quiz_vacation

Рецензии и отзывы на Туманы Авалона

Читайте в приложениях:
313 уже добавило
Оценка читателей
4.41
Написать рецензию
  • tatianadik
    tatianadik
    Оценка:
    81
    …колокол, получивший удар Артуровской легендой, невероятно громко звучит под сводами здания современной литературы фэнтези…
    Тут не добавить не убавить и не пересказать – это надо прочитать.

    А. Сапковский

    Если Теренс Уайт в своем «Короле былого и грядущего» вел свой рассказ от имени самого Артура, а Мэри Стюарт сделала рассказчиком Мерлина, то Мэрион Брэдли обошла всех. В ее романе главной рассказчицей станет Фея Моргана, главная злодейка всех артуровских легенд. Но здесь она вовсе не злодейка, а один из самых сильных и сложных образов современной фэнтези. Одна из Владычиц озера, воплощений Великой Матери, Белой Богини – главного божества всех друидских языческих культов, а также единоутробная сестра короля Артура и мать его сына Мордреда. "Владычица озера" и "Мерлин" здесь не имена волшебницы и мага, а "титулы" или "должности" на службе Единой Богине. И на протяжении книги они принадлежат не одному, а нескольким избранным, что позволяет автору использовать наибольшее количество сюжетов из артуровской легенды. В начале романа мы видим Моргейну ребенком на руках матери, в конце же перед нами древняя старуха, которая пережила всех своих близких и даже свою религию. Основными сюжетными линиями здесь будут противостояние языческого культа Великой Матери с христианством, женского начала с мужским, а также обладания чем бы то ни было и цены, которую за это платят.

    Кроме Моргейны, свою точку зрения на происходящие в романе события нам расскажут Вивиана, Игрейна и Гвенвифар, являя собой последовательные воплощения великой Матери. Мы узнаем о языческих ритуалах плодородия и охоты, о связи древних людей с кормящей их землей и о святом острове Авалоне, который уже начал свое плаванье в иные измерения, поскольку близкая победа Бога христиан, снимающего с людей ответственность за приносимое зло, не оставляет ему места в этом мире. Но, читая о стараниях Вивианы, а потом Моргейны удержать расхождение миров и уход старых богов, видишь слабость женского подхода к решению глобальных проблем – страсть и ревность здесь могут затмить самую благую цель, назревшим переменам всегда противятся и сомневаются в истинности толкования воли Богини. У всех носителей божественной воли, не зависимо от пола, есть сомнения – в какой степени ими движет божественная сущность, а в какой собственные страсти и понимание ситуации, сколько в их поступках воли Бога, а сколько их собственной. И нет ответа на этот вопрос, поэтому государство, возводимое с такими усилиями, рухнет и погребет под собой и судьбы героев и древние культы и дальнейшую историю Британии на долгие годы.

    В соответствии с кодом всего произведения, мужские образы и их раскрытие у автора получились слабее. Очень трудно логически объяснить поступки Ланселета (орфография авторская), ему бы быть со своей дамой либо более благородным, либо уж менее. Да и сам великий воин и мудрый правитель Артур, «увенчанный рогами» не только как Король-Олень, но и как муж неверной жены, мог бы поискать решение, выводящее их всех из этой нелепой ситуации. Но канон мифа и воля Богини уже спряли сюжетную канву. И век за веком, от культуры к культуре, новые рассказчики будут по-новому рассказывать этот вечный миф о борьбе добра со злом, старого с новым, мужского и женским, а древний сюжет благосклонно примерит на себя их все. Совершенно бесспорно, что эта версия – одна из лучших в своем жанре. Читайте!

