Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценка:
    83

    "Дон Кихот" по сути одно из первых реалистичных произведений, выдержавших проверку временем. Перелистывая страницы, ты с особой ясностью ощущаешь те 400 лет, что разделяют тебя нынешнего и момент, когда Мигель де Сервантес увековечил своего героя. Сколь жалкими выглядят те 15 лет, что ты потерял, отложив в долгий ящик вторую часть произведения. Основополагающим моментом, как мне видится, у данного автора является длительная отсидка в тюрьме, как и у маркиза де Сада. Но налицо разнообразие- мы видим, насколько по-разному два этих автора провели время, хотя оба писали.

    Задумавшись по поводу более ранних произведений, увы, их очень немного. Даже если имело место быть форма, то ей никогда не соответствовало содержание. Стихотворные формы, поэмы, всюду фантастические божественные образы. Библия, Гомер, Данте, Чосер, Рабле, наконец, современник Сервантеса - Шекспир.
    Итак, перед нами настоящий роман - без сказочных персонажей и сказочных событий. По сути он первый в мировой литературе. Большой ребенок, олицетворение достатка в аристократических семьях, но и это ставится под сомнение, - Дон Кихот и его оруженосец, обычный дурачок из народа - Санчо Панса. Действительно, к чему автору были нужны волшебные придумки, ибо у него и так герои фантастические. Подобных персонажей время сохранило и в нынешние времена, ибо даже оно не властно над долбанутыми. Неуемная фантазия - основное, что ведет по жизни Дон Кихота, а благородство пророк ему. Дон Кихот (он же Сервантес) - единственный, кто смог сохраниться с тех пор в столь бескорыстной первозданности. Вряд ли мы бы узнали что-то о том же Сальвадоре Дали, случись ему родиться не в аристократической семье. Судьба и фантазия - что еще нужно великому сказочнику, даже если он вполне реален.

    Вторая часть "Дон Кихота" не является продолжением первой части. Это дифференциал от первой части. Автор показал прекрасную и, несомненно, оригинальную для того времени игру с уже существующим первым томом. Сущность Дон Кихота проявилась даже в том, как он долго и убедительно открещивался от поддельного Дон Кихота, который успел появиться в то время. Найти этот вариант не смог, да оно и ни к чему. Нельзя подделать настоящее, а время рассудило верно. Вот он, истинный Дон Кихот, принимайте его таким, каким его знает каждый ребенок.

    p.s. Насколько старо, как оказалось, выражение "пороть дичь".

    Читать полностью
  • gjanna
    gjanna
    Оценка:
    19

    1. "Дон Кихот" - пародия на рыцарские романы. Вы читали только первую часть? Тогда Ваше мнение совершенно понятно.
    2. "Дон Кихот" - рассказ о чокнутом любителе книг. На прочтение второй части у Вас не хватило терпения? Тогда в этом утверждении есть доля истины.
    3. "Дон Кихот" - занудная книга. Простите, Вы уверены, что пытались читать именно ее?

    И так далее, и тому подобное. Я слышала, что в некоторых школах и институтах проходят первую часть, а вторую отпускают на вольные хлеба и "не мучают" бедных детей чтением этой сложной книги. Но позвольте, ведь тогда они так и будут думать, что это всего лишь книга-пародия и не появится даже малейшая возможность посмотреть на роман, переживший века, под другим углом. Разве могла пародия пережить книги, над которыми она насмехалась? Разве ее актуальность не ушла бы из памяти поколений вместе с рыцарями и чудовищами, которых они побеждали?
    Итак, вторая часть. Дон Кихот уходит в свой второй поход не просто как читатель, застрявший в мире своих любимых книг, нет! Теперь он сам - герой книги. Автор незримо следует за рыцарем и его оруженосцем, но не он пишет их приключения, а их приключения пишут книгу. Наверняка вам приходилось слышать или читать рассказы писателей о том, что в процессе написания книги "выдуманные" герои начинают жить своей жизнью. Они вытворяют вещи совершенно незапланированные "автором" и в какой-то момент становится непонятно: автор пишет текст или текст диктует автору. Мог ли запланировать Достоевский, что таракан, заползший в его гостиничный номер внезапно окажется на страницах романа? Подозревал ли Гоголь, что "Шинель" будут трактовать совершенно по-разному, открывая в ней все новые и новые слои? Безусловно, текст - субстанция живая и величие "Дон Кихота", на мой взгляд, именно в том, что Сервантес описал самостоятельную жизнь книжных героев. Многочисленные подстроенные ситуации, немыслимые герои "реальности" подыгрывающие "сумасшествию" рыцаря - это не просто игра в угадайку с миром вымышленным и миром материальным, это описание самостоятельности жизней, существующих лишь на бумаге.
    Но только ли это описание интересно в романе, который (преувеличено?) называют чуть ли не библией человечества?
    Множество столкновений! Некоторые из них:
    Красота и сумасшествие;
    Реальность и миф;
    Разумность и сумасбродство;
    Литература написанная автором и фольклор;
    Зависть и наивность;
    Расчетливость и преданность (и все это в одном человеке);
    Жизнь в иллюзиях и смерть в реальности
    - самое интересное для меня столкновение. "Выздоровление" и смерть Дон Кихота - находка Сервантеса, бьющая читателя наповал.
    Подробнее на этих противопоставлениях я останавливаться не буду. Может быть их перечисление подвигнет кого-то взять книгу и прочитать, а прочитав поискать их? А я, о мой терпеливый читатель, не желая признавать свое безумие, пойду искать новые вопросы и новые ответы в лекциях Набокова о "Дон Кихоте" и думать, почему на сайте, где собираются читатели, так мало отзывов о книге про книгу...

