«От литеры до литературы. Как письменное слово формирует мир, личности, историю» читать онлайн книгу 📙 автора Мартина Пачнера на MyBook.ru
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Мартин Пачнер
  4. «От литеры до литературы. Как письменное слово формирует мир, личности, историю»
От литеры до литературы. Как письменное слово формирует мир, личности, историю

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

3.88 
(16 оценок)

От литеры до литературы. Как письменное слово формирует мир, личности, историю

429 печатных страниц

2019 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Современная технологическая революция ежегодно обеспечивает нас новыми форматами и видами текстов – от электронных писем и электронных книг до блогов и твиттера, меняя не только способы распространения и чтения литературы, но и способы ее создания. В то же время некоторые термины из тех, что вошли в обиход совсем недавно, возвращают нас к глубинам истории литературы. В яркой, увлекательной форме гарвардский профессор Мартин Пачнер исследует историю фундаментальных произведений, созданных за четыре тысячелетия в разных концах планеты, – от «Эпоса о Гильгамеше» и Илиады до романов о Гарри Поттере, излагает новый взгляд на чудесное явление, именуемое литературой, и делает попытку предугадать ее дальнейшую судьбу и пути влияния на нас с вами.

«Чем глубже я погружался в историю литературы, тем сильнее меня охватывало волнение. Казалось странным, сидя за письменным столом, рассуждать о том, как литература сама по себе формировала историю человечества и историю планеты. Мне было необходимо посетить те места, где рождались великие тексты и изобретения. В этих путешествиях было невозможно сделать хотя бы шаг, не обнаружив той или иной формы записанного вымысла. Я попытался свести свои впечатления в повествование о литературе и о том, как она превратила нашу планету в литературный мир». (Мартин Пачнер)


В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

читайте онлайн полную версию книги «От литеры до литературы. Как письменное слово формирует мир, личности, историю» автора Мартин Пачнер на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «От литеры до литературы. Как письменное слово формирует мир, личности, историю» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2017Объем: 772477
Год издания: 2019Дата поступления: 19 марта 2019
ISBN (EAN): 9785389162952
Переводчик: А. Гришин
Правообладатель
1 681 книга

Поделиться

noctu

Оценил книгу

На удивление интересная книга, состоящая из одинаковых по длине глав, охватывающих самые знаковые явления литературы со времен "Эпоса о Гильгамеше" до "Гарри Поттера". Мартин Пачнер сочетает в главах рассказы о личных путешествиях, когда он пускался по следу Александра Македонского, или ездил на книжный фестиваль в Индии, записывался в цифровой Хогвартс или путешествовал по следам Гёте на Сицилию, и факты и истории о знаменитых писателях и деятелях, важных датах и поворотных событиях.

Описанные истории точно привязаны к разным местам. Автор создает литературную карту, нанося на современный мир точки, сыгравшие важную роль в прошлом. На западе современной Турции покоятся остатки Трои, куда высаживается Александр Македонский, чтобы начать свой поход. При нем всегда находится "Илиада", которой он вдохновляется и которую в каком-то смысле воплощает в жизнь. Вот городок в современном Казахстане, где когда-то состоялась великая битва, позволившая арабам узнать секрет производства бумаги, покорившей после этого мир. Вот Ашшурбанипал занимает трон и начинает собирать свою великую библиотеку, применяя новые методы каталогизации. От Священного писания до Манифеста коммунистической партии, от книги мая до эпоса народа мандинка в Западной Африке. Каждая история по своему уникальна, но важна для исторического и литературного процесса. С Манифестом Маркса и Энгельса все понятно, свидетельство тому - многочисленные существовавшие и существующие коммунистические государства, а вот то, как Гуттенберг повлиял на Лютера - не так очевидно. Как все в историческом процессе, одно проистекает из другого. Например, издание Библии техническим способом привело к тому, что Лютер тоже печатает свои работы, распространившиеся подобно пожару. Без Гуттенберга, вероятно, не существовало бы протестантства.

Даже довольно известные страницы литературной истории подаются интересно и читаются легко, так что под конец становится жаль, что было всего 16 глав.

