Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Семейная кухня (сборник)

Слушать
Читайте в приложениях:
1261 уже добавил
Оценка читателей
4.7
Написать рецензию
  • nad1204
    nad1204
    Оценка:
    41

    Это четвертая Машина книга, которую я прочитала. И, честно признаюсь, не ожидала я от нее такого окончания. Книга представляет собой, практически, сборник отдельных рассказов. Некоторые связаны между собой одними и теми же персонажами, некоторые - местом действия. А все эти истории объединяет одно - еда. Хотя она является не столько главной темой, а своеобразной подводкой к тому или иному рассказу. Основная часть историй связана с Машиной юностью и детством: воспоминания о бабушке и проживании с ней в осетинской деревне, с поездками в трудовые лагеря, очень много и тепло Маша пишет о своей маме. Потрясающая женщина! Очень колоритный персонаж! Читала истории и настроение менялось, как картинки в калейдоскопе: радость, грусть, хохот, а потом опять слезы на глаза. Но последняя треть книги меня просто поразила: Маша описывает время, когда они с мамой жили на Севере. И вот тут уже не до улыбок. Страшно, что это описание обыденной жизни людей. Не война, не революция, не какие-то природные катаклизмы - нет, простая жизнь обыкновенных людей, которые почему-то должны в ней именно выживать, постоянно думая о том, чем кормить детей. Но и это не самое ужасное... Истории этих людей. Особенно меня потрясла одна - Петра Ивановича и его дочерей. Яркие, талантливые, но имеющие тяжелое генетическое заболевание, в котором никто не виноват, но которое наложило отпечаток сначала на судьбу отца, а потом и его детей. Большей трагедии, чем ту, которую описала Маша и представить себе трудно. Честно, я уже сутки сама не своя - не отпускает.
    Хоть и читала у Маши до этого грустные рассказы, но все равно не ожидала такого...

    Читать полностью
  • Imbir
    Imbir
    Оценка:
    33
    Вкусовые ощущения сильны так же, как первое чувство, первое горе, первая потеря или приобретение. Еда – это наше детство, молодость и старость. Любимые блюда как любимые люди – ты их помнишь всегда, пытаешься найти им замену, и не получается. Их нельзя заменить – рецепторы сразу реагируют на подмену, как и сердце. Еда – мощный индикатор чувств, прошлого, всей жизни.

    Читаю себе, читаю, и вдруг в повествовании всплывают осетинские пироги. Да разве я могу забыть вкус этих пирогов - теплые, сытные и много-много зелени (в тех краях, что описаны в книге - я жила какое-то время). И сразу как картинки перед глазами – южная ночь – темная и сразу, холодный Терек и обжигающие пальцы пироги.
    И чем больше я читала всю эту историю, тем параллельно где-то в подсознании всплывали любимые блюда и события, с которыми они были связаны, причем это происходило как-бы сам собой, произвольно.
    Детство – мамины пирожки и плюшки, зима – поджаренные на костре посреди снега кусочки сала да на вишневых веточках, студенческие годы - пирожное «Наполеон» да с томатным соком, первое сложно сочиненное собственное блюдо ну с очень неудачным и предсказуемым финалом – да много разного и всякого. И ведь действительно – вкусовые ощущения остаются в памяти накрепко, они как вехи собственного пути, как ностальгия о прошедшем.

    Читать полностью
  • OFF_elia
    OFF_elia
    Оценка:
    27

    Признаюсь, я начинала читать эту книгу с легким недоверием. С Машиным творчеством я не была знакома и ожидала банальных историй из жизни русской семьи, предположительно в комуналке, где все сгрудились над тазиком с щами. Мрачная, в общем, получалась картина.

    На самом деле, это замечательная книга. О людях. О еде. Она, словно лазанья, открывает все новые и новые слои - то грустный, то веселый, то идиотский, а то даже трагический. Она, как торт Наполеон, связывает слоеное тесто эмоций нежным кремом языка. Она, будто шампанское, будоражит и дарит праздничное настроение.

    Моя бабушка пережила голодомор. В книгах обычно пишут, что в городе было больше возможностей спастись, выменять золото на еду, раздобыть по каким-то смутным каналам кусок хлеба. Бабушка говорит иначе. В деревне хотя бы можно было насобирать травы и варить из этого что-то жуткое, но способное утолить голод и спасти жизнь. В городе не было даже травы.

    Когда ужас голода закончился, соседские дети из многодетной семьи стали печь картошку на костре. Бабушка очень любила ходить к ним, доставать из золы обжигающий картофель, сидеть у костра, кушать вместе с другими детьми и забывать о том, что люди могут обрекать других на голодную смерть. Это были замечательные времена. Все семьи в округе были разных национальностей, а дети не замечали границ, они делились своей культурой, делились своим языком, и вскоре каждый из них разговаривал на пяти или шести. Моя бабушка до сих пор отлично ими владеет.

