже эпиграммы, даже шуточки короткие. «Мне изюм не идет на ум, пастила нехороша, без тебя, моя душа». А вот с Лермонтовым это не проходит, не все лезет, не все читабельно, не говорю уже про остальных поэтов, у тех читабельно только Избранное. Остальное - потуги. У Пушкина все гениально, включая черновики, все мудро, все пронизано любовью к людям, к красоте, к стране.
А проза? Моя любимая штука у него – «Метель». Потому что заставила думать подростка, что там не так, почему весь сыр бор заварился. И подвела к религии, к вот такому взгляду на таинства. СильнО! Поступки героев, начавшиеся со страсти и с шутки, обернулись сильными поступками. Но все равно хэппи энд. Все равно вера в Бога или если хотите, то в «Все что ни делается, все к лучшему» (дополню, если люди достойные, могут выдержать то, что делается).
Далее, в институте, я прочитала не помню которую книгу о лицейских годах Пушкина. А может он был там фоном. И меня поразил возраст, в котором Пушкин написал «Руслана и Людмилу». И причина. Мальчишка, желая блеснуть перед женщиной в которую влюблен (если верить книге, то влюблен) пишет поэму, чтобы выглядеть достойно на фоне ее известного мужа (Карамзин только что издал «Историю государства российского» и переплюнуть это было сложновато, однако кто дочитал Историю, я так нет, могу рассказать на каком моменте и почему бросила читать этот сахар царям, а Руслана и Людмилу читала несколько раз).
А еще я натыкалась на письма Пушкина жене. Сколько любви! Какая любовь! Да еще от кого! Что за человек Пушкин – все как на ладони в его прозе и сказках.
И надо было на этом поставить точку и просто перечитывать «наше все». Так нет же, порекомендовали мне в ЖЖ эту книгу.
Написана увлекательно, несмотря на то, что это исследование. Оторваться невозможно. Написано убедительно. Правда горькая. Про русский характер. Про лизоблюдов, про простых, глупых и не умеющих любить. Очень много про что. Очень полезно почитать, чтоб поплакать о судьбах России и о судьбе Пушкина.
Я верю автору. Убедил фактами. Я только не считаю, что это было принято, что в этом не было ничего этакого. (Не буду спойлить, это же детектив целый, читайте сами в чем там соль).
А сама хожу и хлюпаю носом который день "бедный Пушкин, бедная Россия". Как же жизнь умеет закрутить крутую игру с сильными личностями. Как пытается утереть нос, посмеяться над желаниями, идеалами (о бойтесь, бойтесь загадывать и желать! Хорошо в этом мире только буддистам похоже, избавились от страстей и потому не больно им). И зачем я только прочитала эту книгу! Но все-таки я сделала выводы отличные от выводов автора (не про Пушкина, тут мы оба с автором его фанаты).
Я бы личностные акценты расставила по-другому. Кто прочитает – свистните – обсудим. Хотя я даже не знаю, хотел бы сам Пушкин, чтоб такая книга была написана… И чтоб это обсуждали.

Читать полностью
feny
feny
Оценка:
8

Мне кажется, что все литературоведы и исследователи творчества и жизни Пушкина делятся на две категории: тех, кто считают Наталью Николаевну виновной в смерти поэта (пусть и косвенно) и тех, кто придерживается иного мнения. Исходя из этого, каждый пишущий на эту тему, найдет подтверждение своей гипотезе, благо слухов, домыслов немало, и нет полного и обоснованного свидетельства правоты одной или другой стороны. Попытки доказать что-то, произошедшее почти два столетия назад, не имея на руках абсолютно однозначных документов и в отсутствии очевидцев, естественно не доживших до нашего времени (кроме того, очевидцы в интимных вопросах и альковных делах – весьма скользкий путь), - все это обречено на неудачу и на возможность интерпретировать случившееся как кому удобно.

Я никогда не была рьяным приверженцем ни той, ни другой точки зрения. Потому, оценку этой книге даю не с позиции согласия с автором, а только лишь с позиции читателя, получившего в свои руки труд, не лишенный интересно изложенной трактовки событий. Насколько она обоснованна – решать не возьмусь. Копья на эту тему ломают давно, и, думаю, никогда не придут к однозначному ответу.
Добавлю, что для меня оказались любопытными рассуждения автора о воззрениях Пушкина на политическое устройство в Российском государстве, и как следствие такие темы, как Пушкин и декабристы, Пушкин и демократия.
Итак, версия имеет право на существование…
Благо она еще раз подтверждает неординарность гения.

Читать полностью
Другие книги серии «Жизнь Пушкина»