29 апреля 2021
LiveLib

Поделиться

PavelMozhejko

Оценил книгу

«Творец книги — автор, творец ее судьбы — общество». (Виктор Гюго)

Научно-популярные книги на стыке различных наук или книги, рассказывающие через что-то одно, про что-то другое – это отдельный жанр нон-фикшн литературы, набирающий популярность с каждым днем. Это касается и книги «От литеры до литературы», в которой профессор английской литературы и сравнительного литературоведения Гарвардского университета Мартин Пачнер, предлагает взглянуть на четыре тысячелетия мировой истории через призму всего лишь одного изобретения: письменного (печатного) слова!
Невнимательно посмотрев на название, можно сделать поспешный вывод, что эта книга об истории литературы, или даже о литературе в истории. Но все это мало соответствует действительности. Главное здесь – это СЛОВО, зафиксированное на носителе, независимо от того, является ли оно заповедью, счетом из банка, манифестом или увлекательным романом. Здесь распространяемый различными средствами ТЕКСТ, рассматривается как ИЗОБРЕТЕНИЕ, которое на определенных этапах развития цивилизации формирует новое общество и тем самым, двигает историю в новом направлении.
Не ждите от книги Мартина Пачнера литературоведческих лекций. Вместо этого, она предлагает нам взглянуть на то, как устная речь постепенно обрела свое материальное воплощение в письменности, как возможность сохранения, размножения и передачи текстовой информации изменила цивилизацию, как технология печати и изобретение бумаги создали бюрократию и художественную (светскую) литературу, и как появление компьютеров и виртуальной сети переформатировало издательское дело.
Автор выделяет четыре этапа в развитии текста: от сказителей к первым грамотеям, затем пройдя этап «учительской литературы», появилась литература художественная, а с появлением средств печати знакомая нам сейчас массовая всемирная литература и тексты самого разного формата и содержания.

«По мере того как в моем сознании медленно складывалась объемная картина жизни литературы, я начал выделять в ней четыре этапа. Первый этап характеризовался наличием малочисленных групп грамотеев, которые формировали первоначальные сложные системы письменности и, следовательно, контролировали тексты, собранные от сказителей: «Эпос о Гильгамеше», иудейскую Библию, Илиаду и Одиссею Гомера. Со временем авторитет этих фундаментальных текстов рос, но одновременно и оспаривался харизматическими учителями – Сократом, Буддой, Иисусом; они стремились к сокращению влияния священнослужителей и писцов, а их последователи разрабатывали новые жанры письменности. Яркие тексты, созданные в этих жанрах, я решил назвать «учительской литературой».
На третьем этапе бытования литературы начало появляться индивидуальное авторство, и наряду с ним – новшества, облегчавшие доступ к письменности. Поначалу эти авторы имитировали тексты минувшей эпохи; но вскоре наиболее дерзновенные из них, такие, как японская придворная дама Мурасаки или испанец Сервантес, создали новые жанры литературы – прежде всего роман. И наконец, на четвертом этапе широкое распространение бумаги и технологии печати открыло эру массовой продукции и массовой литературы, газет и рекламных плакатов, а также таких новых видов текстов, как автобиография Бенджамина Франклина или «Манифест Коммунистической партии».
Совокупность этих четырех этапов, сотворенных художественным вымыслом и изобретениями, породила мир, формируемый литературой.»

Одиссея «от литеры до литературы» – это не только путешествие во времени, но и в пространстве, что хорошо иллюстрирует карта в начале книги, показывающая ключевые места и даты событий, описываемые в книге.

И пусть вас не удивляет присутствие на карте Луны, так как с зачитанных экипажем «Аполлона-8» на её орбите строк Библии Мартин Пачнер и начинает свою одиссею, как с важного эпизода, в котором соединились высокие технологии и один из древнейших текстов в мире.
В этой книге нас ждет Ближний Восток и самый преданный фанат Гомера – Александр Македонский; Междуречье, с библиотекой мудрого Ашшурбанипала и комнатой свитков с текстом «Эпоса о Гильгамеше»; Священное Писание и культура сакрального текста; великие Учителя (Будда, Конфуций, Сократ и Иисус) и их талантливые ученики; далекая Япония и первый великий роман «Повесть о Гэндзи»; рамочное повествование сказок Шахразады; печатный станок Гутенберга и новый формат протеста Мартина Лютера; культура майя и их попытка сохранить ее в тексте «Пополь-Вух»; борьба Сервантеса с книжным пиратством; первый газетный магнат Бенджамин Франклин; всемирная литература, которую «придумал» Гёте; «Манифест Коммунистической партии», как самый эффективный текст на планете; явление самиздата и цензуры на примере Ахматовой и Солженицина; устный фольклор, ставший литературой («Эпос о Сундиате»); постколонниальная литература Карибских островов и немножко «Гарри Поттера»…
Все это многообразие событий Мартин Пачнер уложил в определенную концепцию «раскрепощения» и «универсализации» текста, его доступности и влияния на общество.