    Читать полностью
  • alshi
    alshi
    Оценка:
    40

    Артуриана — это целый культурный пласт, ставший наследием даже не британского, а общемирового масштаба. О короле Артуре не написал, снял, смонтировал, спел или сплясал только самый ленивый творец жанра фэнтези, что не удивительно, в этой истории есть все составляющие успешного продукта: секс, насилие, драконы, предательства, яркие персонажи, у каждого из которых может быть свой взгляд на происходящее... Феминистка Мэрион Зиммер Брэдли пошла не самой проторенной дорогой и преподносит эту легенду (на самом деле, целый цикл легенд) от лица женщин — непосредственных участниц событий. Сразу скажу, что ее версия истории может разочаровать поклонников и меча, и магии: битвы, походы, сражения остаются за кадром, волшебство же — по сути своей, викканство — ближе к шаманизму, чем к попсовым, ставшим уже традиционными, представлениям о феях с волшебными палочками и магах с файерболами. К тому же, автор не стала приукрашивать эпоху и, как это обычно принято, когда речь идет о рыцарях Круглого Стола, переносить события Раннего Средневековья в Высокое. Мы видим именно переход от племенного уклада к феодальному, непосредственно процесс формирования рыцарства, короче говоря, времена, когда о романтике, благородстве и куртуазности даже заикаться не стоит.

    Основной акцент пришелся на становление государственности и единовластия, с которым рука об руку идет уход от политеизма к монотеизму — неизбежное столкновение двух религий: набирающего популярность христианства с угасающим кельтским язычеством. На первый взгляд может создаться впечатление, что автор симпатизирует язычеству, ведь суровое христианство выступает патриархальным — "мужским" — началом, захватчиком, подавляющим язычество с его культом Богини-Матери и уклоном в матриархальность. Я прямо чувствую, как у многих, читающих эти строки, руки непроизвольно сжимаются в кулаки. Но прикусите язычки, о, жаждущие поведать о кровавых жертвоприношениях и жестоких друидах! Успокойтесь, знатоки истории и теологии: автор не критикует верующих и уважительно отзывается о любой религии, будь то христианство или язычество (ведь "все боги есть по сути один Бог"), гнев и насмешка ее направлены на "верунов", нетерпимым и неравнодушным к делам других да политиканов, забывших об истинной сути веры и использующих ее как инструмент власти и подавления, ущемления прав части населения. Автор же одинаково неприятными описывает как ханжу и лицемерку Гвен, так и Моргейну, временно ударившуюся в дебри религиозного экстремизма. Мне вообще показалось, что процесс превращения Моргейны из достаточно разумной жрицы в безумную фанатичку, был исключительно ради демонстрации того, как слишком радикальный и однобокий подход извращает любую идею, и патриотизм превращается в нацизм, феминизм — в мужененавистичество, любовь становится одержимостью, а вера дает толчок к развитию терроризма... Или не показалось?

    Брэдли оригинальничает не только с подачей, сюжетная составляющая так же претерпевает некоторые изменения: вместе со второстепенными персонажами на первый план выходят второстепенные события. Правда, порой создается впечатление, что она сначала забыла о каком-то важном элементе легенды, потом резко вспомнила и старается поспешно его в повествование впихнуть, пока вновь не запамятовала, (так это выглядело в случае с Королем-Рыбаком, мечом и камнем). Хотя, очевидно, что с преданиями она знакома хорошо.

    Писательница реконструирует историю деконструируя образы, знакомы каждому с детства, (массовая культура приложила все усилия, чтобы донести их, пусть и в искаженном виде: чаще всего Моргана сливается с Моргаузой, Меч из Камня путается с Экскалибуром, а сэр Кей превращается в типичного Дадли Дурсля). Даже произношение имен в произведении отличается от каноничного на валлийский манер (если это не переводчик постарался): они звучат так, будто кто-то одновременно жевал пирожок и говорил. В первую очередь изменения коснулись основных персонажей.

