Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Синий. История цвета

Читайте в приложениях:
1052 уже добавили
Оценка читателей
3.59
Написать рецензию
  • Rosio
    Rosio
    Оценка:
    33

    Мой любимый синий цвет. Один из моих любимых историков Мишель Пастуро. Сочетание, мимо которого пройти было невозможно. Итак...

    Цвет - не только природное явление, сколько сложная культурная конструкция, которая сопротивляется любой попытке обобщения, кроме анализа.

    Именно анализ мы здесь и видим. Но не сухой, написанный скупым языком точно выверенных фраз, старающийся избегать лишних украшательств и подробностей, а очень интересный, наполненный занятными деталями и историческими фактами. Пастуро умеет заинтересовать читателя, походу рассказывая много любопытного и полезного. Он это любит и умеет. В этой книге таких рассказов тоже достаточно и они не только развлекают читателя, но и дополняют анализ и подтверждают или опровергают различные гипотезы. Например, рассказ об одеянии Девы Марии - как менялся цвет её одежд от века к веку, от эпохи к эпохе под влиянием изменений в социуме, а следовательно в символических кодах и роли того или иного цвета. Человек, прочитавший этот отрывок текста, с легкостью может определить к какой эпохе принадлежит та или иная роспись в храмах - к раннему Средневековью, Готике, Барокко или же к периоду после 1880 года. Или рассказ о символической роли цвета в сказках и баснях. Или о том, как синий стал цветом Франции и как появился флаг этой страны в нынешнем его виде.

    Пастуро начинает свой рассказ о "великом завоевании", а именно так я бы назвала превращение синего-изгоя в любимый цвет европейского общества, с античных времен, отмечая, что действующая в ту эпоху система символики базировалась на тех основных цветах: белом и его двух антагонистах - красном и черном. Синего же будто не существовало вообще. В главе о роли синего в античности и раннем Средневековье Пастуро старается понять причины такого пренебрежения синим. Рассматривается даже гипотеза о том, что древние синий цвет просто-напросто не различали. Но вдруг в середине XII века синий входит в моду. Мишель Пастуро рассматривает возможные причины такой резкой перемены по отношению к синему, заодно рассказывая о мастерстве красильщиков, о красителях тех времен, о символической роли цвета в богослужении, об иконоборчестве, о хромофилах и хромофобах, зародивших идеи, которые пышным цветом расцветут в период Реформации.

    Далее синий появляется в геральдике. И от десятилетия к десятилетию его использование только растет. Полное признание синего, как основного цвета, подтверждается появлением в литературе синих рыцарей, которые олицетворяют благородство, отвагу и верность. Синий становится именно благородным цветом, который носят все. Только он не используется в системе "Предписаний об одежде" в качестве дискриминирующего цвета, которым "клеймили" бы недостойных и ненадежных членов общества, а также людей, занимающихся подозрительным ремеслом: хирургов, аптекарей, музыкантов, евреев, воров, прокаженных, проституток, палачей, ростовщиков, бродяг и нищих. Интересный список? Так или иначе, синий для этих целей не используется и, благодаря такому особому положению, вскоре становится "цветом высокой морали". Пастуро отмечает, что подобному восхождению синего сильно поспособствовала французская монархия: король Франции стал его своеобразным "рекламным агентом", поместив на свой герб. Так синий стал сначала цветом династии, а потом и цветом королевской власти в целом.

    Поспособствовал изменению позиций синего и Ньютон, разложивший луч на спектр и этим полностью поменявший взгляды на цвета и их положение, что неизменно сказалось на символике. Синий становится основным цветом, вытесняя популярный ранее зеленый. В дальнейшем синий покорит и иные вершины: ему суждено стать одним из важнейших политических цветов. Его не отвергают протестантские художники, к нему более-менее лояльно относятся хромофобы, его начинают считать символом мира. В какие-то периоды, к примеру в эпоху Барокко, синий сдает свои позиции, но ненадолго. Фраки темно-синего цвета вводит в моду Гете, написав "Страдания юного Вертера". В эпоху Романтизма в одежде появляются различные оттенки синего, а главное - его светлые тона, среди которых особой популярностью пользуется голубой. Синий цвет начинают использовать в патриотической, военной и политической тематике, из тканей темных оттенков синего шьют униформу и военную форму. И, наконец, в двадцатом столетии появляются джинсы, покорившие весь мир.

    Пастуро написал очень познавательный экскурс в историю, охватив множество сторон: социум, символика, геральдика, изобразительное искусство, религия, ремесла, наука... Он коснулся многих переломных моментов в истории. Мне было крайне интересно.

    Читать полностью
  • varlashechka
    varlashechka
    Оценка:
    14

    Когда я кому-нибудь говорила, что читаю книгу «Синий. История цвета» и пыталась рассказать, что синий, оказывается, не всегда был столь распространен и любим, то следом звучал вопрос: «Зачем ты это читаешь?».

