Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Карта и территория

Добавить в мои книги
555 уже добавили
Оценка читателей
3.8
Написать рецензию
  • Arlett
    Arlett
    Оценка:
    63

    Трудно передать, как сначала раздражала меня эта книга. Что за меланхоличная бредятина, думала я. Унылые типчики на фоне левой трескотни, которая только мешает проникнуться героями и атмосферой. Да и было бы чем. Здесь есть всё, кроме смысла: сравнительная характеристика фотоаппаратов, реклама BMW и Audi, путеводитель по Бове, гид по ресторанам Франции, биологическая справка о комнатной мухе, краткие биографии богемной тусовки. Рекламный каталог, хаотичный и бессмысленный. Потребительское общество в погоне за баблом. От главных героев веяло смертельной скукой. Так и хотелось их засунуть в антипотребительский паланиковский «Бойцовский клуб», чтобы их там хорошенько отпи…нали. Все эти сытые причитания в мерседесах о том, что свободу творчества пришлось променять на денежное ремесленничество. Ну фу.

    А потом пришло прозрение.
    К этому роману нельзя подходить с обычным мерилом. Он особенный, если не сказать уникальный. Ответ кроется в самом названии. Это карта, а потому не стоит ждать глубокого погружения во внутренний мир персонажей и излишних подробностей их жизни. Здесь они неуместны. Никому не придет в голову сетовать, что карта не дает детального представления о местности с цветочками и птахами. Только общий план, схематичный ландшафт, взгляд сверху. Только общее представление и ориентиры. Это карта жизни. А что до героев, то, цитируя книгу, можно сказать, что карта интереснее территории.

    Джед Мартен успешный художник жил спокойно своей успешной жизнью: прохладные отношения с отцом, пара любовниц, работа и один неисправный водонагреватель. По характеру ни рыба, ни мясо. Как сказала его русская любовница: «Французик мой недоделанный». В точку. Эмоциональная пассивность никак не сказалась на его работе. Творческий путь его весьма успешен и щедро оплачен. Для каталога выставки корпоративных композиций Джеда решено было заказать текст у Уэльбека. Уэльбек нелюдим, склонен к запоям и иногда от него воняет чуть лучше, чем от трупа. В порыве пьяной откровенности он расскажет, что одинок, что мир дерьмо, что в своей жизни он видел только три по истине прекрасные вещи: свои ботинки, курточку и ноутбук. Но и они сняты с производства. Тем не менее, два одиночества нашли общий язык и слились в творческом экстазе. Получилось хорошо. Выставку ждал оглушительный успех. Джед обещал написать портрет писателя и подарить его Уэльбеку, не подозревая, как картина взлетит в цене после показа. Обещание он, к сожалению, сдержал.

    «Дорожные знаки» в тексте многократно указывали на суть происходящего. Люди здесь - дорожные указатели, единицы производственного процесса, к которому в итоге сводится жизнь. Автор «Элементарных частиц» предстал перед ним в серой полосатой пижаме. Автор «Смысла борьбы» все же отступил на пару шагов. Автор «Погони за счастьем» вытянул шею, чтобы взглянуть на этикетку. Автор «Платформы» охотно согласился. Это не самолюбование, как могло показаться. Это не столько человек, сколько список достижений. Автономный заводик по производству романов. Будешь усердно пахать и тогда, возможно, тебя ждет хоть и одинокая, но обеспеченная старость. У тебя будут средства на дорогую богадельню и даже эвтаназию в Цюрихе при желании.
    «Все тлен, и миг, и суета!»

    Это виртуозно. Депрессивно, но виртуозно.