    Коварная интриганка и злобная ведьма Моргана, зачавшая сына от собственного брата, дабы свергнуть последнего с престола? Наивная девушка Моргейна, которую постоянно предают и отвергают близкие люди. Нелюбима, несчастна, депрессивна, склонна к крайностям и резким суждениям. Именно она, достаточно второстепенный персонаж оригинальной легенды, выступает здесь основным рассказчикам, именно ей суждено прожить всю эту историю, от начала и до конца, именно ею автор откровенно любуется, что стоит признать, негативно сказывается на повествовании, ведь часто получается, что только Моргейна красивая и в белом пальто, а все остальные... Мягко говоря, не Д`Артаньяны...

    Ланселот — паладин, благородный рыцарь, первый меч государства, надежда и опора королевства? Мрачный, нерешительный, немного безумный Ланселет, сублимирующий сексуальное влечение к королю (и к мужчинам в принципе) подвигами и трахающий королеву, дабы ощущать себя хоть немного ближе к человеку, которого он на самом деле любит.

    Гвинерва — "королева любви и красоты", которая по Мэлори, "прожила [жизнь] верной возлюбленной и потому умерла праведницей"? Гвенвифар, нервная набожная ханжа и лицемерка, обуянная гордыней и истово верующая в двойные стандарты.

    Мерлин — величайший волшебник всех времен? Пффф. Должность, которая пишется с маленькой буквы, предоставляющая скорее номинальную, чем реальную власть. Как будто этого мало, образ еще распадается на две составляющие: мерлин — мудрый старец и околдованный мерлин — предающий и преданный.

    Владычица Озера? Самый таинственный персонаж, высшая сила, "богиня из машины", выручающая Артура в трудные минуты? Не более, чем старуха, заигравшаяся в престолы.

    Но неизменным остался образ Артура. Он не раскрывается полностью, автор дистанцирует его от читателя, знакомит с ним лишь через восприятие другими персонажами — и с их представления, создается впечатление, что он соответствует легендарному канону: умный, добрый, великодушный, терпеливый и терпимый, невероятно харизматичный. И слишком человечный. Именно эта человечность не дает увидеть в нем Короля Былого и Грядущего или Короля Под Горой (в этой версии Артур погибает, хотя людская молва вряд ли с этим согласится), зато легко можно разглядеть незаурядную и талантливую личность. Но его в произведении мало, очень мало, ведь, как я уже упомянула в начале, повествовательное одеяло перетянули на себя женщины. И в этом, кстати говоря, кроется основная моя претензия к книге: уж слишком она перенасыщена дешевеньким "girl power`ом". Посыл получился очевидным и откровенным, но передан достаточно коряво: во-первых, героини просто проговаривают, что "все женщины — сестры" и "не дело это, женщине подставлять другую женщину в этом суровом патриархальном мире", но на деле демонстрируют обратное, при появлении же на горизонте любого мужчины, забываются, начинают считать друг друга соперницами и строить козни. Во-вторых, книга создана в середине восьмидесятых, когда можно было просто вписывать в текст лозунги и не заморачиваться с аранжировкой. В наше же время, этого мало —нужно обыграть, и сделать это уместно и со вкусом (на что не каждый творец способен: у кого-то получается шедеврально, а у кого-то — дешевая гендерная инверсия, паразитирующая на ностальгии), ведь современный искушенный потребитель распознает эксплуатацию важных тем "как тертый жизнью наемник распознает в поданном ему кролике тонкий привкус кошатины", а тут еще и подача топорная, противоречивая, как если бы Набоков в "Лолите" через строчку прямым текстом твердил, что "педофилия — это плохо", при этом выписав Гумберта симпатичным обаятельным антигероем, а крошку Ло — опытной коварной искусительницей.