    Читать полностью
  • George3
    George3
    Оценка:
    16

    Читал я "Дон Кихота", когда мне было тринадцать лет, причем по собственной своей воле без без какого-либо принуждения. Я услышал разговоры взрослых об этой книге и решил, что должен ее прочитать. Сказано, делано. Тогда я не понимал на какой сизифов труд я обрек свой еще неокрепший мозг на какое великое терпение. Но за этим стояла и радость больших открытий, знакомство с велики классиком испанской литературы, открывшим мне глаза на многие черты человеческого характера, на которые я не обращал внимания, но которые во многом влияют на взаимоотношения человека и общества. Это я понял гораздо позже, а тогда меня в первую очередь привлекали смешные эпизоды, к которым я с трудом пробирался сквозь насыщенный сюжет великого произведения. Даже в своем юном возрасте мне стала заметна разница в образах Дон Кихота Ламанчского и Санчо Панса в первой книге какими они стали во второй. постепенно превратившись из смешных карикатур, совершавших нелепые поступки, в людей несущих в себе гуманистические качества, в них нет смешного, они умнее, чем те, кто смеется и потешается над ними. Их образы зрительно укрепились во мне, когда я посмотрел в 1957 году вышедший одноименный художественный фильм с Николаем Черкасовым, создавшим замечательный образ Дон Кихота, и Юрием Толубеевым в роли не менее запоминающегося Санчо Пансы.

    Читать полностью
  • volgov
    volgov
    Оценка:
    15

    Мигель де Сервантес Сааведра, «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» (1605-1615)

    Шестидесятилетняя бумажная пыль, забивающая нос колючим запахом лежалой, что ли, корицы - двухтомное издание Лениздата 1949 года от рождества милостивого господа нашего Христа, Иисуса Христа. Перевод под редакцией Кржевского и Смирнова тех времен, когда положено было писать "во-свояси", "цырюльник" и всегда улыбающее "чорт". Приятнейшее, рискованное убеждение в том, что многовековые романы, хранящиеся на страницах старых книг, всегда бесконечно мудры.

    На издании написано "Библиотека школьника", и я вопрошаю к себе: то ли школьники тогда были начитаннее, то ли теперь обмельчала юная когорта?
    "В молодости так и не дочиталось" - слышу от некоторых старших товарищей. В настоящие, все более торопливые времена непросто совладать с этим многословным романом, тонкая юмором актуальность которого только возрастает.

    Счастливы были те благословенные времена, когда не было еще этой устрашающей ярости дьявольских огнестрельных орудий, и я твердо верю, что тот, кто их выдумал, расплачивается сейчас в аду за свое сатанинское изобретение, ибо благодаря ему рука подлого труса ныне может лишить жизни доблестного кабальеро. Смелость и отвага воспламеняют и вдохновляют храброе сердце бойца – и вдруг, неведомо как и неведомо откуда, шальная пуля пресекает и мысли и жизнь того, кто достоин был бы наслаждаться ею долгие века; а стрелявший, может быть, удрал, сам испугавшись вспышки выстрела этой проклятой машины.

