Kelderek
Оценил книгу

Роман О'Фаррелл из числа тех, в которых вроде бы ничего не происходит (поговорили, съездили, задумчиво постояли у окна), и в то же время событий предостаточно. Много-мало – обычная ситуация для текста, в котором память играет первую скрипку. Все интересное в прошлом. И это оттеняет скучное и скудное сейчас.

День сегодняшний нетрудно пересказать в паре-тройке предложений. Две сестры. Старость – не радость: у одной Альцгеймер, другая уже больше шестидесяти лет в дурке (совершенно немыслимая вещь – какой-то супер-Эдмон Дантес). О первой все известно – бабушка все ж таки, вторая словно возникает из небытия, забытая родственница, паршивая овца в семейном стаде.

Как так случилось? В чем дело?

Пытаемся понять весь роман, который по структуре напоминает современный детективный клубок: информацию цедят клоками и потихоньку. Постепенно выруливаем на сопряженную с памятью совершенно иную тематику – судьба женщины в маскулинном XX веке, мужской культурный и социальный прессинг и его последствия.

Это, кстати, касается и Айрис, внучку, застывшую между двух старушек, как между Сциллой и Харибдой.

Намек О'Фаррелл очевиден: нормальная женщина всегда выглядит сумасшедшей, изломанная, конформная признается адекватной.

Перед нами история в символах, рассказ о том, как у женщины попытались отнять все. Отняли многое – годы жизни, но не все. Можно уничтожить настоящее, закрыть будущее, нельзя сломить Я, тем более, когда у него есть надежное убежище – воспоминания.

Так мы возвращаемся к теме памяти, которая звучит в романе несколько необычно. Для того, кто честен с собой и другими, в прошлом нет ничего страшного – драгоценна каждая деталь. Такой человек превращается в олицетворенное старое доброе время, чистую живую память. Для того, в ком совесть нечиста - прошлое страшно, память – настоящее проклятие. Но потеря памяти – утрата самого себя, даже гадкого и страшного. Поэтому осыпающаяся память доставляет невыносимые мучения. Избавление от боли превращается в еще более мучительное избавление от себя.

Память – как угроза и как единственное спасение в ненормальном окружении – интересный разворот в рамках одного романа. И все же общее впечатление от книги оказывается смазано однобокой тенденциозностью, порожденной тезисом «женщина – всегда жертва».

Как следствие, «Исчезновение Эсме Леннокс» - довольно изобретательно написанная вещь, застрявшая однако где-то между злободневной феминистской публицистикой, претензией на нечто глубокое (подтверждаемой несомненным писательским мастерством автора) и книгой, ориентированной на самый широкий круга читателей.