    Холм святого Михаила (графство Сомерсет, Англия), по народным поверьям — место захоронения короля Артура

    Сложно судить, насколько хорошо справилась Мэрион Зиммер Бреэдли с поставленной задачей: поведать историю короля Артура через призму женского восприятия. По моим меркам — не до конца. Человеку, ничего толком об артуриане не знающему, ее творение не посоветуешь: без информации о каноне довольно сложно понять, что происходит, куда все бегут и чем же конкретно заняты мужики пока тетки торчат у камина с веретеном да прялками. "Женский взгляд" тоже подкачал: дам в повествовании много, но они не вызывают приятных эмоций, слишком уж мелочны, корыстны, откровенно глупы, мыслят в стиле "все бабы как бабы, а я — королева/богиня/Владычица Озера" и демонстрируют сильную взаимную неприязнь (и христиан, в навязывании девкам мизогинии, обвинить не получится: сестры-язычницы Вивианна (она же Владычица Озера) и Игрейна (мать Артура) не питают друг к другу особой любви и доверия, завидуют, ревнуют и интригуют еще до появления священников в сюжете). А в центре этого серпентария розария блистает непогрешимая Моргейна, от нытья которой скулы начинает сводить уже к середине повествования. Как же медленно она движется к неизбежному катарсису! Как же угнетает ее мнимая принципиальность! Как раздражает ход мыслей... Автору получилось достичь обратного эффекта: я прониклась искренней симпатией к Артуру, Ланселету, Кевину, Кэю, но никак не к вечно недовольной Моргейне. Причем недовольство дамочка выражала исключительно мысленно, не считая нужным что-то кому-то объяснять, хотя на троне восседал вполне себе либеральный и здравомыслящий Артур, которому откровенно фиолетово, какого пола человек или каким богам молится, если он хорошо справляется со своими обязанностями. Все же, автору несомненно удалось описание самой эпохи, переход от хаоса к упорядоченности. Она не стала сильно обелять условия в которых проживали люди, их нравы и взгляды. Занятно описаны языческие ритуалы и праздники, некоторые из которых до сих пор существуют (как и вера в маленький народец), хотя их изначальный смысл подрастерялся. Повествование ровное, плавное, текучее и вызывает интерес (пусть иногда и пополам с раздражением!) до самой последней страницы.

    Книга скорее понравилась, но советовать ее кому-то я бы не спешила: слишком много нюансов. Целевую аудиторию вообще определить проблематично: любителей Артурианы возмутит разрушение канонов и подмена некоторых понятий, желающие почитать о сильных женщинах запнутся на обстоятельных описаниях того, у кого сиськи обвисли, а у кого еще нет, но скоро обвиснут, мистическая и фэнтезийная составляющая не вносят особо весомый вклад, отвечая только за декорации и атмосферу. Пожалуй. понравится тем, кто ценит драматизм, описания душевных терзаний и любит читать о людях, которые не могут, не хотят и не умеют быть счастливыми.

