Книга или автор
4,5
622 читателя оценили
267 печ. страниц
2018 год
16+

Глава 1. За три недели до новой жизни

У всех есть мечта, которая окрыляет, вдохновляет, заставляет стремиться к жизни, но, к сожалению, моим мечтам не суждено сбыться. А ведь быть счастливой не такая уж и затейливая мечта…

– Ну, Амира! Давай! Быстрей!

Я мчалась на лошади по полю вдоль леса, испытывая уже привычный восторг от галопа. Чувство полета и свободы будило адреналин в крови, и это было одной из немногих радостей в моей жизни. Но сегодня Амира, моя кобыла арисванской породы, была не в лучшем настроении, и я чувствовала ее напряженное состояние.

Натянув поводья и сбавив ход, остановилась на красивой опушке, ловко спрыгивая со своей девочки.

– Что с тобой, красавица моя? – Поглаживая по красивой белой голове, заглянула в глаза. – Ну хочешь, приедем, я тебе сладостей дам? А хочешь, поехали к озеру, искупаемся?

Я улыбалась и пыталась растормошить свою спутницу, но она только смотрела на меня и пофыркивала в ответ на предложения. Ну вот, уже и с кобылой договориться не могу. Что за жизнь?

Как бы странно это ни звучало, но животные – единственные существа, кому я могу бесстрашно и открыто посмотреть в глаза. Животные не умеют говорить, и это их главный плюс. Но все-таки влияние на них я имею: стоит дотронуться до морды и посмотреть в глаза, как тут же они выполняют мои мысленные приказы. Правда, я предпочитаю думать, что они очень умные и добрые и всего-навсего умеют читать мысли. Именно поэтому с животными я провожу намного больше времени, чем с родным народом.

Все эльфы Элийсвийских лесов знают о моем даре, но предпочитают называть его проклятием. Конечно, кому понравится ни с того ни с сего начать выкладывать все свои самые страшные тайны?! Ведь стоит только посмотреть им в глаза, как с их уст слетает неприглядная правда. И я их даже понимаю, но легче мне от этого не становится. Не очень приятно, когда все тебя боятся, и даже поговорить не с кем. Но это было бы еще полбеды. Мой дар оказался еще хуже: если я буду смотреть в глаза и при этом дотронусь до человека, тогда он расскажет именно то, что спрошу. И поэтому я иногда нужна была отцу. Вернее сказать, он заставлял меня выпытывать правду, потому что сама я этого не хотела. Использовали. Именно так я это воспринимала.

Полежав на цветочной полянке и подумав о своей нелегкой доле, мы с Амирой отправились обратно. Кататься дальше у нас обеих, видимо, сегодня настроения нет.

В конюшне, спрыгнув с лошади, подвела ее к конюху и, не задумываясь, передала ему поводья, нечаянно дотронувшись до его руки. Он шарахнулся от меня, как от прокаженной. Да сколько ж можно?!

– Ирин, я в перчатках! – Показав ему поднятые руки и закатив глаза, пошла к дому, пытаясь обуздать свою злость и ненависть на глупых эльфов.

Кажется, это никогда не прекратится!

Наш дом был огромным, и, наверное, его логичнее было бы назвать замком. Он стоял среди великолепных многовековых деревьев, и ветви с листьями покрывали всю крышу дома, словно обнимая. Два этажа, с высокими потолками, красивыми балконами, два крыла, и даже зал для торжеств имеется. Жаль, приемов в нем практически не бывает. И тут снова виновата я. Положение в обществе обязывает отца устраивать приемы, а мешает «проклятая» дочь, которую общество не позволяет скрывать, да еще и мачеха обожает быть в центре внимания, в общем, папеньке не позавидуешь.

Когда мне было три года, умерла моя мама, сгорела буквально за несколько недель. Ни один лекарь и маг не смог ее вылечить, хотя эльфы практически не болеют. Что с ней случилось, так и осталось загадкой. Последние годы меня преследовала мысль, что в этой истории не все чисто. Хотела бы я знать правду, да только кто бы со мной поделился?

Именно тогда и открылся мой дар. Отец уверен, что это мать перед смертью влила в меня неизвестный поток магии, и скорее всего, запрещенный, так как ни в одной книге подобное не описано. Я одна в своем роде. Отец в поисках ответа решил проехать по миру и по другим лесам в надежде найти способ блокировать мои способности, но вернулся ни с чем. Вернее сказать, вернулся как раз таки с чем-то очень для меня неприятным.