«В этом сюжете об экспансии литературы встречается множество различных поворотов, масса неожиданностей – по крайней мере, для меня; что он движется не по прямой линии, а с множеством отклонений от нее, а порой даже обращается вспять. Письменность изобрели и в Евразии, и в Америке. В месиве историй, накрывшем собой и Азию, и Европу, кочевали взад-вперед отдельные сюжеты. По всему миру развитие письменности сопровождалось откровенным противостоянием со стороны харизматических учителей. Рождение новых технологий влекло за собой войны форматов (одна из них, например, сопровождала переход от папирусных свитков к пергаментным книгам), при этом священные тексты подчас первыми находили новые методы воспроизведения. Но, несмотря на впечатляющий всплеск письменной литературы, устное сказительство прочно удерживало позиции, что показывает пример «Эпоса о Сундиате» и бардов мандинка.»

Читая эту книгу, невольно становится обидно за то, что часто за «высокими материями» на уроках литературы упускается из виду вполне конкретное влияние текстов на общество и историю, четкая взаимосвязь между развитием технологии письменности и книгопечатания, и ответная реакция на это. Получается, что после школьного курса литература остается для многих из нас некоей вещью в себе, замкнутой, сугубо духовной сферой, никак не вписанной в мировую историю. А ведь для рождения массовой светской литературы недостаточно было авторского замысла и харизматичных героев! Без определенного запроса в обществе, без возможности делать доступные издания, без преодоления произведениями национальных, языковых и культурных границ, это было бы невозможно!
Помимо обилия интересных фактов, Мартин Пачнер делает много важных промежуточных выводов, о роли автора, писателя и текста в литературном процессе. Так, например, он подчеркивает главную функцию письменности:

«Пока языки служат только для устной речи, они умирают вместе с последними их носителями. Но если сказания фиксируются знаками, древний язык переживает века. Письменность на глине исподволь сохранила язык, на котором никто давно уже не говорил (а с эпохи Ашшурбанипала количество сохраненных мертвых языков неуклонно росло). Благодаря Ашшурбанипалу «Эпос о Гильгамеше» был много раз переписан и достиг столь дальних стран, как Ливан, Иудея, Персия и Египет, в виде копий, отправленных туда ради умиротворения территорий и ассимиляции культуры завоевателей.»

Обсуждая лишь сюжетные ходы, характеры героев, изысканные метафоры и остроумные рифмы, мы легко упускаем из виду войну форматов (свитки против кодексов), роль издателя, материальные возможности осуществления поставленной перед текстом задачи, будь то список протестных тезисов, политическая программа, газетная статья или религиозный текст… Мартин Пачнер призывает нас не упускать эту важную и объемную область литературного мира, полноценной частью которого она является. Ведь только так можно полно понимать тексты, безотрывно от условий, в которых они создавались. Как и из любого путешествия, из этой одиссеи, «от литеры до литературы», никто не вернется прежним.

***
Совершить своё краткое путешествие по идеям Мартина Пачнера можно благодаря иллюстрированному КОНСПЕКТУ-ЦИТАТНИКУ по ссылкам ниже:
КОНСПЕКТ-ЦИТТАНИК ЧАСТЬ 1/2:
https://telegra.ph/pavelmazheikabooksreview---222-citatnik-12-07-10
КОНСПЕКТ-ЦИТТАНИК ЧАСТЬ 2/2:
https://telegra.ph/pavelmazheikabooksreview---222-citatnik-22-07-10
***

На протяжении всей книги рассматривая литературный текст, как уникальное и эффективное изобретение, буквально движущее историю, Мартин Пачнер приходит к главному выводу, который следовало бы поставить в рамке в каждом школьном кабинете родного языка и литературы. Удивительно, но для долгой жизни текста технология далеко не самое главное. А что же тогда, спросите вы?