    Читать полностью
  • SleepyOwl
    SleepyOwl
    Оценка:
    39

    Выбирая книгу для чтения, я обратилась к этому фэнтезийному роману Мэрион З. Брэдли в надежде увидеть в нём прекрасных, любящих, покорных и преданных женщин, могучих и мудрых мужчин, рыцарей, сражающихся так отважно, будто они ищут смерти. Мне хотелось неземной красоты, изящества и высоких отношений… А получила я обычный женский роман, с моей точки зрения далеко не лучший, с заурядными бабскими интригами и склоками, вызревший, как мне показалось, из сексуальных грёз автора. Конечно же, насколько я знаю, в жанре фэнтези встречаются и эротические произведения, я даже ждала чего-то вроде совокупления эльфов с розовыми ушками а-ля хентай (оторвите мне крылья, я хочу это видеть!)… Но увы, автор не проявил такого фееричного новаторства в эротических сценах, а то, что было представлено на суд читателя, не вызвало интереса и даже разбудило во мне немалое раздражение нарушением чистоты жанра.
    Надо сказать, что действие в первой половине книги довольно вялое: героини становящиеся женщинами, влюбляются и вожделеют своих возлюбленных, вожделеют и влюбляются, и кажется, что так будет до бесконечности, а потом вдруг – тыдыщ! – и инцест, - тыдыщ! – и содомия! Свальный грех? Да не вопрос, главное, чтобы Богиня-Мать этого хотела! Вторая половина книги – это сплошной разбор полётов, то есть результатов этих самых влечений и соитий. А ещё у меня сложилось впечатление, что почти все благородные дамы Камелота двинулись на смазливой мордашке рыцаря Ланселета, отчего, наверное, у Бога, по причине их хотелок, произошёл взрыв мозга. Это же надо так опошлить старинную легенду!
    Книгу называют женской и даже феминистской, потому что основной линией сюжета является противоборство женщин, которые могли влиять на короля, причём главной ставкой в этой игре являются власть и мироустройство. Странная романтика власти в том, что личного «я хочу» государя не существует, он принимает решения только на пользу государства и народа. Вот и король Артур, Король-Олень, в котором должна была воплотиться надежда Британии – безвольный в руках нелюбимой и никогда не любившей его жены, стал легендарным «аленем»: «Все народы Британии, – возгласил некогда он, – мой меч – ваша защита, и рука моя – залог справедливости», но потом пошёл на поводу у своей коварной жёнушки, нарушив данную им клятву. А ведь должен был стать великим королем, исцелить землю и принести мир всем племенам страны! И всё потому, что бесплодная королева Гвенвифар любила другого. В её жизни были двое главных мужчин: тот, за которого она вышла, и тот, за которого она не вышла. И вот тут начинается самое интересное: королева, будучи уж очень набожной, носящаяся со своей добродетелью и никому ненужной верностью как с писаной торбой, считающая своих соперниц блудницами, вдруг становится, как в песне Carla’s Dreams, героиней, служащей свою чёрную мессу любви. «Hop, hop, eroinа!» - и вот она уже грешница, обуреваемая запретной страстью. Все любят анекдоты о блондинках, а «Туманы Авалона» – это самый интересный, в моём понимании, анекдот о том, как одна классическая в своей тупости блондинка погубила короля Артура и рыцарей Круглого стола. В романе очень часто звучат размышления героинь о вечном соперничестве белокожих блондинок и смуглых брюнеток, что со стороны автора было, по меньшей мере, неосмотрительно, ведь роман читают женщины всех мастей. У Брэдли мы снова видим неизменный результат: не факт, что блондинки красивей, но то, что брюнетки умней – неоспоримо! Гвенвифар - типичная блондинка, а этот факт исключает какие-либо её дополнительные характеристики. Она настолько блондинка даже в своём христианском рвении, что могла бы стать персонажем анекдота:

    - Доктор, я - дура?
    - Ну, нет, травма головы незначительная, сотрясения нет, только синяк на лбу. От этого дураками не становятся. А что с вами случилось, голубушка?
    - Богу молилась.

    Борьба христианства и язычества в книге не ограничилась, как сначала мне показалось, выпиливанием друидов из ближайшего окружения короля. Но именно в таких разных женских образах, в соперничестве героинь автор воплотила противостояние христианства и язычества: светлое и тёмное, христианки, которых учили считать самую суть их жизненной силы первородным грехом, обрекшим человечество на смерть и жрицы Авалона, воспитанные в духе почитания Богини, что соединяет мужчину и женщину любовью или вожделением.

    «Христиане превыше всех достоинств ценили непорочность, в то время как на Авалоне высшей добродетелью было отдать свое тело Богу или Богине в союзе с силами природы».

    Автор часто цитирует то Библию, то откровения тайных учений, не склоняя свои симпатии ни в ту, ни в другую сторону. Всё довольно однообразно, не ново, и лишь одна мысль в романе меня заинтересовала и дала повод для размышлений:

    «Только христиане используют монастыри как мусорную кучу, отсылая туда нежеланных дочерей и вдов».