Находясь на землях Высоких эльфов, он влюбился. И привез Луиниль к нам, с нехилым приложением в виде ее сыновей в количестве двух штук. Старшему было восемь, а младшему шесть. Так у меня и начался мой персональный ад. Отец отдалялся от меня с каждым годом, братья постоянно издевались, а Луиниль унижала как могла.

Я тряхнула головой, избавляясь от печальных мыслей, и забежала к себе в комнату.

– Иления, рада тебя видеть!

Склонилась перед своей любимой эльфийкой в шутливом поклоне.

– Мне доставляет удовольствие видеть тебя в хорошем настроении, милая, – так же склонившись и лукаво мне улыбнувшись, проговорила няня.

– Его подняла именно ты, и только что. Утро было весьма мрачным.

Прыгнув на свою мягкую кровать, раскинула руки и уставилась в потолок.

– Встретила кого-то из братьев?

– Нет, Ирин в конюшне шарахнулся от меня, да и Амира сегодня была не в духе, так что прогулка не удалась.

– Мне жаль, деточка.

– Как ты думаешь, это когда-нибудь закончится? Что меня ждет в будущем? Мне почти двадцать лет, я практически все время сижу в этой комнате, сколько это будет продолжаться?

Старая эльфийка присела на край кровати и начала гладить по рукам.

– Все у тебя будет хорошо, Аннель, не может у такой светлой души быть все плохо. И я искренне в это верю. – В глаза мне она не посмотрела, пряча взгляд, но я ее абсолютно понимала. Никто не может знать ответ на этот вопрос. Даже я.

Иления находилась со мной с рождения, а когда мамы не стало, она и вовсе ее заменила, и ближе нее у меня нет никого. И что главное: она очень добрая и светлая, и никаких секретов никогда не держала, поэтому она без страха может смотреть мне в глаза. Единственная.

Только она всегда меня утешала, поддерживала и помогала. А еще втайне от всех обучала родовой магии. Няня была обделена ею с рождения, только зачатки для бытовой магии и присутствовали. Но знания были переданы ее матерью, которая учила еще моего отца. Из-за недостатка магии Илению оставили в доме работать на хозяйстве, а после няней для меня, так как своих детей у нее не было. К тому же она была полукровкой, ее отец человек. К несчастью, ей достались именно его гены, поэтому стареет няня как обычные люди.

Всю теорию я теперь знала на отлично, но, к сожалению, практики было совсем мало. Мой магический резерв открывали только для обязательных занятий с приглашенными магами, и по их окончании магию снова запечатывали. А в остальное время я довольствовалась обычными навыками бытового волшебства. Не очень-то весело от этого.

Так как мое присутствие в домашней библиотеке раздражало некоторых лиц, мне разрешили иметь свою. В моей комнате теперь много книг, одну из стен занимает стеллаж, полностью заставленный разнообразной литературой. Иления втайне таскала мне учебники, чем я не преминула воспользоваться, так что необразованной не осталась.

– Аннель, совсем забыла сказать, сегодня ты должна присутствовать на ужине. Приедут гости.

– Кто? – удивленно спросила.

Гости-то у нас бывают часто, но за стол меня практически никогда не приглашают.

– Распоряжение дал твой отец и ничего больше не сказал. Так что нужно приготовиться.

– Может, ты перепутала? Я просто выйду поздороваться, как обычно, и все.

– Нет, он говорил именно про ужин. Был очень хмур, но поговаривают, сейчас не очень спокойно, и у него есть причины для такого поведения. Но связано ли это с ужином, я не имею понятия.

– О чем ты говоришь? Посмотри на меня, пожалуйста, – Иления посмотрела мне в глаза и выдала как на духу:

– Ты же помнишь, что с запада наши земли граничат с горами, там начинаются владения дроу. Ходят слухи, что они чего-то от нас хотят и готовы напасть, вернее, уже были вылазки в ближайшие к горам поселения. Знаю, что они рыщут по всему миру в поиске какого-то ответа на пророчество, но сомневаюсь, что здесь они по этой причине. Я ведь отмахивалась от этих разговоров, поэтому больше рассказать не могу, – ее взгляд стал виноватым.

Няня специально старается слушать как можно меньше сплетней, потому что это означает, что я их тоже буду знать. А зачастую это касается всякой нечисти, или еще лучше – личной жизни всех обитателей замка, а мне это совершенно не нужно. Слушать, кто с кем провел прошлую ночь, было не очень приятно. Это ладно сейчас, я взрослая, все понимаю, но лет в двенадцать знать о таких подробностях было крайне стыдно.

– Дроу, говоришь… Они уже несколько столетий не вылезали из своих нор, что им могло понадобиться у нас?! – размышляя вслух, я начала вспоминать все, что знала о них. А знаний было мало.

