Читать книгу «Цветок. Сборник эротических рассказов» онлайн полностью📖 — Maxime — MyBook.

5

Владимир надел чёрные высокие гольфы с белыми полосками по верхнему краю и такого же фасона бархатные перчатки по локоть. Кончики пальцев в перчатках имели потайные отверстия. Когда придёт время, он сможет подушечками прикоснуться к Марте.

Её горячее лоно не сильно отличается от остальных. Наверняка и хлюпает так же звонко. А вот её кожа, пышная бледная кожа – он сможет наконец уцепиться за бёдра и кончит от одного только прикосновения к этой коже. Марта почувствует его пальчики и не скажет маме.

«Лучше ей молчать», – он нахмурился.

В этот момент раздался звонок.

6

Антонина Ивановна встретила производителя во всеоружии: шпильки, чулочки с подвязками, стринги из чёрного латекса, такая же чёрная майка, открывающая плечи и грудь. Две дойки, сведённые латексом, колыхались под неустанным присмотром чёрного нагрудника с сеточкой, корсет выдавил живот наверх, увеличив и приподняв груди. Дыхание спёрло, давно купленные наряды давили и натирали между ног и подмышками. Антонина была полной женщиной, что не мешало ей выглядеть интересно. Увидав Владимира, она первая смогла оценить размер его члена.

«Повезло дочке!» – с завистью причмокнула она, разглядывая пока что вялый болтающийся хобот. Приблизившись к осеменителю, она опустилась на колени и приступила к делу. Стальная эрекция не заставила себя ждать. Тридцать сантиметров твёрдой, как полено, плоти с лиловой сливой на конце, застыли перед ней в немом ожидании развязки. Понимая, что тянуть дальше опасно, Антонина обхватила мошонку производителя, и медленно повела Владимира к Марте.

7

Марта дрожала от страха. Смазка давно подсохла, холодок в промежности стал невыносимо липким. Мамины громкие причмокивания за спиной пугали глубиной звука. Казалось, во рту у мамы не член-сосиска, а член-палка.

«Скорей бы всё закончилось! – взмолилась Марта, сжимая ягодицы. – Скорей бы, скорей бы!»

Но, как назло, всё только начиналось. Посасывания прекратились, через мгновение юбка Марты взлетела на талию. Сердце её метнулось из груди, скользнуло в пятки, взлетело к горлу, заставив поперхнуться. Шпильки подпрыгнули, воткнулись в ковролин. Марта гарцевала, виляя попой. Хвост забил чечётку, сметая пыль по станку.

– Не дёргайся, – зашипела мама сзади.

Толстая палка, притянутая заботливой рукой, воткнулась в сухую плоть. Упругий набалдашник размером с куриное яйцо соскользнул по щели, вновь нашёл запечатанное место входа.

– Я не смогу, – взвизгнула Марта, рванувшись из последних сил. Станок всколыхнулся, застонал вместе с ней.

– Сможешь, – рявкнула мама, не давая палке ускользнуть.

Послышался взмах хлыста, и острая продольная боль пронзила попу Марты. Горячая волна расплылась по ягодицам, стекла по бёдрам. Ещё удар и ещё один. Копчик онемел, гусиная кожа покрыла всё тело. Хлыст беспощадно впивался в нежную задницу. Марта расслабляла ягодицы, уступая напору хлыста. Боль затмила желание сопротивляться. Марта обмякла в станке, просела, притянутая ремнями.

8

Владимир наконец почувствовал подвижки. Слюна хозяйки, обильно растекавшаяся по головке, позволила войти в Марту на пару сантиметров. Девственная плева растягивалась, словно резина, оставаясь непорванной.

«Давай же!» – он нетерпеливо навалился на плуг, сантиметром за сантиметром забирая сухую Марту, пока вся палка не скрылась в ней.

– А-а-а! – отозвалась Марта болезненным стоном. Её всхлипы наполнили овальный зал. Владимир, ухватившись пальчиками за бёдра, медленно набирал ход.

Хозяйка зашла сзади и, обхватив мошонку за корень, придерживала Владимира, хоть в этом и не было нужды. Рог изобилия так туго входил в лоно, что не смог бы выскользнуть, даже если бы Антонина Ивановна захотела дополнительно смазать его слюной.

Впрочем, лоно Марты постепенно привыкало к рогу. Соки, смешанные с кровью, звонко зачавкали.

«Как я и предполагал!» – Владимир только сейчас ощутил удовольствие, работая с Мартой.

9

Боль, пронзившая тело, постепенно опадала. Новые удары хлыста заставили Марту переосмыслить своё положение. Мама не знала пощады: лупила изо всех сил, как с цепи сорвалась. Обида на родительницу уступила место разочарованию.

Марта ожидала большего. Первое осеменение не всегда проходит по плану и редко обходится без эксцессов.

Вот и в этот раз пальчики Владимира заставили Марту поволноваться. Он касался её, грубо лапал за зад, а она молчала! Даже слово боялась вымолвить, так ей было приятно стать объектом его интимных фантазий. Необычные нежности вызвали ответную реакцию. Острая боль внутри неожиданно стала горячей и захлюпала. Марта уже не сжимала ягодицы. Наоборот, почувствовав нежные пальчики осеменителя на коже, она шире раздвинула бёдра и расслабленно задвигалась навстречу. Станок позволял ей делать лёгкое движение в два сантиметра, но и этого было достаточно, чтобы насладиться личным участием. Марта, сама того не замечая, двигалась к своему первому оргазму.