    На протяжении всего повествования историю о короле Артуре комментирует главная героиня книги, жрица Авалона, сестра короля и мать его единственного сына. Моргейна – это ещё одна «Hop, hop, eroinа!», претендующая на величие в силу пожертвования своим счастьем ради Британии. Страстно любившая, но так и не узнавшая взаимного чувства… Это вам не какая-то глупая белобрысая королева, отбивающая поклоны в церкви во искупление своих грехов, чтобы выпросить младенчика, наследника престола, и в порывах ревности закатывающая королю истерики, это женщина серьёзная, на которую возложена миссия стать Верховной Жрицей, и, собственно, имеющая возможность легко уделать любую конкурентку, околдовать любого мужика, пардон – благородного рыцаря. Однако именно вследствие своего великодушия и нравственности, Моргейна отказывается применять свои магические чары в личных целях. И становится очень несчастной…
    Роль женщин в этом мире, как заявляет Мэрион З. Брэдли, не очень-то привлекательна, все они покоряются чужой воле – таков их удел, у каждой из них свой Крестный путь, ибо через женщину человек впал в первородный грех, который она должна искупить, но именно женщина является и Праматерью всего живого, что налагает на неё особые функции… Такие противоречия религий в романе сглаживаются пониманием и христианок, и жриц Матери-богини того, что настоящий грех заключается в желании причинить вред, а также осознанием ими того факта, что оскорблением Бога является действие человека против собственного блага… А значит, желание женщины - желание Бога! В этом выводе видится основная идея книги, и Брэдли вполне могла бы назвать своим соавтором Фому Аквинского.
    Как считают многие, роман можно отнести к феминистской литературе. Но в чём здесь видится феминизм? В том, что «все Боги – едины и все Богини – суть одна Богиня»? Или в том, что женщины в романе сами выбирают себе мужчин, могут избавляться от нежелательных беременностей или же бросают своих детей на воспитание чужих людей, заявляя, что это для их же блага? Для этого не обязательно быть феминисткой.
    Я рассчитывала, что оригинальный пересказ легенды будет написан сложным и изысканным языком куртуазной литературы, ну или хотя бы похожим, однако скорбь и смятение королей, интригующих друг против друга, страстное соперничество женщин-властительниц, описание магических ритуалов, то есть всё то, что требует нетривиальных художественных приёмов, изложены на удивление просто и бесхитростно.
    Тройку ставлю только за некоторые крайне неожиданные повороты сюжета, оживившие моё внимание и побудившие с интересом дочитать книгу до конца. Именно с этого романа я начала своё не совсем удачное знакомство с жанром фэнтези и я надеюсь, что сей печальный факт не повлияет на моё решение читать ли мне подобную литературу и дальше.
    И, на минуточку: я брюнетка, которая не собирается осветлять волосы, дабы не усугублять…

    Читать полностью
  • RoxyFoxy
    RoxyFoxy
    Оценка:
    27

    Эта книга была моим личным Святым Граалем. К квесту на Грааль нельзя подступиться впопыхах. Нужно подготовиться морально и физически. Еще перед прочтением этой книге было уготовано оказаться в любимых. В сложные времена уже на протяжение нескольких месяцев я открывала ее и читала пролог, который обещал необыкновенное путешествие во времена Авалона, короля Артура, его доблестных рыцарей. Так случилось, что фильм стал одним из самых любимых, и прикоснуться к источнику было настоящим счастьем. Или по-крайней мере казалось так. В этом, я думаю, скрывалась главная проблема - я ожидала слишком многого.

    Первая часть книги получилась как всегда, а не счастье. Вместо описание ритуалов, вместо погружения в магию Авалона, одни политические интриги и религиозные распри. После истории Игрэйн и ее мужей, все скатилось в Темные Времена. Признаться честно, автор - не лучший рассказчик в мире. Ее слог тяжел, а стиль не постоянный. Перепрыгивание с первого лица на третье иногда выматывало напрочь. Детали жизни и описание мира проходят мимо (а были ли они?). И все это приносит мучение.