    Бабушкина мама не разрешала ей туда ходить, многодетная семья была очень бедной и лишний рот был совсем ни к чему. Бабушка обещала, что больше не будет, а на следующий вечер опять бежала к костру. Придя домой и получив очередной выговор, бабуля все отрицала и удивлялась, откуда же мама знает, что табу нарушено. И только несколько месяцев спустя она поняла, что после запретной вылазки возвращалась с лицом, черным от сажи.

    А пережитая в детстве трагедия не прошла зря. После голодомора была еще и война, потом послевоенное время, бесконечные оттепели, застои и перестройки, дефициты и обвалы валют. А бабушка до сих пор помнит, что самое страшное - это когда нет хлеба. И не может наестся, если его не будет на столе.

    Я давно уже живу отдельно. Учусь вести хозяйство и даже пеку сама хлеб. Но от генетической памяти никуда не убежишь. И я всегда буду переживать, если в доме вдруг не окажется свежей буханки. И всегда моим любимым блюдом будет печеный картофель.

    Читать полностью
  • shieppe
    shieppe
    Оценка:
    25

    Прозу Марии Трауб цитировать легко и приятно. "Я думала гастрит, а оказалось любовь..." Вот, и я думала, что ее новая книга "Семейная кухня" это очередное легкое чтение для скучающих в метро и домохозяек, а оказалось тонкое и ироничное чтение с легкой горчинкой. Как клюква в сахаре, где под сладкой оболочкой скрывается совсем не сахарная начинка.

    Построена книга, как сборник рассказов, которые плавно перетекают из одного в другой, вертясь вокруг самого автора и ее многочисленных знакомых и родственников. И конечно же главное, что объединяет всех героев книги - это еда. На страницах книги парят, жарят, делают варенье из ревеня, и обдирают кладбищенский тутовник. А за каждой из этих кулинарных историй стоит чья-то судьба, стенография чужой боли. Кто-то варит самые вкусные на всем селе манты и оказывается утопленным в Тереке, кто-то расписывает тарелочки шоколадным соусом и фигурно выкладывает сырнички на завтрак, а потом расстреливает себя и своих дочерей из дробовика, а Гурьевская каша до сих пор ассоциируется у автора с несчастной больной раком соседкой, которая делала самые вкусные завтраки на их кухне, там же и умерла... Но книга не стала мрачным сборником чужого горя, есть здесь и светлые, добрые истории, о детстве и взрослении героини, связанные конечно же с едой, со вкусами ее детства - бабушкиными пирожками, маминым жаркое и зелеными яблоками, которые надо есть непременно с солью.

    Одно из важных достоинств Марии, как автора - она умеет так составлять слова в фразы, а фразы в предложения, что текст получается легким, но в тоже время очень продуманным и чувственным, мы улыбаемся и грустим вместе с героями ее романов, а после прочтения не остается неприятного "послевкусия"

    Маша Трауб смогла не пересолить свой литературный "суп", всего здесь в меру, и смешного и грустного, ровно столько сколько необходимо, чтобы получилась хорошая качественная книга, которую приятно читать и не жаль потратить на чтение несколько вечеров. Очередная удача писателя.

    Читать полностью
  • Marlentochka
    Marlentochka
    Оценка:
    19
    Мне кажется, что вкусовые предпочтения передаются по наследству, как таланты, черты характера и внешность. Только сплетаются в причудливую формулу, как ДНК. И чтобы узнать, что полюбят дети, нужно знать, что любили их бабушки и дедушки или прапрапрадеды

    В общем, к современной русской литературе я отношусь довольно предвзято. Не мое это, хоть ты лопни. Но эта книга стала мега открытием - вкусным, впечатляющим, цепляющим, обнадеживающим и немного печальным.

    Дальше...

    Маша рассказала история своего детства, и эта история являлась общей для всех советских детей. Так принято было - тогда все общее. Мне оно не так уж и близко, все таки родилась я на рубеже, но вкусные традиции то остались. Да и вообще многие социальные привычки остались незыблемыми - мы до сих пор их разгребаем - тяжело, упорно и очееееень медленно:

    Все детство, сколько я себя помню, продукты нужно было «доставать», а потом «передавать». Батон сервелата знакомой в билетной кассе, чтобы уехать к бабушке. Конфеты – медсестре, которая приходила на дом и делала маме уколы, чтобы она могла встать – позвоночник после Севера отказывался держать ее тело. Коньяк – врачу. Сыр плавленый – учительнице, чтобы меня после северной школы «не трогала» и «отнеслась с пониманием». Икра – директору школы, чтобы взяла меня назад, не по прописке, в середине года.

