Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • А у Даши, наоборот, словно драконьи крылья за спиной росли – жилистые, кожаные, влажные еще, но с каждой минутой все больше расправляющиеся, чтобы помочь ей воспарить. Не было больше страха – ни перед живыми, ни перед мертвыми. Девочка распрямила ноги, устремила взгляд вверх, в темное небо, и улыбнулась – хотя едва ли всерьез верила, что некто суровый, но всепрощающий может и в самом деле смотреть на нее оттуда.
  • Жанна пила жизнь ведрами, и новые впечатления не выматывали ее, а напротив – давали резервную энергию. Она искренне, всей душой любила мир, в котором ей суждено было родиться, во всех его проявлениях – светлых и темных. Марку никогда больше не встречались подобные люди, в сердце которых словно всегда было распахнуто окно, предназначенное для всех подряд.
  • Перебродившее вино – чем дольше его держали в старой бочке, тем престижнее терять себя под его воздействием… Есть еще забавный деликатес – полуразложившаяся больная печень гуся, которого держали связанным и кормили насильно, чтобы печень заболела и разбухла. Потом ее фасуют в нарядные баночки и продают тем, кому нравится гнить не просто так, а задорого…
  • Надо было обладать стальной волей и босховским воображением, чтобы продать миллионам романтизированное гниение. Сливочная женская плоть подлежит уничтожению – красивее всего та, у которой женские гормоны на нуле…
  • Заметил, что самая простая вроде бы, но самая сложная по сути йогическая поза Шавасана позволяет за четверть часа набрать сил больше, чем за иную ночь, когда спишь нервными урывками. И если в процессе дыхания представлять, как светящаяся струя наполняет постепенно все тело целиком, сил потом – как после купания в проруби.
  • Хунсаг повидал достаточно женщин, культивировавших в себе «ян». «Ян» с трудом, но всходило в их плодородных темных почвах, а созрев, превращало свою обладательницу в жалкое существо, несчастного энергетического гермафродита. Очень часто такие женщины вели себя развязно. И был тот сорт вульгарности, от которого его мутило. Такая женщина могла подойти к нему, виляя задом, и, глядя с пьяноватой поволокой, сказать какую-нибудь банальную пошлость, вроде: «Мужчина, не угостите ли даму сигареткой?» – считая себя инициативной роковухой, доминирующей фамм-фаталь. Хунсагу же становилось до того брезгливо, что хотелось кулаком разбить ее чересчур ярко накрашенное лицо.
  • Когда-то один китайский старик сказал ему (почему-то его слова навсегда остались в памяти), что природа женщины – божественная, а мужчины – земная, что женщина – богиня, мужчина же – жрец культа. Женщинам кажется, что попытки уравнять себя с мужчинами – лестница вверх, но они заблуждаются. Зачем уравнивать себя с теми, кто находится ниже?
  • секс – не насыщение и не потакание страстям, а дверь в нечто Надземное. В открытый космос, исполненный света.
  • Большинство из них, произнося сокровенное «люблю», на самом деле имеют в виду «желаю обладать». Или даже «желаю поработить, отнять душу и превратить в идеал, соответствующий моим личным представлениям о счастье».