    И стоило мне подумать о том, чтобы забросить книгу, чтобы просто взять и уйти несолоно-хлебавши, все вдруг изменилось. Я начала чувствовать эту диковатую магию книги. И магия заключается совсем не в магии Авалона, не в христианской вере, не в интригах двора, не в поисках и убийстве дракона. Нет. Магия заключается в самих персонажах. Гвиневфар, жена Артура, совсем не такой бедный и несчастный ангел, коей кажется в начале. Религиозная фанатичка, которая скатывается все больше и больше в бездну отчаяния и превращается в ядоговорящего дракона. Игрэйн, мать Артура и Морганы, которая живет в своей Великой Любви и забывает о главном, о своих детях, и теряет абсолютно все, стоит ее мужу умереть. Вивиана, Lady of the Lake(Леди Озера), которая бросает любимых ей людей в мясорубку дабы спасти мир, что все больше и больше уходит в Туман. Кевин, второй Мерлин Британии, чья жизнь постоянная пытка из-за детских травм, и его нелегкие выборы. Артур, который вроде бы “свой парень” и при этом великий рогоносец, кажется подкаблучником жены, но потом оказывается, что он всего лишь хотел, чтобы все были счастливы… И наконец, Моргана, которая жаждет счастья, преданная матерью, преданная близкими ей людьми, на службе у Богини. Найдут ли они счастье? Будет ли хоть когда-нибудь покой? Кто они - пешки в своей игре или пешки в игре Богов? А может быть дело в Судьбе? И что есть Судьба?

    Именно эти вопросы и двигали меня во второй части книги. Если первая часть блекла по сравнению с фильмом, то вторая из-за своей детальности, из-за глубоко погружение во внутренний мир героев, завораживала и не отпускала. Редкие минуты счастья и глубокое горе на страницах и в сердце. Но не зря, совсем не зря, я прочитала ее и погрузилась в этот мир, пусть и не настолько наполненной магией, как мне хотелось бы.

    Сложно было прощаться с книгой. Сложно было прощаться с Авалоном. Сама концепция Тумана настолько сильна и красива. Но рано или поздно все уходит в Туманы. Кроме этой истории. По-крайней мере для меня.

    Читать полностью
  • Ptica_Alkonost
    Ptica_Alkonost
    Оценка:
    27
    Древние рощи полны голосов, Шепота трав и камней,
    К северу тянется дым от костров, Враг рыщет в той стороне.
    Духи грозы бьют в барабан, Из молний куют нам мечи,
    Мы принесем жертву богам, Кровью своей напоим.
    Против нас – блеск византийских церквей, Пышность пиров и даров,
    Мы предаем смерти наших детей, Зная жестокость врагов.
    Знаки Луны грозят нам бедой, Стрелы поют об одном,
    Выбор жесток – крещение водой Или крещение огнем!
    Мы, обезумев от гнева, дрались, Веря в бессмертие душ,
    Станет погибший не горстью земли, А стражем в небесном саду.
    Вниз по реке идолам плыть, Некому бить им поклон,
    Нас больше нет – стоит ли жить В мире, крещенном огнем…
    гр. Ария "Крещение огнем"