Живут в глубине гор, в Подземье, и если выходят, то только воевать. Этот народ отличается излишней жестокостью, вероломством, высокомерием, так что дружелюбными их не назовешь. Поклоняются паучьей богине Ллор. Знала, что они отлично видят в темноте, не любят солнечный свет, и их магия на поверхности намного слабей, чем под землей. И насколько помнила, они отлично владеют иллюзией, и все свои бои выигрывали лишь хитростью. Внешне похожи на нашу расу эльфов, скорее всего, из-за ушей, но больше ничего общего у нас не было. Бр-р-р, не хотела бы я оказаться рядом с представителями этой расы.

Но не они же в гости пожаловали, в конце-то концов! Меня это вообще не должно волновать.

– Как думаешь, что мне надеть? – встав перед своим гардеробом, обратилась к няне.

– Возьми голубое, оно довольно скромное, но вполне подойдет к ужину с кем бы то ни было.

Я без раздумий вытащила насыщенно-голубое платье, полностью доверяясь вкусу няни. Ткань из плотного шелка, с высоким воротником под самое горло, длинное в пол – оно на мне смотрелось очень элегантно.

Взглянула на себя в зеркало. Большие, но тусклые янтарно-карие глаза, высокие скулы, тонкие губы и аккуратный носик. Иления говорит, что я очень красива, но я никогда так не считала. Разве внешность имеет значение? Да и волосы… По плечам спускалось мое желтое нечто – из всей внешности я считала волосы самым большим минусом. Невзрачные на вид, не яркие, а будто измазанные грязью. Лесные эльфы отличаются светлыми волосами, от пепельного до платинового, иногда с отливом голубого или фиолетового. Кроме меня. Я единственная, у которой с рождения цвет был желтый. Иления рассказывала, что когда я была маленькой, волосы были цвета золотого меда, да и в момент моего общения с животными они приобретали насыщенность, яркость, блеск. Пришла к выводу, что это зависит от моего душевного состояния. А с ним у меня явные проблемы. Вот и сейчас волосы лежали мертвой паклей, и я со зла собрала их в высокий пучок и только украсила небольшим гребнем. Завершили образ длинные белые перчатки: без них мне запрещено выходить из комнаты.

Спустившись в большую столовую, я, опустив голову, прошла к своему месту. Спустя несколько секунд тишины рискнула посмотреть на окружение и обомлела.

– Д-до-оброго дня всем, – пролепетала, упершись взглядом в двух темных дроу, сидящих напротив.

– Аннель! – Возмущенный шепот мачехи, призывающий опустить глаза, не сразу на меня подействовал, но здравый смысл включился, и я, уткнувшись в еду, начала трапезу.

Я так себе их и представляла! С темными волосами, землисто-серой кожей, и яркими, слишком насыщенными глазами. И острые кончики ушей точно такие же, как у нас!

В их глазах была хищность, выражение лиц недовольное, спины прямые. Между собой дроу были словно братья-близнецы. Отличались они на первый взгляд только глазами, у одного они синие, у второго – фиолетовые.

– Вингар, говорят, вы прячете свою дочь. Как можно такой бриллиант скрывать от общества? – обратился к отцу один из них, по-видимому, синеглазый, с явной насмешкой в голосе.

– Она сама не имеет желания выходить в свет. Давайте оставим мою дочь в покое. – Я чувствовала, что отец нервничал, а на него это непохоже.

Обед проходил в полной тишине, и я не понимала, для чего этот фарс. Видимо, при мне ничего обсуждать не будут, так зачем меня позвали?! Я чувствовала на себе чужой взгляд, он вызывал мурашки по всему телу, иголками впивался и заставлял нервничать. Не выдержав, посмотрела прямо в фиолетовые глаза, неотрывно следящие за мной. На долю секунды в них появилась краснота, заполняя все от века до века, но быстро цвет поменялся на прежний, а меня ни с того ни с сего начала бить дрожь. От страха?

– Нам не нужен ваш лес, – произнес он, округлив глаза, явно не понимая, что вынудило его признаться в этом. А в том, что это правда, сомнений не было.

Второй дроу, открыв рот, с возмущением посмотрел на брата, а мой отец еле слышно выдохнул. Для этого меня позвали, чтобы они рассказали правду? Во мне начала подниматься злость. Я не выносила, когда мной пользовались, тем более так, втемную.

Тишину прервал смех говорившего, он искренне заливался, но не спешил открыть нам тайну своего беспричинного смеха. Все с недоумением смотрели на него.