    Иногда меня саму удивляет мой выбор книг, почти всегда он носит хаотичный, спонтанный характер, особенно если дело касается нон-фикшн. Думаю, всё дело в любознательности. Мне просто интересно узнать что-то новое, интересное. И почему-то я была уверена, что книга на такую узкую и необычную тему удовлетворит эту мою потребность. Да и к тому же синий я люблю, в какой-то момент осознала, что у меня, наверно, половина одежды разных оттенков этого цвета.

    «История цветов не дублирует историю искусства, это нечто иное, нечто гораздо более масштабное.
    История цвета – это всегда история общества. В самом деле, для историка, так же как, впрочем, для социолога и антрополога, цвет – явление прежде всего социальное. Именно общество «производит» цвет, дает ему определение и наделяет смыслом, вырабатывает для него коды и ценности, регламентирует его применение.
    Для историка, желающего уяснить себе место, роль и историю цвета в конкретном социуме, ткани и одежда – самая перспективная и многосторонняя область исследования, значительно более перспективная и многосторонняя, чем лексика, искусство или живопись».

    Вот вы, например, знали, что…

    ...Синий цвет в давние времена играл второстепенную роль. Настолько второстепенную, что в древних языках трудно было найти определение для этого цвета. Это даже заставило некоторых ученых усомниться в том, что древние видели синий цвет или, во всяком случае, видели его таким, каким его видим мы.

    ...Античные авторы дружно игнорировали один из цветов радуги. Угадайте, какой? Синий, конечно! Аристотель (384–322 годы до н. э.) и большинство его учеников различали в радуге красный, желтый или зеленый и фиолетовый цвета. Сенека (4 год до н. э. – 64 год) – пурпурный, фиолетовый, зеленый, оранжевый и красный. Аммиан Марцеллин (ок. 330–400 годов) – пурпурный, фиолетовый, зеленый, оранжевый, желтый и красный.

    ...В XIII веке в Европе начинается бурная мода на синий цвет. Благодаря этому красильщики, специализирующиеся на синем цвете, постепенно захватывают лидерство в профессии, которое прежде принадлежало мастерам окрашивания в красный цвет. Последние пытаются бороться. Например, в Тюрингии торговцы мареной (растение, из которого делают красную краску) просят витражных мастеров изобразить чертей в синих одеждах, чтобы дискредитировать цвет.

    ...В Англии и Америке есть выражение the blue hour — это время, когда заканчивается рабочий день, и работники, вместо того, чтобы пойти домой, проводят часок в баре за порцией спиртного. А вообще ассоциативная связь между алкоголем и синим цветом возникла еще в Средние века.

    ...До XV века ни в одном руководстве по приготовлению красок не указывается, что для получения зеленого цвета можно смешать синий с желтым. Для получения зеленого цвета использовали другие способы.

    В общем в выборе книги не прогадала. Это был интересный рассказ об истории цвета. Не без недостатков, правда. Во-первых, в книге очень не хватает иллюстраций. Во-вторых, местами хочется гораздо больше подробностей и объяснений, а не просто констатацию факта. И, наконец, в книге очень много повторов и это при том, что в ней всего 150 страничек. Из раза в раз автор пишет об одном и том же и даже не другими словами.

    В финале же Мишель Пастуро подводит к выводу о том, почему синий в XX веке стал любимым цветом на Западе.

    «Эта любовь к синему не имеет убедительного житейского объяснения; ее причины скорее интеллектуального и символического свойства и уходят своими корнями в далекое прошлое.
    Создается впечатление, что синий любят именно за его «размытое» символическое значение, менее отчетливое, чем у других цветов. Он не будоражит, он спокойный, миролюбивый, ненавязчивый, почти нейтральный. Он вызывает мечтательное настроение, но в этой меланхолической мечтательности есть нечто успокаивающее.
    Синий не оскорбляет ничьих чувств, не преступает никаких запретов, он способствует согласию и объединению. Недаром все крупные международные организации выбрали себе эмблемы голубого или синего цвета: так поступила когда-то Лига Наций, а в наши дни – ООН, ЮНЕСКО, Европейский союз. Синий стал интернациональным цветом, самым мирным, самым нейтральным из цветов».

    А что будет дальше — совсем другая история. В конце концов и синий когда-то не вызывал у людей ничего кроме полного равнодушия или даже неприятия.