    Ловлю себя на мысли, что гораздо проще писать рецензии на книги, которые не оставили столь глубокого следа в читательской душе, ибо захлебываясь от восторга я начинаю косноязычно и однообразно восклицать как же это было круто...
    Итак, Артуриана. "Туманы Авалона" уж на что кирпичище казалось бы огромный, а проглочен практически без отрыва на что-то другое. А все почему? Написан он уж очень ярко, впечатляет не только объемом, но и содержанием. Проживаешь при чтении не жизнь, нет - несколько жизней. Очень разных и очень живых людей, со всеми их горестями, радостями и мировосприятием. И впору начинать думать, что каждый идет за своим предназначением... И как горестно было осознавать, что вот эти конкретные поступки приведут к печальному результату, ибо основную канву артурианы знаешь, и чем закончится тот или иной поворот неожиданностью не является. Но все равно, все равно переживаешь искренне, болея за них, как за людей из плоти и крови, настоящих, живущих здесь и сейчас.
    Игрейна, красавица, мать Моргейны и Артура, с непростой судьбой - очень счастливой и очень несчастной. Вивиана, Владычица Озера, честолюбивая, живущая властью и уверенностью что знает как лучше для Британии, оттого и жестокая к окружающим и себе самой, была ли она счастлива? Утер, получивший все, чего страстно желал, выполнил ли свое предназначение? Горлойс... Гвенифар, золотая красавица, птичка в клетке, укрепляющая еще и ее изнутри своей верой... Не желающая думать иначе, чем привыкла... Лицемерная собака на сене или нежная мятущаяся душа? Каждый решит для себя. Моргауза, алчная красавица, знающая себе цену, циничная и себялюбивая до черта. Ланцелет, с безумнейшим раздраем в душе, с которым я даже не представляю как можно жить было столько лет - тут и Моргейна, и родственные связи, и Гвинифар (тут все понятно), и преданность (и не только) Артуру, и мать Вивиана (язычница, как окрестила ее Гвинифар), и вера. От той ночи Белтайна я например в некотором шоке, как решиться на то и как потом сосуществовать... Надо б по уму им сразу раскрыть душу и решить что же дальше, но этого не произошло. Крепок Ланцелет, но жить столько лет в своем личном аду - врагу не пожелаешь. Да, и снова стоит обратить внимание на результат жизни - что происходит, если живешь только мечтой, тем завтра, которое никогда не случиться - замечаешь ли ты все то, что происходит вокруг сейчас? Знаешь ли ты своих детей? Знаешь ли ты хоть кого-то, кроме своей мечты? И лорд Мерлин Британии Талиесин, с прекрасным свойством гармонии - как в общении, в оценке людей, в умении припечатать словом так, что не возразишь (от этого я вообще в восторге, так прекрасно видеть людей). Артур, чья жизнь была расписана как шахматная партия еще до рождения. Счастливый в браке? В любви? В семейных радостях? В радостях рыцарства? Христианства? Не сломленный ли ритуалами Авалона, Увенчанный Рогами? Мордред, бесчувственный, способный идти по головам, легко играющий чужими чувствами и жизнями... Мерлин Кевин Арфист, с не менее тяжелой судьбой и очень, очень печальной концовкой ... Нимуэ, со сложным решением между истинной любовью и долгом. Все они, стоит их назвать, проходят перед внутренним взором, как наяву.
    Но конечно титульный герой - Моргейна, потрясающе выписанный персонаж. Живая, наполненная не просто жизненной энергией, а волшебным свойством оживать в любом слове, оживляя собой и всю эту известную историю, напитывая ее человеческими чувствами, переживаниями, сопричастностью к тайнам. Невероятно сильный персонаж, такой настоящий, такой запоминающийся.
    Отдельно стоит сказать о возрасте героев. Все они чертовски, просто чудовищно молоды по теперешним меркам - достаточно сказать что та же Игрейна вышла замуж и родила ребенка в пятнадцать, и считалась в самой женской поре. И так про всех героинь можно сказать. Мать ее родила в тринадцать. Вивиана тоже. В двадцать лет - уже позднородящая, в 26 - почти вышла из детородного возраста. То же можно сказать и про парней - воинское искусство с пеленок, в семнадцать уже многие участники битв и сражений. Так-то вот. Я уже молчу о случающихся парадоксах вроде связи между внуком одного знакового персонажа и его же дочкой от другой матери...
    История монументальная, охватывает все легенды, связанные со двором Артура, даже Тристану и Изольде место нашлось. Рыцари Круглого стола, предания и традиции, Владычица Озера, яблочный остров, томление по ушедшему и мечты о прекрасном - вот они, Туманы Авалона...
    Закончу тем, с чего начала- цитатой из песни, она меня преследовала всю книгу:

    Древние рощи веками молчат в мире крещенном огнем....
    Читать полностью