– Значит, правду народ говорит… А это интересно, – проговорил, уже успокоившись. Его голос был с хрипотцой и заставлял внутренне напрячься. Совсем не понимала такой реакции на него. И что значит правду? О моем даре они не должны знать…

Я всем своим существом чувствовала, как он сверлит меня глазами. Неужели не боится, что расскажет еще что-нибудь лишнее?

Обстановка накалялась, все предпочитали молчать, и я больше не могла тут находиться. Несмотря на то, что позволения удалиться мне никто не давал, я, извинившись, убралась подальше от этого цирка.

С гулко стучащим сердцем забежала в свою комнату и, облокотившись спиной о дверь, попыталась выровнять дыхание. Что это сейчас было? Для чего все это? И главное, что даже спросить ни у кого не могу! Что им нужно было у нас в доме? Все настолько серьезно или они пришли договариваться о мире? Надо бы поймать Вэона или Тирона, братцы должны быть в курсе ситуации, и наверняка мне расскажут. Правда, это может для меня закончиться плачевно, уж придумывать мне наказание они мастера.

Переодевшись в сорочку, я залезла под одеяло и забылась тяжелым сном, в котором темные дроу окружали меня и совсем не боялись.

Дни шли своим чередом, странные гости в нашем доме больше не появлялись, меня никто больше не трогал, братьев не видела совсем, а от Илении никаких новостей не было. Я развила буйную активность в саду и с головой окунулась в жизнь цветов и зеленых кустарников. Спустя неделю я уже почти забыла тот ужин, и мысли о дроу и цели их прибытия меня посещали не так часто.

Возвращаясь с прогулки по саду, я направлялась в свою комнату, где меня ждали вкусный ужин и Иления. По дороге наткнулась на Вэона, который, судя по загоревшимся глазам и довольной улыбке, ожидал именно меня. Опустив голову, попыталась прошмыгнуть мимо, но маневр не удался.

– Давно не болтали, сестренка. – Я кожей ощущала его мерзкую улыбку.

– Нам не о чем с тобой разговаривать. – Он ухватил меня за локоть, не больно, но это прикосновение доставляло мне дискомфорт. – Отпусти.

– Ну как это не о чем? – Ухмыльнувшись, Вэон развернул меня к себе. – Как тебе наши новые друзья, например?

– Ты о ком?

– О дроу, конечно, так как они тебе? – Слова брата меня удивили, и я подняла на него глаза.

– Ты такая красивая. Не хочу отпускать… – Неожиданная реплика из его уст взбесила Вэона, но отведя взгляд и вздохнув, он вернул лицу невозмутимость.

Я всегда знала, что нравлюсь ему, и его признание для меня не стало открытием. Сколько раз уже было подобное? И не вспомню.

– Тебе нужно научиться держать свое проклятие под контролем, – с раздражением произнес Вэон.

– Будто ты не знаешь, что я этого не могу!

– Я думаю, ты плохо этого хочешь! Попробуй, и жизнь сразу наладится.

– Не пошел бы ты! – Он хотел меня задеть и у него это получилось.

– Пойду, но скоро вернусь. – Веселье в его голосе меня немного пугало.

Вэон был старше меня на два года и задирал всегда и в любой ситуации, но, по большому счету, вреда не наносил в отличие от его брата. Тирон отличался большей жестокостью, его шутки, как он это называл, всегда выливались для меня в синяки и порезы, а наказание после его жалоб мамочке были суровее. Но Тирон отстал от меня еще лет семь назад, а вот Вэон продолжал испытывать мои нервы.

Под воздействием моего дара в семнадцать лет он впервые признался в том, что неравнодушен ко мне. Злобу после этого признания, Вэон вымещал долго. А с тех пор, как в девятнадцать брат сказал, что хочет меня, его любимой забавой стало ставить меня в неудобное положение. Хлопнуть по мягкому месту в присутствии кучи народа или отпустить пошлую шутку. Главное, что за плохое поведение попадало всегда именно мне. Я давно привыкла к поведению Вэона и теперь воспринимала его как нечто само собой разумеющееся. Тут просто понимала, что он не решится ни на что серьезное, а если и так, то за себя постоять, думаю, смогу.

В комнату я заходила уже без энтузиазма, но увидев Илению, вспомнила о куче вопросов в моей голове.

– Ты слышала что-нибудь о дроу?

– Да ничего особенного, вроде бы твой отец с ними о чем-то договорился, и они отстали от нас.

– Хотелось бы… – Не знаю почему, но что-то мне не давало покоя. Не хочу вновь с ними видеться, но чутье мне подсказывало, что этого не избежать.

Быстро покончив с ужином, я забралась в постель и начала по обыкновению мечтать. А что мне еще оставалось делать?

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг