Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Княжна Мери

Слушать
Читайте в приложениях:
2463 уже добавили
Оценка читателей
4.29
  • По популярности
  • По новизне
  • Женщины любят только тех, которых не знают.
    5 В мои цитаты Удалить из цитат
  • О самолюбие! ты рычаг, которым Архимед хотел приподнять земной шар!..
    4 В мои цитаты Удалить из цитат
  • мы ко всему довольно равнодушны, кроме самих себя.
    3 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Любовь, как огонь, – без пищи гаснет.
    3 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Натура – дура, судьба – индейка, а жизнь – копейка!
    3 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Нет в мире человека, над которым прошедшее приобретало бы такую власть, как надо мною: всякое напоминание о минувшей печали или радости болезненно ударяет в мою душу и извлекает из нее все те же звуки… Я глупо создан: ничего не забываю, – ничего!
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Русские барышни большею частью питаются только платонической любовью, не примешивая к ней мысли
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается;
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • «Может быть, – подумал я, – ты оттого-то именно меня и любила: радости забываются, а печали никогда…»
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вот люди! все они таковы: знают заранее все дурные стороны поступка, помогают, советуют, даже одобряют его, видя невозможность другого средства, – а потом умывают руки и отворачиваются с негодованием от того, кто имел смелость взять на себя всю тягость ответственности. Все они таковы, даже самые добрые, самые умные!..
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Что же это такое? Неужто я влюблен? Я так глупо создан, что этого можно от меня ожидать.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вчера я приехал в Пятигорск, нанял квартиру на краю города, на самом высоком месте, у подошвы Машука: во время грозы облака будут спускаться до моей кровли. Нынче в пять часов утра, когда я открыл окно, моя комната наполнилась запахом цветов, растущих в скромном палисаднике. Ветки цветущих черешен смотрят мне в окна, и ветер иногда усыпает мой письменный стол их белыми лепестками. Вид с трех сторон у меня чудесный. На запад пятиглавый Бешту синеет, как «последняя туча рассеянной бури»; на север поднимается Машук, как мохнатая персидская шапка, и закрывает всю эту часть небосклона; на восток смотреть веселее: внизу передо мною пестреет чистенький, новенький городок, шумят целебные ключи, шумит разноязычная толпа, – а там, дальше, амфитеатром громоздятся горы все синее и туманнее, а на краю горизонта тянется серебряная цепь снеговых вершин, начинаясь Казбеком и оканчиваясь двуглавым Эльборусом… Весело жить в такой земле! Какое-то отрадное чувство разлито во всех моих жилах. Воздух чист и свеж, как поцелуй ребенка; солнце ярко, небо сине – чего бы, кажется, больше? – зачем тут страсти, желания, сожаления?.. Однако пора. Пойду к Елизаветинскому источнику: там, говорят, утром собирается все водяное обшество.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • У меня врожденная страсть противоречить;
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • А смешно подумать, что на вид я еще мальчик: лицо хотя бледно, но еще свежо; члены гибки и стройны; густые кудри вьются, глаза горят, кровь кипит…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В их душе часто много добрых свойств, но ни на грош поэзии. Грушницкого страсть была декламировать: он закидывал вас словами, как скоро разговор выходил из круга обыкновенных понятий; спорить с ним я никогда не мог. Он не отвечает на ваши возражения, он вас не слушает. Только что вы остановитесь, он начинает длинную тираду, по-видимому
    В мои цитаты Удалить из цитат