    Читать полностью
  • Nukkuminen
    Nukkuminen
    Оценка:
    40

    Есть мнения у особо мрачно настроенных особей человеческого вида, что сам по себе этот человеческий вид, да и вся совокупность жизнеподобных организаций на планете представляют из себя не более чем возмущение в порядках пространства-времени. Но это мало что говорит нам. Уровень информации в высказывании «возмущение в порядках реальности» слишком мал в силу своей абстрактности. Но есть способы повысить ее. Нужно больше данных. Нужно больше знаков. И больше рамок для выяснений способа жизни этих знаков. Ведь информация может находиться где угодно. Это не только идеи и мысли, расчеты и числа, но и последствие материальных объектов иметь знаковые параметры принадлежности идеям и числам. В эти параметры входят вещи, люди. Во временном соотношении: вся история, культура. То да се и это еще не все. Знак плотен, знак полон. Вещь или явление не могут родиться просто так в этой плотности, не могут и исчезнуть. Каждый и каждое необходимо должны быть зафиксированы, приурочены, поставлены на место в определенной точке. Абсурдно считать, что наш характер или высказывания в таких условиях могут обладать какой-то степенью уникальности. Все возможности измерены, изучены, занесены в соответствующие типы и категории. Я говорю: «Пусть растут все цветы». И там, за мной, во тьме скрываются инстанции, партии, исторические факты, персонажи, книги и события. Дождь из временных соотношений в пространстве всего, что может характеризовать эта фраза. Она проносится огнем в информационном поле всей меры знания и незнания, доступного человеческому виду. И лишь благодаря когнитивной неустойчивости сознания, мы вообще еще можем говорить друг с другом. Малый масштаб оперативности внимания исключает из поля зрения махину цивилизации с ее бесконечно сложными и тяжелыми подвесками. И вместе с тем призрак этой машины выхватывает у нас мир прямо из-под носа, подменяя его своими двойниками. Они настолько привычны, что сами почти прозрачны, ведь ни у кого же не возникает мысли вдруг сфокусироваться и сконцентрироваться на бытовой технике или каком-нибудь ржавом баке на улице. Это возможно в принципе, но не в рамках уготованных нам возмущений в поле этого мира. Безусловно, например, в ситуациях, выключающих его или выводящих за рамки. Или через создание собственной инстанции, которая будет наблюдать его со стороны и потому сможет обнаружить. Так искусство позволяет переключать масштабы, совмещать их как слои. Даже их пытаются присудить себе религия, политика, еще какие-нибудь вихри организующейся информации. Во всей этой безжизненной картине почти нет места для свободы, человечности. Мир рисует для нас карту с уже проверенными маршрутами и снаружи нас и внутри нас. Есть и инстанции, которые жалуются на это, привлекают внимание, лишний раз терзают души людей, но тем самым, по моему мнению, они только прислуживают этому порядку. Мне кажется, у человечности не может быть выхода на эти точки. Потому что они просто не нужны ей. Хаос, порядок, природа, культура. Нам, обычным людям не встречается это в жизни более как перегруженными многими слоями схемы. Даже сейчас, упоминая про свободу и человечность, мне как кость в горло вспоминаются возможные коннотации, отравляющие эти понятия. А когда-то для меня это были просто слова на бумаге. И сейчас, чтобы совершить свой акт высказывания, я практически нарушаю священные запреты. Бесчеловечность. Сквозь запреты, названия и имена, фотографии близких людей и дорожные знаки. Я напоминаю себе на этом пути: это просто свидетельствование мира. Это просто свидетельствование мира.

    Читать полностью
  • Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценка:
    34

    Ура! Ура! Ура! Шествует Его Величество Известный Писатель Мишель Уэльбек. (Бурные аплодисменты). О, этот прозительный взгляд, исходящая от него жизненная сила ,толпы бывших любовниц, до сих пор по нему вздыхающих и только он во всем мире носит такие желтые носки! (Бурные продолжительные аплодисменты). Самолюбование достигло критической массы, трансформировалось в паранойю и началось раздвоение личности. ГГ(в его башке сидит Уэльбек) встречается с Уэльбеком(это тоже я, прикинь?) оба поражают своей простотой, но между тем оба велики и признаны людьми. А, люди, от них только неудобства.(Зрители аплодируют, аплодируют, аплодируют). И еще какой-то чувак написал о ГГ и Уэльбеке книгу "Карта и территория". Еще один Уэльбек? А я сам еще не Уэльбек? Кругом мухи, капитализм сдох, детей нет и не нужно, собаки и те без яиц. Все на эвтаназию. Сохраните этот купон и получите скидку.(Кончили аплодировать)
    Сильно бросается в глаза наигранный страх полицейских в связи со смертью Уэльбека. Если кого это и могло напугать, то только одного человека. Это Уэльбек живой.

    Читать полностью
  • lost_witch
    lost_witch
    Оценка:
    29

    Йес!