«Самой поразительной особенностью литературы всегда была ее способность проецировать речь глубоко в пространство и время. Интернет немыслимо ускорил перемещение в пространстве, позволяя в считаные секунды послать письмо в любую точку Земли. А как насчет времени? <…> Но самый важный урок, который можно вынести из истории литературы, – то, что единственной гарантией выживания текста может быть его непрерывное использование. Чтобы пройти через века, текст должен остаться достаточно актуальным для того, чтобы его переводили, расшифровывали и читали в каждом поколении. Значит, будущее литературы определяется образованием, а не технологиями

МОЕ МНЕНИЕ ОБ ИЗДАНИИ:
Качественное издание в традиционном для научно-популярной литературы оформлении.
Формат стандартный (150x220 мм), твердый переплет, без суперобложки, 448 страниц, с иллюстрациями.


Достоинства издания: хорошее качество печати; белая плотная бумага; твердый переплет; наличие колонтитулов; информация об авторе; подробное оглавление; предисловие от автора; примечания, разбитые соответственно главам; вклейки с цветными иллюстрациями с подписями; дополнительные ч/б иллюстрации.
Недостатки издания: отсутствует предметно-именной указатель.

ПОТЕРЯЛ БЫ Я ЧТО-НИБУДЬ, ЕСЛИ БЫ ЕЕ НЕ ЧИТАЛ:
Да. «От литеры до литературы» написана хорошим доступным языком, и работает сразу по трем направлениям (литература, география и история), формируя оригинальные связи между ними и открывая неочевидные на первый взгляд исторические закономерности и взаимосвязи. Одновременно полезное и увлекательное чтение.

КОМУ ПОРЕКОМЕНДОВАЛ БЫ:
Книга будет полезна как дополнительное пособие к урокам мировой литературы, а также, как способ расширить свое понимание истории и литературы, вписанной в мировой контекст. Книга порадует любого библиофила.

ВИДЕО В ТЕМУ: После изобретения письменности, следующим важным шагом стало появление книгопечатания. Уместно вспомнить о первопроходце в этом деле. На видео ниже показан процесс печати на станке Гутенберга.

06:49
10 июля 2021
LiveLib

Поделиться

paskhinairinasergeevna

Оценил книгу

Мне сложно представить мир без письменного слова - без книг, любимых интеллектуальных журналов, статей на "Медузе". И, вообще, кажется настолько привычным иметь возможность читать людей, живших задолго до нас, преломлять через себя, что кажутся дикостью догутенберговские времена.

И, наверное, мне никогда не понять весь глубинный смысл появления письменности - не осознать, насколько это чудо. Хотя вот и теоретик литературоведения Мартин Пачнер, и антрополог, исследовавший бразильские племена в 20 веке, Клод Леви-Стросс уверяют, что письменность была создана для укрепления власти - чтобы вести учёт налогов/даров, например. Леви-Стросс даже идёт дальше: //Борьба с неграмотностью сопровождается усилением контроля власти над населением. Ей нужно, чтобы все умели читать, чтобы заявить: Незнание закона не освобождает от ответственности//.

Появление письменности изменило религиозную традицию - власть устных проповедников сменилась властью книжников. Как пишет Пачнер, ранние мифы о сотворении //изображают бога старательно лепящим из глины мир и его обитателей//, и только с появлением книжной традиции бог перестаёт касаться своих творений - //одной лишь силой слова он извлекает мир из ничего//. Все благодарности - Эзре/Ездре.

Текстуальный фундаментализм находится в основе если не всего, то многого - мировых религий (Священное Писание), существования и функционирования США (Декларация независимости США), возникновения СССР (Манифест коммунистической партии) и т.д.

И вот данная книга об этом. И о письменном слове в самом его основополагающем значении. Золотая середина между историей литературы для непрофессионалов и нескатыванием в очевидные вещи.

9 марта 2019
LiveLib

Поделиться

Ее [Луны] всеобъемлющая безжизненность вселяет в душу благоговейный страх», – отметил он
5 марта 2020

Поделиться

Повествования древних евреев принципиально отличались от «Эпоса о Гильгамеше» или поэм Гомера. Не имея единого связного текста, они сформировали своего рода сборник, использовав множество разнообразных источников.
18 февраля 2020

Поделиться

Письмо, возникшее как техническое средство для ведения бухгалтерии, изменило восприятие людьми всего окружающего их мира
10 февраля 2020

Поделиться

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой