Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Занимательная Греция. Капитолийская волчица (сборник)

Читайте в приложениях:
61 уже добавил
Оценка читателей
4.57
  • По популярности
  • По новизне
  • Потому что «познай самого себя» – это тоже один из заветов древнегреческой цивилизации
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Из столетия в столетие в учебниках математики переписывались почти те же определения, какие были когда-то даны Евклидом; а поэты и художники упоминали и изображали Зевса и Аполлона, Геракла и Ахилла, Гомера и Анакреонта, Перикла и Александра Македонского, твердо зная, что читатель и зритель сразу узнает эти образы.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • мысль о вещи может больше о ней сказать, чем взгляд на эту вещь;
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • . Чтобы расправиться с Фемистоклом, было прекрасное средство: остракизм, суд черепков. Раз в год афинские власти обращались к собранию: не кажется ли народу, что кто-то стал слишком влиятелен и может сделаться тираном? Если народ говорил «да», то устраивали голосование: каждый писал на глиняном черепке (по-гречески «черепок» – «остракон») имя того, кто казался ему опасен для свободы. Получивший больше всего голосов уходил в изгнание на десять лет. Он не считался преступником, такое изгнание было даже почетным: изгнан – значит, влиятелен. Но жить он должен был на чужбине. Таким остракизмом враги изгнали из Афин Фемистокла. Археологи нашли на афинской площади целую груду черепков с его именем – они были заготовлены заранее, как бюллетени для голосования.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • сорок две версты с лишним от Марафона до Афин, всю «марафонскую дистанцию»,
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • по-латыни «строительный лес» будет «материес». А отсюда пошло то слово, которым и до наших дней философы обозначают все вместе взятое, что существует на свете, – слово «материя».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Мне девушки сказали:
    «Анакреон, стареешь!
    Вот зеркало, взгляни-ка:
    Твои опали кудри,
    И темя облысело».
    А я, растут ли кудри,
    Или давно их нету, —
    Не знаю, только знаю,
    Что старику не стыдно
    Тем веселей резвиться,
    Чем ближе смертный жребий.
     
     
    Хочу запеть о Трое,
    Хочу о древнем Кадме,
    А лира моя, лира
    Звенит мне про Эрота.
    Я струны перестроил,
    Я лиру переладил,
    Я начал петь Геракла,
    А лира мне – Эрота.
    Прощайте же, герои:
    Как видно, петь могу я
    Эрота, лишь Эрота.
     
     
    Как пьет земля сырая,
    Так из земли – деревья,
    А море пьет из речек,
    А солнце пьет из моря,
    А месяц пьет из солнца.
    Друзья мои, за что же
    Вы пить мне не даете?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • говоришь ты нам?» – он будто бы показал афинянам на такой алтарь и сказал: «Вот об этом, которого вы, сами не зная, чтите».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Афиняне хотели дать Эпимениду талант денег, но он отказался и попросил только ветвь от их священной оливы – той, которую взрастила сама богиня Афина. С нею он и вернулся на Крит. А по разным концам Аттики еще долго стояли алтари с загадочной надписью: «Неведомому богу». И когда семь веков спустя (так рассказывают христиане) в Афины пришел с проповедью новой веры апостол Павел и его привели на Ареопаг и спросили: «О каком новом боге
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Впрочем, не все верили этим рассказам о Фалариде. Говорили, будто Перилл действительно сделал и поднес ему страшного быка, но Фаларид этому так ужаснулся, что приказал схватить Перилла и самого сжечь в его медном чудовище. (Судьба его стала примером пословицы: «Не рой другому яму, сам в нее попадешь».) А потом над медной статуей совершили очищение, как после убийства, и отправили ее в Дельфы, в дар Аполлону.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Зевс устроил праздник и для всех животных выставил угощение. Не пришла одна черепаха, сказавши: «В гостях хорошо, а дома лучше». Рассердился Зевс и заставил ее вечно таскать на спине свой собственный дом.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Впрочем, ведь и сами мудрецы, когда их спросили, что на свете труднее всего и что легче всего, ответили: «Труднее всего – познать самого себя, а легче всего – давать советы другим».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Не делай того, за что бранишь других.
    О мертвых говори или хорошо, или ничего.
    Чем ты сильнее, тем будь добрее.
    Пусть язык не опережает мысли.
    Не спеши решать, спеши выполнять решенное.
    У друзей все общее.
    Кто выходит из дома, спроси: зачем?
    Кто возвращается, спроси: с чем?
    Не чванься в счастье, не унижайся в несчастье.
    Суди о словах по делам, а не о делах по словам.
    Вы скажете, что это и так все знают? Да, но все ли так и поступают?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • На стенах дельфийского храма было написано семь коротких изречений – уроков жизненной мудрости. Они гласили: «Познай себя самого»; «Ничего сверх меры»; «Мера – важнее всего»; «Всему свое время»; «Главное в жизни – конец»; «В многолюдстве нет добра»; «Ручайся только за себя».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Кто захочет внести в закон хоть какое-нибудь изменение, постановили Залевк и Харонд, тот должен явиться в народное собрание с петлей на шее и сделать свое предложение. Если его отвергнут – он должен тут же на месте удавиться. Если при разбирательстве какого-нибудь дела одна сторона будет толковать закон так, а другая иначе, то оба спорящих должны явиться в суд с веревками на шее, и чье толкование будет отвергнуто, тот должен на месте удавиться.
    В мои цитаты Удалить из цитат
Другие книги серии «100 главных книг (Эксмо)»