    Также здесь нам (невольно для нас же) напомнят о беззубии и мягкокостности последних поколений факты об авторе, хотя бы следующий: в октябре 1571 года, через неделю после своего 24-го дня рождения, приболевший лихорадкой Мигель де Сервантес Сааведра, солдат морской пехоты Испании, в битве с Оттоманской флотилией при Лепанто в Патрасском заливе на борту испанской «Маркизы» получил три огнестрельных ранения — два в грудь и одно в предплечье. Последнее ранение лишило его левую руку подвижности. Спустя пару годов Сервантес попал в алжирский плен, где протусил под всяческими тяжкими неудобствами 5 лет - до 1580 года, когда ему стукнуло 33.

    Сейчас, когда неприятное "малодушие" слышится в тысячи раз чаще излюбленного Серватесом "простодушия", когда употребленные в одном предложении слова "дружба", "честь", "преданность" и "любовь" провоцируют выкидыш циничной улыбки, правдивый этот рассказ о славных похождениях перефантазировавшего идальго и его остроумного спутника хотя бы раз в жизни прочитать нужно, и не в сокращении, но во всей его полноте. Позволю себе процитировать французика, но нобелевского лауреата Анатоля Франса, всеверно сказавшего: "Несчастен тот, в ком нет хотя бы крупицы от дон Кихота".

    Короче, успеть ознакомиться до конца жизни необходимо. Особенно если давно собираетесь. Особенно - особенно - если у вас на полке стоят старые издания с классическими иллюстрациями Гюстава Дорэ. А если же нет, то... нам ходить в библиотеки никто не запрещал, в отличие от Вильгельма Баскервильского.

    Последними буквами оставлю без своего комментария занятный известный факт последнего десятилетия об объемах общемирового тиража за всю историю существования этой забавной цивилизации.
    "Гарри Поттер" (взвизжав пародийное от-латинское) занял после "Библии" второе место, скинув дон Кихота с Росинанта прямо на место третье.

    Читать полностью
  • Lenisan
    Lenisan
    Оценка:
    10

    Если первая часть "Дон Кихота" мне просто понравилась, то во вторую я практически влюбилась. Разница между ними очень заметна, и прежде всего это касается образов хитроумного идальго и его верного оруженосца. В начале первого тома Дон Кихот - нелепый сумасшедший, карикатура, за некоторые его деяния прямо-таки становится стыдно (я вообще всегда сильно смущаюсь, если в книге или фильме герой ведёт себя глупо и позорится). О том, как постепенно эта карикатура оживает, превращаясь в "носителя гуманистических идеалов", а главное, в настоящего человека, написано уже очень много. А об окончательной трансформации этого образа, произошедшей во втором томе, никто не скажет лучше Санчо Пансы:

    - Неужели твой господин настолько безумен, что ты можешь думать и опасаться, как бы он не связался с такими хищными зверями?
    - Он не безумен, - отвечал Санчо, - он дерзновенен.

    Прочитав эту реплику оруженосца, я прямо-таки зажмурилась от удовольствия. В общем, Дон Кихот во втором томе настолько прекрасен, что я вполне понимаю, почему Борхес утверждал, что каждый из нас может считать этого идальго своим другом; правда, на этот раз мне хочется и оспорить любимого писателя, утверждающего, что образ Санчо Пансы так и остался не совсем живым и достоверным, что в оруженосца нельзя поверить с той же силой, как в его господина. Конечно, в этом персонаже много такого, от чего можно воскликнуть: "Не верю!" - но за его верность, доброту, сострадательность и простосердечие я готова простить что угодно, и эти-то черты совершенно искренние, и в слезах, пролитых им по Дон Кихоту, я не могу сомневаться.

    Во втором томе, в отличие от первого, нет ничего такого, за что последний странствующий рыцарь мог бы стыдиться, и что заставило бы смутиться сочувствующего читателя. Скорее те люди, которые потешаются над помешанным идальго, выглядят глупцами - сам автор по ходу повествования отмечает, что раз герцог и герцогиня питают такое сильное любопытство к Кихоту, то у них, видимо, у самих "не все дома".

    О мудрости этой книги, равно как и о её недостатках, говорить можно долго. И того, и другого - в избытке, а уж критических статей - и вовсе сколько душа пожелает. Но прежде всех интерпретаций, прежде мыслей об идейной подоплеке и месте этого романа в мировой культуре, прежде осуждения откровенно неудачных эпизодов и образов, закрывая книгу, чувствуешь глубокую печаль. Умер твой друг.

    Читать полностью