    Моя мама была того же поколения, что и Ольга - те же привычки, те же принципы, та же ситуация (мать-одиночка, хотя у моей в то время был сынишка, позже появился мой папа; карьеристка, принципиальная, только вот моя мама не курила и коньяк не пила, матом не ругалась, разве что уже спустя много лет отборным испанским):

    Послушай, захочешь накормить ребенка – не то что в мечеть, куда угодно пойдешь

    А вообще - мама Маши - это копия моей мамы по характеру - сильная, независимая, гордая. Красиво одетая, но бабушка, конечно же говорила, что она забыла одеть платье (когда уже в 90-х мама впервые появилась в брюках, бабушку чуть инфаркт не хватил). Я так и вижу, как мама злюке-директору ведет ребенка, больного ветрянкой. Потому что любого хама можно перехамить. И слово мамы - закон. А если не понятно - то можно легко получить грязной половой тряпкой по мягкому месту исключительно в воспитательных целях. Зато ребенок вырос воспитанным.

    Мама увидела соседского кота, который приходил к ней кормиться три раза в день, и бросила ему кусок колбасы. Муж умильно улыбался – будущая теща даже любит домашних животных и подкармливает бесхозных. Святая женщина. Он, к счастью, не видел, как мама пнула кота под дых ногой со словами «сволочь прожорливая».

    Правда, моя мама не готовила так много и так часто. Она еду добывала. А мы с братом были сытые, потому что нас кормила бабушка. И хоть село у нас было не осетинское, а украинское, своих интересностей хватало.

    Я читала книга и поражалась её реалистичности. Мне было до боли жалко бедную соседку, которая вставала в 6 утра, шла покупать яблоки и пекла Лёнечке пироги. А он думал, что это делала мама. Сердце сжималось, когда читала о Татьяне, которую мусульманки забили. А когда читала о Леночке и Светочке, которые унаследовали генетическую болезнь отца, я рыдала в туалете на работе. Написано просто, откровенно, без излишнего пафоса, который очень часто сопровождает такие воспоминания.

    Эту книгу честно могу назвать открытием года - потому что с опаской относилась к русской литературе и мне повезло; потому что она перевернула во мне все детские воспоминания (в первую очередь, как ни странно, вкусовые привычки); потому что захотелось бежать на кухню и что то готовить; потому что заставила сразу звонить бабушке, маме и тете - говорить им теплые слова и спасибо за то, что они у меня есть. И что выкормили такое чудо, даже когда и кормить было не особо чем.

    Моя личная оценка 9/10 - за легкий увлекательный слог, за качественно перенесенные на бумагу воспоминания, за чувство юмора и за то, что не автор всего дала в меру - и соли, и сахара. Такого оптимального сочетания вкусовых и эмоциональных качеств книги я давно не встречала.

    Читать советую всем: людям моего поколения и на поколение старше, чтобы вспомнить детство - немного погрустить, посмеяться, покопаться в воспоминаниях и позвонить родителям - сказать слова благодарности. Нашим родителям советую прочитать о своей молодости - всем им ситуации будут знакомы так же, как и фильм "Москва слезам не верит". А поколению, младше меня - чтобы узнали, как было раньше - да, это не сделает их более послушным и ценить борщ на столе оно больше не станет (карманные деньги сейчас уходят на МакДональдс, а не на конфеты в складчину всем двором), но может хотя бы кто то, где то и задумается: на что наши родители готовы ради нас. Как бы это банально не звучало.

    Ну и в качестве итога: слушайте мам - они просто так советы не дают (проверенно обильным количеством шишек на собственном лбу, коих можно было избежать всего то маму послушав) :

    Я пригласила будущего мужа на ужин – уж что-что, а готовить я умела, несмотря на юный возраст. Вопрос был только один – чем накормить? Так накормить, чтобы прямо из-за стола пойти замуж.
    – Мясо, – посоветовала мама.
    – Банально, – ответила я.
    – Зато наверняка.
    Почему я тогда не послушала маму?
    Читать полностью
  • Оценка:
    Книга понравилась. Но один из рассказов я уже читала у Наринэ Баграмян про мусульманскую семью, где младший брат забил до смерти своих двух сестёр за то, что они пытались спасти его семью. Чей плагиат совсем не понятно!
  • Оценка:
    Замечательно читается! Где то смешно, где то слезливо, но душевно! Спасибо автору!
  • Оценка:
    Мне очень понравилась данная книга!!!легкий язык, юмор, грусть и прекрасная атмосфера-все это собрано в замечательном сборнике про еду М.Трауб! рекомендую читать!!!
  • Оценка:
    Книга очень понравилась. Настоящая советская проза.
  • Оценка:
    Достойная современная проза, я смеялась, местами, конечно было приторно от Гипербол, но в целом получила удовольствие и в какой- то степени узнала в Машке себя