    "Домучил-таки, додавил Уэльбек членов комиссии, выдающих Гонкуровскую премию" - вот что крутилось у меня в голове всё время, пока я читала "Карту и территорию".
    Нет, нет, нет, я очень люблю мизантропа Уэльбека, мне импонирует его взгляд на общество потребления и социальные проблемы; но всё же его новая книга для меня - хороша и не более.
    В книге выведен сам Уэльбек, избегающий общества и большого города социопат, открывающий каждый вечер пару новых бутылок вина, но за три года так и не распаковавший коробки с вещами после переезда; цитирующий философов, скучный, стареющий писатель. Ровно такая же и книжка. Меньше революции, больше мудрости и смирения.

    Не знаю я, кто кому уступил, кто пошел на компромисс: то ли Уэльбек, то ли Гонкуровская премия; но результатом - качественный, но стерильный роман.

    Я еще слишком молода для мудрости, мне до сих пор хочется революции...

    Читать полностью
  • Gaz
    Gaz
    Оценка:
    14
    «Я разбираюсь в людях», – как-то заявил ему Хури, но в его исполнении это прозвучало как «я разбираюсь в кошках» или «я разбираюсь в компьютерах».

    Соображение 1. В ``Карте и территории`` над именами персонажей количественно и сущностно преобладают названия торговых марок: модели объективов, сорта вин и марки автомобилей появляются на страницах книги с неизменностью, которой герои явно не заслуживают. На сотой странице с протагонистом будут комфортабельный Mercedes и светловолосая Ольга; к четырёхсотой на Mercedes, как и всегда, можно рассчитывать, а вот на Ольгу вряд ли. Прописанные по всем правилам – с прописной, латиницей, разве что без знаков копирайта, – оригинальные названия служат своеобразным каталогом «потребительского гида по Уэльбеку». Ален Роб-Грийе, Джефф Кунс и Жерар де Нерваль здесь точно такие же маркеры для целевой аудитории романов Уэльбека, как Kodak или Porsche. Пасхальных яиц подобного толка для бобо в ``Карте и территории`` немало; система ценностей, в которой функционирует Джед Мартен вместе со своим близнецом-читателем, без сантиментов использует на одном уровне интеллектуальные влияния любого рода и любимую серию путеводителей. Название модели кроссовок остаётся в памяти значительно дольше фамилии приятеля по колледжу. Герой-художник абсолютно синонимичен медийному объекту своего имени.
    Соображение 2. Отдельные предложения кажутся сконструированными с очевидной целью быть подчёркнутыми текстовыделителем Stabilo (как вариант: добавленными в `Цитаты` на Amazon Kindle). Любовь, дети, счастье, творчество, смерть, смысл – не сомневайтесь, Уэльбеку есть что сказать обо всём этом, причём сказать непременно в афористичной форме. Мизантропическое настроение девяти из десяти авторских сентенций вовсе не угнетает, как можно было бы надеяться, а, напротив, вызывает скуку пополам с недоумением: неужели снова о бессмысленности и бренности всего человеческого? И неужели – действительно другими словами?
    Соображение 3. Книжный Уэльбек – такой, каким хочет быть написан. Автора тяжело заподозрить в искренности и чистоплотности обращения с собственной персоной; появление создателя здесь – не прокламация постмодернизма, а какое-то фарсовое камео. Совершенно очаровывает перечисление в нескольких главах большинства собственных опусов: вместо «Уэльбека» появляется то «автор ``Элементарных частиц``», то «автор ``Возможности острова``», то авторы ещё доброго десятка книжек, которые вам непременно нужно прочесть, если ещё не.
    Соображение 4. Статьи из Wikipedia выглядят как запросто вставленные в текст романа статьи из Wikipedia: стилистика текста, от этого, впрочем, не страдает. Потому, что страдать, в общем-то, нечему – читается книга совсем легко, и являет собой, по сути, отличный образчик современного романа. Такого необременительного, такого гулкого.

    Карта интереснее территории. Доступность и внятность мира предметов интереснее витиеватой, суетной и неизменно движущейся в сторону могилы человеческой юдоли. «Я разбираюсь в людях» – как-то заявил читателю Уэльбек, но в его исполнении это прозвучало как «всё гниение».

    Читать полностью