ESET_NOD32
  • По популярности
  • По новизне
  • Людмила Хаустова-Станевская – автор великолепного путеводителя «Рим в ореоле легенд и преданий».
  • брел по тропинке в абсолютной тишине. Справа от меня, на расстоянии вытянутой руки, тянулась бесконечная двухтысячелетняя стена. Я не смотрел на нее, но ощущал ее присутствие.
    Потом я понял, что она помогает мне собраться с мыслями.
    Она как будто отсекала от меня всю суету, она вселяла покой своей мощью.
    Своим однообразием, неброской кладкой и нескончаемой длиной она предлагала мне сосредоточиться на главном. На том, что для меня наиболее важно.
    Я физически ощущал все это.
    Это была магия осмысленного проекта Адриана, который, как вечная пружина, работал вот уже третье тысячелетие.
    И тут я как будто прозрел, я совершенно точно понял, что все это правда, по поводу Стены раздумий.
    Сама вилла стоит на холме, но эта стена не имеет фортификационного смысла – она ниоткуда не идет и никуда не переходит, будто в каком-то фантастическом фильме.
    Она просто отделяет тебя от всего остального мира.
    Я был потрясен целым шквалом новых ощущений.
  • итальянцы едят не только ртом, но и глазами.
  • берется этот тыквенный цветок, внутрь кладется анчоус, кусок сыра, долька маслинки и всякое подобное. Потом цветочек закрывается, опускается в тесто и жарится во фритюре. И ты получаешь такой пирожок, пончик.
  • Согласитесь, что быть хорошим собеседником – это особое искусство.
    Я знавал блистательно образованных людей, в компании которых можно было находиться не более десяти минут. Я бы сказал, что они обладали разнузданным интеллектом. Они были жалкими жертвами своих собственных знаний, полагая, что за мучительный процесс их получения они могут мстить окружающим, выливая на их голову горы информации и ожидая немедленных восхищенных возгласов. Но результат их разочаровывал: у людей вокруг немедленно гас взор, а далее они искали повод, чтобы улизнуть.
  • – А у нас много, – игриво продолжает Луиджи, – у нас им заняты все. А потом я иду к Федерико, к тому, который брал отвертки. Он парикмахер и он меня стрижет. Волосы растут, несмотря на кризис. И я плачу ему деньги. А потом мы с ним идем в магазин и покупаем хлеб и платим за него. Потом идем вечером в ресторан. И все платим за пиццу. Понимаешь, Маттео, в чем разница? Мы продаем не воздух, а то, без чего нельзя жить. А это недорого стоит, и это все покупают. Вот и вся наша экономика. Так почему у меня должен быть кризис?!