ESET_NOD32

Моя АНТИистория русской литературы

Моя АНТИистория русской литературы
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
2.5

Маруся Климова на протяжении многих лет остается одним из символов петербургской богемы. Ее произведения издаются крайне ограниченными тиражами, а имя устойчиво ассоциируется с такими яркими, но маргинальными явлениями современной российской культуры как «Митин журнал» и Новая Академия Тимура Новикова. Автор нескольких прозаических книг, она известна также как блестящая переводчица Луи-Фердинанда Селина, Жана Жене, Пьера Гийота, Моник Виттиг и других французских радикалов. В 2006 году Маруся была удостоена французского Ордена литературы и искусства.

«Моя АНТИистория русской литературы» – книга, жанр которой с трудом поддается определению, так как подобных книг в России еще не было. Маруся Климова не просто перечитывает русскую классику, но заново переписывает ее историю. Однако смысл книги не исчерпывается стремлением к тотальной переоценке ценностей – это еще и своеобразная интеллектуальная автобиография автора, в которой факты ее личной жизни переплетаются с судьбами литературных героев и писателей, а жесткие провокационные суждения – с юмором, точностью наблюдений и неподдельной искренностью.

Читать книгу «Моя АНТИистория русской литературы» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
TibetanFox
TibetanFox
Оценка:
301

"Маруся Климова" — удобная маска, в которой можно играть в игру "я в домике", сплошь выигрышные ситуации. Если у кого-то начнёт бомбить от этих самодовольных записок, то ахаха, я тролль, так и было задумано. Если кто-то уличит в лицедействе, то ахаха, я не особенно и пряталась. В самом деле, персонаж получился довольно утрированный, хотя черты настоящего автора, наверное, можно разглядеть. Это как с Хайдом, который выделился из Джекила: думаю, Климова так на свет и появилась, чтобы говорить преувеличенно и даже гротескно то, что для обычного человека будет звучать едва ли не непристойно. Узнать же, какова здесь доля лукавства, нам не дано. Я вот не верю, что человек в здравом уме скажет, что у Достоевского прекрасно прописанные женские характеры. Равно как и всерьёз встанет в подростково-агрессивную позу: все, кто мне нравятся, - гении, а остальные - какули собачьи.

Вообще, это пестование любимого персонажа "Климова" иногда через край. Заявления про то, что все писатели олигофрены, уроды и дегенераты, конечно, смехотворны, но есть и более тонкие удары. Например, что читают только писатели или те, кто хотели бы таковыми быть. Или постоянное дистанцирование, дескать, вот есть "они" - бабы - а есть я, Маруся Климова, которая, конечно же, не баба. Постоянное желание если не эпатировать, то хотя бы немного подтолкнуть к анальной бомбёжке. Что интересно, именно через эти сцены и проглядывает настоящий автор, который больше всего на свете боится показаться обычным человеком. Поэтому мы и услышим раз N-цать ненавязчивые (not really) рассказы о сожжении диплома и другое хвастовство, вот все читают Платонова, а я буду читать Чарскую только потому, что никто её не любит.

Если от игровой Маруси отрешиться, то книжка, получается, и вовсе ни о чём. В названии "Моя анти история русской литературы" последние три слова можно смело убирать, а первые два делать пожирнее. Потому что, собственно, это и есть то, из чего книжка состоит: очень много "моя" и примерно столько же "анти". Тема русской же литературы взята как отправной пункт свободных ассоциаций. Вот, например, Пушкин. Помню, как я как-то раз наступила на коровью лепёху, а когда ногу подняла, то на подошве была ну чисто пушкинские бакенбарды! А сейчас я вам расскажу, почему не люблю бакенбарды, мужиков, баб, соседа Колю, девочку Машу, которая в третьем классе назвала меня толстой, и я всё никак не могу ей это простить, надеюсь, она сейчас гниёт где-нибудь на уборке окурков из Парка Победы. Похожа эта кулстори на то, что вы ожидали увидеть под обложкой с названием, содержащим слова "история русской литературы" пусть и со словом "анти"? Непохоже? Ну так, ахаха, я тролль, так и было задумано, читай первый абзац сего текста. И я совсем не буду повторяться, кстати, я сожгла диплом и перевела Селина, а ещё диплом сожгла, сгорел совсем, столько училась, Селина перевела, а больше никто не перевёл, ещё из Петербурга я, ну, вы сами понимаете, что это значит, если не такой идиот, как девочка Маша, которая в третьем классе назвала меня толстой, а я ей за это, как истинный интеллигент, запустила козявкой в картофельное пюре в школьной столовой.

Кому интересна личность "Маруся Климова" - велкам. Кому хочется заинтересоваться личностями писателей "от противного", то есть услышать, что они все мудаки туповатые, то тоже велкам, хотя для этого не надо ходить в какие-то там книжные и читать целый том "Моей антиистории...", можно просто пробежать по отзывам на классику на ЛЛ.

P. S. А ещё она перевела Селина и сожгла диплом, представляете?

Читать полностью
Rosa_Decidua
Rosa_Decidua
Оценка:
22

Еще только в сознании, до знакомства, женщина, подарившая русскоязычному читателю Селина, Жене и Батая, могла быть только такой.

Невзрачная и яркая, одновременно мелочная и восхищающая масштабами мастерства. Завистливая. Порой поражаешься совпадению мнения с точностью до мм, а после нелепости и неуместности, которые веселят, как ни одна бы юмористическая книга не справилась.

Ничуть не разочаровалась!

Оглавление
  • Введение
  • Глава 1. Писатель и читатель
  • Глава 2. Чаадаев, Фонвизин, Радищев
  • Глава 3. Наше всё. Метод дедукции
  • Глава 4. Иллюзия величия
  • Глава 5. Пуговицы Тютчева
  • Глава 6. Волнующий шепот Фета
  • Глава 7. Тургеневские юноши
  • Глава 8. Коллеги
  • Глава 9. Синие брызги алкоголя
  • Глава 10. История болезни
  • Глава 11. Уроки классики
  • Глава 12. Антиэстетика
  • Глава 13. Ускользающая красота
  • Глава 14. Борьба видов
  • Глава 15. Предназначение писателя
  • Глава 16. Спящий красавец
  • Глава 17. Фальшивый декадент
  • Глава 18. Горные вершины
  • Глава 19. По ту сторону ума и глупости
  • Глава 20. Идеальный поэт
  • Глава 21. Дегенеративное искусство
  • Глава 22. Основной вопрос культуры
  • Глава 23. Двое в комнате
  • Глава 24. Нечеловеческое сияние
  • Глава 25. Микромир
  • Глава 26. Необратимость
  • Глава 27. Новая эстетическая политика
  • Глава 28. Жизнь после смерти
  • Глава 29. Унесенные волнами
  • Глава 30. Наше всё-2
  • Глава 31. Магическая книга
  • Глава 32. Уроки Большого стиля
  • Глава 33. Смысл истории
  • Глава 34. Трагедия русской души
  • Глава 35. Вечная женственность
  • Глава 36. Вечное возвращение
  • Глава 37. В лучах заходящего солнца
  • Глава 38. Поэзия или смерть!
  • Глава 39. Человек-ртуть
  • Глава 40. Загадка русской литературы
  • Глава 41. Дети или смерть!
  • Глава 42. Эстетический просчет русской литературы
  • Глава 43. Утопия всегда рядом
  • Глава 44. Образы пустоты