    Читать полностью
  • Svetodara
    Svetodara
    Оценка:
    8

    Когда Лабиринт привез два худеньких томика с такими серьезными, объемными заголовками, в которых толщина обложки была сопоставима с объемом страниц, я мягко говоря удивилась. Еще больше я удивилась, когда обнаружила, что из этих 130 страниц основной текст занимает всего 100 (остальное - список литературы, сноски и реклама других книг издательства), и это при том, что некоторые куски текста чуть ли не полностью повторяются в разных главах... и, более того, в обоих книгах, о чем сам автор пишет во введении. Вот, честно, в таком случае я не вижу смысла делать из этого две книги. Когда их писал Пастуро и они выходили с большим временным промежутком - это понятно, но сейчас - зачем? Из этих двух - по объему фактически статей - вполне могла бы получиться одна книга среднего объема, и это бы воспринималось совсем по-другому.

    Содержание на фоне такого фундаментального заглавия не очень радует. Все это интересно, но все-таки "галопом по Европам". Для человека, совсем далекого от истории вообще и от истории искусства в частности этого, наверное, будет достаточно, а вот тому, кто более-менее знаком с материалом, скорее всего, будет мало:

    Почему общества эпохи Античности и раннего Средневековья относились к синему цвету с полным равнодушием? Почему начиная с XII века он постепенно набирает популярность во всех областях жизни, а синие тона в одежде и в бытовой культуре становятся желанными и престижными, значительно превосходя зеленые и красные? Исследование французского историка посвящено осмыслению истории отношений европейцев с синим цветом, таящей в себе немало загадок и неожиданностей. Из этой книги читатель узнает, какие социальные, моральные, художественные и религиозные ценности были связаны с ним в разное время, а также каковы его перспективы в будущем (с).

    Заголовок впечатляет, описание интригует, но внятного и полного ответа на все эти "почему" в книге нет. В заключении автор сам пишет о том, что сознательно

    оставил без внимания сочинения антиисторические, поверхностные, основанные на психологизме или эзотерике

    . Обойтись без антиисторических и эзотерических теорий - само собой разумеется, но обойтись без психологии и антропологии в исследовании такого понятия, как цвет, на мой взгляд нельзя.

    Очень сжато приводятся факты, что у греков или римлян для описания моря и неба используются какие угодно цвета, кроме синего, что в радуге они насчитывали от 4 до 6 цветов, а синий в описании никогда не упоминается и даже наименования синего цвета в языке нет... Параллельно с этим вокруг жили германцы, которые активно использовали синюю вайду, жили восточные народы с бирюзой и лазуритом, с индиго и кобальтом, но античность и Рим синий цвет игнорировала даже в научных описаниях... Интересно? Да. А почему так было? Да бог его знает, почему!
    Главы, посвященные средневековью, немного более подробны и пространны, однако и здесь вместо заявленного исследования "отношений европейцев с синим цветом" читателю кратко предоставляются факты - вот в 12 веке появляются синие витражи, вот в какой-то момент они стали активно разводить вайду и импортировать индиго. Сами по себе эти факты любопытны, но они являются следствием, а не причиной. Почему это "вдруг" и "в какой-то момент" произошло? Что поменялось в сознании, если раньше синий цвет для них был пустым местом в радуге?
    И вот этой чередой фактов от Древней Греции и средневековья, через французскую революцию и ее кокарды, автор добирается до современных джинсов, которые "как нельзя больше соответствуют идеалам пуританства"... и все это за 100 страниц.

    Изучение цвета - очень интересное, большое и важное исследование, которое вряд ли можно уместить в сотне страниц "от Адама до Саддама" да еще и с самоповторами, и которое, как мне кажется, очень сложно рассматривать в контексте одной Европы, в отрыве от соседних культур (по крайней мере для древнего мира точно), в отрыве от смежных дисциплин - антропологии, мифологии и т.п..
    На мой взгляд это любопытный обзор и постановка ряда научных "проблем", статья для научного сборника, подборка книг и статей по темам (список в конце), но не самостоятельная книга с таким вообще-то очень громким заглавием.

    Читать полностью
  • Varnavi
    Varnavi
    Оценка:
    5

    Думаю, название книги точно отражает суть. Труд М. Пастуро - это не истории, связанные с цветом, это история цвета, хронология перипетий его (синего цвета) жизни в Европе.

    Итак, путь главного героя был тернист. Собственно, этот вывод можно сделать уже по названиям глав:
    -редкий цвет;
    -новый цвет;
    -высокоморальный цвет;
    -любимый цвет.

    Упоминаний синего цвета в античности было так мало, что у исследователей закрались сомнения , а видели ли его древние греки и римляне. Автор объясняет это равнодушием или даже враждебностью к синему.
    И вот из пасынка цивилизации в течение нескольких столетий он превращается в её любимца.

    В последней главе автор-француз смотрит на синий цвет с ракурса "синий цвет и французская история". Как ни странно, при этом удаётся пополнить знания и в отечественной истории, поскольку рассказывается о происхождении красного флага, закреплении за ним символа угнетенного народа.

