Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Духовные проповеди и рассуждения

Духовные проповеди и рассуждения
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
12 уже добавили
Оценка читателей
3.6

Настоящее издание – собрание проповедей Мейстера Экхарта (1260–1327), выдающегося немецкого теолога и мистика, одного из самых оригинальных умов Средневековья, стоявшего у истоков немецкой философской традиции.

Лучшие рецензии
takatalvi
takatalvi
Оценка:
21
Вам следует принять во внимание, что между моим глазом и глазом барана, находящегося по ту сторону моря, барана, которого я никогда не видел, гораздо больше общего, чем между моим глазом и моим ухом.

Мейстер Экхарт, вы странный. Ну, немножечко.

Проповеди – они и есть проповеди, и стиль текста соответствующий; рассуждения здесь занимают очень мало места, все в форме напутствий, впрочем, этими напутствиями автор пытается вбить в головы верующих собственные представления о боге, душе и человеческом бытии, которые сплошь заполонены образами, Ничем и серафимами.

Все бы ничего, но только впечатление такое, что Экхарт чуть ли не залпом опрокинул и Библию, и всего Августина, Дионисия Ареопагита (все ждала, пока он оставит в покое ангельскую иерархию, в особенности серафимов – не дождалась) и Фому Аквинского, не переварил толком и тут же выплеснул в речах. То есть, представления собственные у него, конечно, имелись, но только не до конца сформированные, зыбкие какие-то, что ли. Недостаток теологического знания – да пусть чужого, но тщательно проработанного! – очень чувствуется. Экхарт зацепился за «ничто» и «нигде» и повторяет их чуть не через каждые два слова, рискуя подвернуться под горячую руку инквизиции, а потом, как нам сообщается, пытался объяснить, что его не так поняли… «Да как же тебя понять-то, коли ты ничего не говоришь!» Ну, кроме этих постоянных «ничто» и «нигде» без толковых обоснований, которые понять можно только однозначно. А еще он призывает отрешиться от всего и вся, что, в целом, совет неплохой, хотя в утверждениях о необходимости размазать собственную душу до полного забытья (Бога включая) ради просветления Экхарт явно переборщил.

Хотя в целом чтиво не сказать, что неприятное или бесполезное. Читается легко, есть несколько интересных мыслей и изящных выражений.

Читать полностью
BlueFish
BlueFish
Оценка:
10
Время есть то, что не дает свету достичь нас. Ничто так не мешает познать Бога [сознание единения], как время. И не только время, но преходящее; не только преходящие вещи, но преходящие стремленья; не только преходящие стремленья, но сам налет и запах времени...

Знакомство мое с Экхартом произошло самым подобающим образом.
Чуть ли не во всех книгах моего летнего чтения внезапно стали появляться отсылки на некоего Мейстера Экхарта, средневекового мистика, о котором прежде абсолютно ничего известно мне не было. Эрих Фромм, Тэйтаро Судзуки и даже, кажется, Карен Хорни вне зависимости, так сказать, от национальности и фокуса интересов согласно взялись цитировать Мейстера Экхарта. Остальных я не помню, но, надо сказать, масштабность явления впечатляла.
А недавно, в довершение ко всему, Экхарт встретился мне на страницах уже художественного произведения - "Доктора Фаустуса" Манна, как бы говоря - забудь про все и окунись в то, о чем я говорю, больше ничего тебе не нужно и, на самом-то деле, никогда не будет нужно. И как бы мне хотелось то же самое посоветовать всем!
Я скажу о нем несколько слов - может, кто-то его откроет, а кто откроет его в должной готовности, с должной восприимчивостью, не сможет уже жить дальше так, как прежде. Это голос человека, созерцающего самого Бога - в себе самом и всем сущем - и не созерцающего более никаких границ между этим и тем.

Где кончается тварь, там начинается Бог. И Бог не желает от тебя ничего большего, как чтобы ты вышел из себя самого, поскольку ты тварь, и дал бы Богу быть в тебе Богом. Малейший образ твари, который ты создаешь в себе, так же велик, как Бог. Почему? Потому что он отнимает у тебя целого Бога. Ибо в то мгновение, когда этот образ входит в тебя, Бог со всем божеством Своим должен удалиться. Но когда этот образ уходит, входит Бог. Бог так сильно желает, чтобы ты вышел из себя самого (поскольку ты тварь), словно все Его блаженство зависит от этого. Ах, милый человек, какая тебе в том беда, если ты предоставишь Богу быть в тебе Богом? Выйди же, ради Бога, из самого себя, чтобы ради тебя Бог сделал то же. Когда выйдут оба - то, что останется, будет нечто единое и простое. В этом едином Отец рождает Сына в глубочайшем источнике. Там расцветает Святой Дух и там возникает в Боге воля, которая принадлежит душе. До тех пор, пока эта воля пребывает неприкосновенной для твари и всего созданного, - она свободна.

Удивительно, что, вполне понимая и принимая все это, живя по таким законам, человек не возносится на небо сразу же, но продолжает вести активную мирскую деятельность и хозяйствовать в нескольких десятках монастырей.
Даже и не знаю, можно ли его проповеди читать в порядке отвлеченного самообразования. С меня они всякий раз обдирают все шкуры, которыми я смею себя обернуть. Все цивилизационные наслоения распадаются в прах.
И слова все глупые, которыми я об этом пишу. Не надо вообще об этом писать, нельзя ограничивать такие книги и таких людей, но я скажу, что для меня Экхарт - один из пределов человеческого света и возможности человеческого становления. А что до наивности мистиков - о, дай Бог нам всем такой "наивности", как у Экхарта: и просить больше не о чем будет.
Единственный, с кем могу сравнить его по глубине, - Чжуан-цзы.

И когда я возвращаюсь в глубину и основание божества, в течение и в источник его, никто не спрашивает меня, откуда я и где я был. Никто не ощутил моего отсутствия. И это значит: Бог приходит.
Благо тому, кто понял эту проповедь! Если бы здесь не было ни одного человека, я должен был бы сказать ее этой церковной кружке.
Найдутся жалкие люди, которые вернутся домой и скажут: я сяду на свое место, буду есть свой хлеб и служить Богу. Я говорю воистину, эти люди должны оставаться в заблуждении, и они никогда не смогут достичь того, что дается другим, которые следуют за Богом в его нищете и обнаженности! Аминь.

В конце жизни, несмотря на высокое положение Экхарта в иерархии, церковники судили его за своеобразие его проповедей. Даже и не знаю, такая вот трагикомедия; см. первую цитату.

Читать полностью
malcolm
malcolm
Оценка:
3
А мне нравятся мистики.
Тут дело даже не в том, насколько лично мне близки их идеи, обладаю ли я "учёным незнанием", насколько глубоко я спускаюсь в "сокровеннейшую глубину" и частенько ли на меня снисходит "фаворский свет".
Просто в них есть что-то такое искренне-наивное, что-то ну настолько преданное тому, во что они верят, что их приятно читать.
Другие книги серии «Александрийская библиотека»