10

Владимир обхватил хвост Марты двумя руками и задрал его вверх. Тугое кольцо ануса сжалось перед глазами, узелок кратера вдавился глубоко внутрь. Владимир не собирался трахать тёлку в зад – хозяйка не позволит. Он хотел лишь потрогать и посмотреть Марту в этом месте. Большим пальчиком левой руки он спустился к анусу и незаметно приложил подушечку к пульсирующему узелку. Марта вздрогнула, но ничего не сказала. Он погладил её, слегка проникая, и Марта радостно откликнулась на ласки: зад разъехался шире, взлетел, шпильки и хвост забились в экстазе.

Оглянувшись, Владимир убедился, что хозяйка по-прежнему стоит на коленях, держит, как и положено, яйца осеменителя в одной руке, другой занимается собой, сохраняя нейтралитет. Тогда, аккуратно прицелившись, Владимир спустил густой шарик слюны на копчик. Шарик тут же скользнул в узелок ануса и застрял там. Владимир раздавил его подушечкой большого пальца. Постепенно, проникая всё глубже, он смазывал анус Марты оголённым указательным пальцем. От этого тёлка под ним забилась в анальных микрооргазмах.

Хозяйка за спиной навострила уши:

– Всё в порядке?

Антонина Ивановна удивлённо повела плечами, разглядывая, как рог ритмично пробивает сочащуюся грушу и каждое проникновение вызывает бурю восторга у дочки.

– Да-а-а! – отозвалась Марта необычно слащавым голосом.

«Что-то здесь не так!» – насупилась Антонина. Даже она, работая сзади, не чувствовала особого участия.

– Ты уверена? – мама добавила иронии, чтобы подчеркнуть превосходство своего положения.

– Да-а-а! – Марта дрожала и голосом, и телом, билась в станке, как будто кончала.

«Чёрти-что! Молодёжь совсем распустилась!» – Антонина Ивановна сильнее заработала рукой, массируя мошонку производителя для скорейшего разрешения.

11

Марта сражалась с желанием орать от удовольствия. Производитель трахал её голым пальцем в зад, вызывая оргазмический анальный зуд. Как бы она хотела почувствовать его рог у себя в заднице! Но ей нельзя было даже высказаться на этот счёт. Иначе мама тут же заявит в полицию нравов. Ах, как приятен его пальчик в попе!

Марта больше не боялась, ей хотелось поскорее остаться с Владимиром наедине.

«Мама ляжет спать, – думала она. – А я тихонечко пойду к нему в комнату».

И уж тогда-то она точно не упустит анального осеменения!

В этот момент рог изобилия застыл глубоко в лоне, изогнувшись дугой, словно выискивая максимальную глубину. Владимир припечатал бёдрами пышный зад Марты. Вцепившись пальчиками в кости таза, он натянул Марту и замер так. Рука хозяйки крепко держала яйца осеменителя, не давая им вырваться.

12

Антонина Ивановна привстала, чтобы не упустить момент. Двумя руками она крепко держала мошонку осеменителя. Нельзя позволить семени вырваться наружу, малейшая оплошность приведёт к фиаско.

Лбом приникнув к ягодицам Владимира, она чётко дала понять, что назад пути у него нет. Обхватив яйца, она большими пальцами гладила железы, водила по ним языком, призывая к извержению.

Палка вздрогнула, обмякла, вновь выпрямилась, как вертел, на котором Марта повисла курицей. Яйца в руках подсыхали, теряли одутловатость. Палка замирала уже ритмично, прокачивая семя.

– Вот так, деточки, – полушёпотом приговаривала довольная Антонина. – Все выходите, все, – она разглаживала тонкую розовую кожу, которая вдруг стала прозрачной. Только два упругих ореха перекатывались в ладонях, подсыхая до следующего раза.

У неё есть парень

– У меня есть парень.

Произнесла она, когда я только приблизился, чтобы поцеловать её в первый раз.

«Что же ты раньше молчала?» – возмутился я про себя.

Мы прошли немалый путь: знакомство, цветочки, и вот оно: первое свидание, кино-домино, проводы домой.

– Мне всё равно, – накрываю её губы своими.

Она целуется как профессионалка: начинает нежно, посасывая края. Постепенно входит во вкус: заигрывает с языком, полностью сливается в танце.

У меня скромный, но достойный опыт. И всё же Алёна удивляет умением целоваться. Неприятно удивляет. Когда понимаешь, что умение не возникает само собой.

Может быть, думаю я, она боялась, что сообщение о парне отобьёт у меня охоту. А теперь, когда я согласился, она чувствует благодарность за понимание.

Понимание её щекотливой ситуации.

«Войди в моё положение, – хочет сказать она. – У меня есть парень, и я не могу так просто избавиться от него. Я боюсь сказать ему, что не люблю его. Может быть, я боюсь расставаться, потому что не хочу причинить боль. Вот такое моё положение. Помоги мне!»

И пока она так думает, или я думаю, что она так думает, мы целуемся, оба как с цепи сорвались, доказывая, что не лыком шиты.

Алёне двадцать лет, мне – 25. Познакомился с ней в магазине. Вернее догнал на улице и взял телефон. У неё длинные почти до пояса распущенные русые волосы. Ровные, гладкие, как в рекламе шампуней. Мордашка простая, но симпатичная. Девочка-припевочка, каких тысячи. Маленькие черты лица: носик, губки, лобик. Она сама очень худая и вытянутая. Рост примерно метр семьдесят, средний. Груди почти не наблюдается. Когда мы познакомились, на ней были белые джинсы в облипку, чёрная

Премиум

3.95 
(21 оценка)

Цветок. Сборник эротических рассказов

Установите приложение, чтобы читать эту книгу