    Интересно было почитать, как правильно называть культовую вещь гардероба, "джинсы" или "деним", откуда эти названия; каким цветом раньше рисовали воду (вовсе не синим и не голубым).

    Думаю, если вам интересна литература подобного рода, вы не разочаруетесь в книге.
    Подкупает, что это - серьезное исследование, написанное без зауми. В конце приводится внушительный список литературы и примечаний, как и положено научной книге.

    Читать полностью
  • rvanaya_tucha
    rvanaya_tucha
    Оценка:
    4
    К общей картине, основанной на изучении гербов всех регионов Западной Европы, следует добавить некоторые географические нюансы. Например, «лазурь» в Восточной Франции встречается чаще, чем в Западной, в Нидерландах чаще, чем в Германии, в Северной Италии чаще, чем с Южной. Кроме того, следует подчеркнуть, что вплоть до XVI века в тех странах Европы, где много «лазури» (всех оттенков синего), обнаруживается мало «черни» (черного и темно-серого) – и наоборот. В установлениях геральдики (как и в некоторых других установлениях) синий и черный порой выступают в одной и той же роли.

    Вполне обыкновенный для этой книги пассаж: так сто двадцать страниц, а потом, наконец, немножко про современность. Даже не могу сейчас поверить, что с радостью поставила книгу на полку, и собираюсь прочесть «Историю чёрного», и уже пару раз цитировала Пастуро в непрофильных разговорах: смотрю на эту цитату и наполняюсь детской скукой. Так складывается привычка к автоматизму: считаешь, что по тройке фрагментов можешь определить, для тебя ли книга, тратить ли время — и, например, обнаружив при беглом осмотре, что прочитал тридцать строчек и ничего не понял, уже чувствуешь зевок во рту, скажешь «ну как-нибудь потом, в отпуске, тут надо сосредоточиться». В итоге мы привыкаем к текстам, которые описывают уже известный мир, формулируют то, что ты уже знал или чувствовал, бесконечно обгладывают очевидное, подстраивая под тебя историю – сознание скользит вперёд, и моменты узнавания себя ужасно приятны.

    Прочитав изложенную Пастуро историю происхождения человека синего (последний раздел книги, посвященный XX-XXI вв, назван «Любимый цвет», да и выйдите на проспект, все же в синем), я так и не научусь различать Западную и Восточную Франции средних веков, не усвою геральдической символики и даже вряд ли правильно воспроизведу цепочку фактов «как появились джинсы». Но теперь чаще, проплывая по залам художественного музея, я буду вспоминать, что картина, написанная, скажем, Левитаном и картина, которую вижу я, имеют мало общего (не только потому, что краски со временем меняют цвет, но и потому, что в девятнадцатом веке никто не писал и не наблюдал картины при таком освещении).

    Так вот: нужно привыкать к книгам, по прочтении которых будешь становится чуточку не то чтобы умнее — для этого всё-таки нужно задаться целью или обладать искусством запоминать хотя бы процентов шестьдесят прочитанного — но любопытнее.
    Пастуро заражает своим энтузиазмом в деле описания всего: «фундаментального текста на эту тему пока не написано», «исследование такого рода нам еще предстоит прочитать», «этот вопрос, надеюсь, в ближайшее время будет освещен». Прячет в сноски перечни монографий и мономонографий (например, о способе окрашивая сукна в красный цвет в эпоху Римской Империи) и тут же даёт понять, что еще целая галактика или две требуют для себя команды первоклассных гуманитариев.

    Этот энтузиазм поражает нейроны как болезнь и подстёгивает уже, казалось, вымерший инстинкт вечного студента: ой, а вот это еще можно изучить тщательно и нетривиально; ой, а найду новый список того манускрипта и буду звездой; а можно дарить миру красивые репринтов... (что-то подобное бывало на занятиях по литературе, когда за час на твоих глазах невероятно скучный Гоголь становился невероятно таинственным). Вряд ли кого-то это действительно подвигнет на академические труды, но тут, собственно, необязателен результат, если так волнует процесс; если вместе с перспективами свежей докторской становится интересней вообще всё.

    И думает Пастуро: можно, кстати, заодно захватить подробно историю французского флага и еще по ходу дела рассказать, что такое кокарда и с чем её носят, — раз мы уже начали об интересном! И тебе ничего не остается, как подчиниться и получать удовольствие и удивляться новому.

    Кроме того, хороши всё-таки книги, которые описывают привычную историю людей с непривычных ракурсов (а о каком прошлом бы мы ни говорили, мы всегда говорим об истории людей). Показать, прямо или опосредованно, как менялся человек, рассказывая, как менялись предметы, его окружавшие – значит зайти за спины статуй.

    _________________________________________________________________
    Рецензия опубликована в журнале «Звезда»

    Читать полностью

Другие книги подборки «В курсе научных открытий»